fbpx

«Ничем я пока не горжусь»: как украинский дизайнер работает с Röyksopp и Adobe

АвторТетяна Капустинська
27 Лютого 2018

Украинец Алексей Романовский долгие годы занимается моушн-дизайном. Его анимационная графика появлялась на заставках продуктов Adobe, в рекламе Tumblr и на концертах Röyksopp. Platfor.ma поговорила с одним из самых заметных мировых моушн-дизайнеров о том, как он несколько лет сидел без работы, почему с Майли Сайрус не сложилось и что делать молодым талантам, чтобы привлечь больших заказчиков.

– Расскажите немного о себе – где живете, как работаете, как пришли к дизайну?

– Сейчас я работаю просто по фрилансу, живу в Киеве. В дизайн пришел случайно. Вообще-то я геолог, окончил соответствующий вуз. С детства хорошо разбирался в компьютерах, первый у меня появился еще лет в 6-7, это был 90-й год. В юности много возился со всякими программами 3D-моделирования.

Однажды выпала возможность и я стал виджеить во всяких киевских клубах вроде Cinema, Most и других. Много концертов сделал, буквально сотни – и вроде бы все устраивало.

Со временем понял, что некоторые штуки я могу делать сам, например, ЗD нарисовать. Я начал заниматься этим абсолютно в свое удовольствие, вообще нигде ничего не учил – сам копался и пробовал. Просто приблизительно понимал, что эту задачу можно выполнить, гуглил и получал решение – ну, или в Help смотрел.

Потом начал работать более профессионально, перешел в компанию, которая занималась дизайном. Там я сильно вырос – правда, и работал без выходных месяцами, но мне все нравилось. Мой день выглядел так: работа до двенадцати ночи, до часу, потом дом и сон, а после подъем и снова работа с утра. И так все время. Зато я выучил абсолютно все, что можно было знать, научился всему, что можно, у ребят, которые там работали. И понял, что нужно двигаться дальше.

Я ушел в никуда, остался ни с чем, очень долго искал работу. Ничего не получалось, ведь я не хотел идти работать на какую-то сумму поменьше, оставаться в проигрыше, я хотел вырасти. В целом это, конечно, было глупо, потому что в итоге я просидел пару лет без работы. Просто чем-то занимался сам по себе.

Однажды я решил выложить на Behance пару своих работ, посмотреть, что там люди скажут. Перед этим у меня уже был профиль на Tumblr, которому я очень понравился – они меня три раза крутили по всему миру в рекламе Tumblr Radar. В общем, вот так я сидел, выкладывал что-то на Behance, особо не заморачиваясь. В какой-то момент мне начали писать люди, ставили больше лайков, работы стали заметнее – и однажды ко мне обратились из Adobe, чтобы предложить поучаствовать в проекте, в котором 48 дизайнеров по всему миру делали мозаику. Так я начал дружить с их арт-директором.

Еще через некоторое время они хотели сделать какой-то ролик и взяли что-то из моих работ. То есть, мне не нужно было даже ничего делать. За короткий срок мне удалось поработать со всей их командой, узнать их. Было забавно, они очень классные ребята с чувством юмора.

– Иногда кажется, что сотрудники таких крупных компаний позиционируют себя выше, чем их коллеги из более мелких.

– Вообще, бывает по-разному. Я проработал с огромным количеством компаний по всему миру. Например, было крупное рекламное агентство DDB New York. Они предложили мне сделать рекламную кампанию Reebok. К сожалению, я был очень некомпетентен, совершенно не знал, как с ними работать, совершил много ошибок. Мы посотрудничали, я все сделал, но никуда это дальше не пошло.

После этого была долгая пауза. Примерно три года назад мне написали одновременно два классных чувака. Одним из них был Эрик Арль, менеджер лейбла Deutsch Englische Freundschaft, – конторы, которая занимается отличными музыкантами, например, Moby, Fever Ray, М83 и Röyksopp. Вот с последними мне и предложили поработать. Röyksopp – очень особенные люди. Они как-то догадались, что я могу еще и виджеить, хотя я нигде это не афишировал. Röyksopp попросили меня сделать им контент и плюс поехать с ними повиджеить.

Практически одновременно мне написал еще один крутой чувак. Есть студия Production Club, которая работает над всякими перформансами, я с ними тогда уже сотрудничал. Они занимаются такими ребятами, как Skrillex и другими мировыми артистами. Делают им что угодно – вплоть до каких-то сумасшедших космических кораблей. У них условия шикарные – я когда называл цену, они сказали, что, мол, да ладно, давай в три раза больше сделаем.

И когда они написали мне одновременно с Röyksopp, то это, конечно, был непростой выбор. Но я все-таки предпочел Röyksopp.

– А вот вы говорили, что Röyksopp – особенные люди. Чем?

– Во-первых, они меня удивили своим стилем жизни. Им за сорок, ездят в туры по миру, кажется, с 98-го года. Но при этом они выглядят потрясающе и в общении удивительно простые, будто я разговариваю с давними друзьями. Даже странно. И они очень умные – я специально наблюдал за подходом к организации и за всем, что они делают. Три звукорежиссера знают, как сделать так, чтобы звучало идеально. Очень сплоченная команда, которая обсуждает все мелочи и в итоге выдает прекрасное шоу. Правда, у них дефицит тур-менеджеров, потому что очень специфическая и сложная работа. Приезжать каждый раз в страну, где никто не говорит на твоем языке, где-то что-то искать, решать какие-то вопросы – это сложно.

Зато Rolling Stone потом написали текст «15 лучших вещей, которые мы видели на Коачелле», в котором был и наш двухнедельный тур с Röyksopp по западному побережью.

– Как это – принимать, условно, обычные коммерческие заказы, после того, как работал с гигантами типа Röyksopp и Adobe?

– Мне все равно пишут прикольные ребята. Не в деньгах смысл вообще.

– Но такая работа эмоционально отличается?

– Это просто разное. В случае с Röyksopp мне нравилось, что у меня была сумасшедшая задача, но и такая же ответственность. Были моменты, когда я думал, что не выдержу напряжения. Но в результате на всех концертах я справился.

– С кем сотрудничество так и не сложилось, хотя вроде бы все уже было готово?

– Было очень забавно, когда в самом начале моего пути мне начал писать продюсер Майли Сайрус. И он постоянно попадал на то время, когда я был загружен или просто не в состоянии общаться. И вот с ним совсем не сошлось. Я ему даже сделал какое-то превью, а потом он обратился ко мне, когда я уже начал работать на Röyksopp, был далеко и в плотном графике. Я жалею, потому что мог бы неплохо заработать. Хотя, в принципе, платят везде одинаково. Нет такого, что если это Майли Сайрус, то дадут намного больше денег.

– Какими своими работами вы гордитесь больше всего?

– Да ничем не горжусь, я ничего пока что не сделал особо интересного. Может когда-нибудь и сделаю, очень на это надеюсь.

– Ну, ладно, а как это вообще – видеть свою работу на заставке такого важного для дизайнеров бренда, как Adobe?

– Если честно, я его даже не устанавливал, ни разу не видел. Как было дело. На обложку я попал не сразу. Прежде Adobe сделали меня частью мозаики Adobe Creative Cloud, несколько лет следили за мной и в конце лета 2016-го предложили сделать для них сплеш-скрин на основе моей работы для концертов Kazaky. Все бы хорошо, но тот мой проект был утерян. Так что мне нужно было с нуля воссоздать то, что я делал много лет назад, вспомнить, какую технику я применял, работая со светом и материалами, сутками выкручивая самые мелкие детали. А потом пришло следующее письмо, в котором команда Adobe просила меня создать эту картинку именно в их программе. В итоге спортивный интерес к неизвестной мне технике и вопрос заставки был решен за три дня.

– А в какой программе вы обычно работаете?

– В Cinema. Когда я только начинал работать, ко мне обратился их человек и предложил, чтобы мой проект был на их программе. Я подписал с ними договор, то есть там, получается, тоже отметился.

– А сколько они заплатили за эту работу?

– Они сначала одну сумму сказали, а потом увидели, что я всерьёз этим занялся, прислал всякие превью – и умножили ее вдвое.

– Но порядок цифр у крупных заказчиков отличается?

– Я никогда ни с кого не спрашивал много. Было такое, что для привлечения говорили о $50 тыс., потому что никто не брался за работу. В результате, когда взялся я, они заплатили $5 тыс., потому что я сказал им честно, сколько мне нужно. Я не стал как-то цепляться к цифрам, какой в этом смысл.

– Есть программы или ресурсы, которые вы можете посоветовать дизайнерам?

– Да любую, просто бери и работай. Но за них придется много денег отдать, поэтому многие выбирают бесплатные. В принципе, все они хороши, у каждой программы есть какие-то преимущества. В любом случае все видят клевые функции конкурентов и переносят их к себе. Если чей-то продукт будет намного хуже, то про него просто забудут.

– Что самое сложное в работе над моушн-видео?

– Это долгий процесс. Нужно, чтобы какое-то время проект пожил в голове. Ты находишься в разных состояниях. С кем-то общаешься, заимствуешь его энергетику и смотришь уже его глазами. И вот чем больше таких моментов, тем крепче становится твоя убежденность в том, что проект уже можно делать. Хотя бы начать.

Есть люди, которые делают в день по работе. Я не понимаю, как это, ведь за день ничего серьезного не сделаешь. Нужно посидеть неделю над проектом, подумать, сделать его красиво, довести до ума. Это мое мнение, хотя некоторые люди работают иначе, нормально разгоняются за день и даже успевают сделать клевые штуки.

Я всегда работаю так, чтобы у меня было время подумать, не стартовать. А обычно все сразу начинают требовать с меня превью. Все тут же хотят посмотреть, что ты уже сделал под тем предлогом, что они сами дизайнеры и знают в этом толк. Но как он может понимать, если не дорисует у себя в голове то, что уже дорисовал там я? В результате начинаются какие-то сумасшедшие правки. Приходится отбиваться от них и надеяться на то, что в итоге им понравится, потому что за один день я не сделаю что-то суперское – оно все равно будет выглядеть кустарно и недоделано. Вот с Röyksopp было здорово, потому что я им отправляю, а они: «Вау, класс, хорошо, давай дальше», то есть вообще никаких проблем.

– А есть какие-то приятные моменты в процессе?

– Конечно. Особенно когда сделал что-то, ушел, абстрагировался от этого проекта, а потом вдруг смотришь на экран – и видишь, что там ювелирная работа, которую ты оттачивал кучу времени. Сам в восторге. Эта энергетика потом передастся заказчику.

– Есть моушн-дизайнеры, которые вас вдохновляют?

– Были, когда я очень жестко врывался во все это. В те времена, когда я учился, было очень много классных ребят, я за всеми следил, пытался с ними общаться. А сейчас они все исчезли, висят только их аккаунты со старыми работами. Как, впрочем, и у меня, потому что если я выложу новую, то ко мне сразу начнут стучать подписчики с работой, а мне оно сейчас не нужно. Работа всегда есть, я наоборот пытаюсь от нее отбиться.

– Как дизайнеру выйти на действительно крутых заказчиков, если они сами на него не выходят?

– Есть разные пути. Некоторые пытаются, например, делать проекты, показывая свое мастерство, и тэгать какой-то Nike. Потому что сотрудники компании лазят в сети и так далее, они рано или поздно наткнутся на эту работу. Если действительно хорошо сделаешь, то, конечно, они выйдут на тебя. Я такого не делаю, но вижу, как многие подобным занимаются.

Я бы советовал просто работать и практиковаться для себя, делать то, что нравится. И все время пересматривать, изучать работу разными глазами и снова искать способы сделать ее лучше. И только потом уже выкладывать. Будут, конечно же, обращаться. Если людям нравится – они поставят вам лайк во всех смыслах.

– Что вы можете посоветовать начинающим и не только дизайнерам?

–  Работая виджеем в андеграундных клубах Киева, я с головой ушел в создание собственного оригинального контента. Я знал, где и как завернуть кривую времени того или иного эффекта, чтобы выжать максимально интересное визуальное сопровождение. Потом я провел несколько лет, закрывшись от внешнего мира, оттачивая навыки, это было прекрасное время, я мог работать без выходных, казалось, бесконечно.

Это моя профессия, я ее оседлал, научился всему сам, работе с людьми, с бумагами и конторами, самое главное – с собой. Если ты в ладах с собой – ты со всеми в ладах.

Поэтому советую никого не слушать, поменьше думать и получать удовольствие от своих действий здесь и сейчас. Если этого нет, то это не твое – ищи свое.

Прежде всего, пробуй находить решения самостоятельно. Моушн-дизайн – не игра на скрипке. Не обязательно следить за тем, чтобы ты правильно ставил пальцы на клавиатуру. Без разницы, с какой силой ты будешь на эти клавиши нажимать. В нашем случае любая техника – всего лишь последовательность нажатия клавиш и твое уникальное чувство совершенства.

Адекватный фидбек, полученный от нескольких независимых источников (не знакомых с тобой лично), перекроет любую лесть и порицание со стороны друзей и знакомых, которые лепят лайки или игнорируют тебя только потому, что ты им не оказал должного внимания в какой-то момент – или наоборот.

Читайте більше цікавого