Ник Вуйчич: «В Украине много нуждающихся. Я не вижу в этом проблемы, я вижу задание»

АвторЕвгения Дольская
8 Квітня 2016
Теги:
Люди особистість

В Киеве впервые выступил всемирно известный мотивационный оратор Ник Вуйчич. Лишенный конечностей из-за редкого генетического заболевания австралиец рассказал о том, как важно принимать себя и верить в мечту. Platfor.ma записала самое интересное.

У меня для вас новость: в вашей жизни есть надежда. Знаю, что в Украине сейчас тяжелая ситуация, и я не буду говорить вам радоваться этому, нет. Но я бы хотел рассказать свою историю.

Когда я родился, врачи сказали, что я не смогу ходить. Ножку мою видели? У меня два пальца. Могу показать «Peace»! Они не догадывались, что я смогу не только ходить, но и плавать, кататься на серфинге и даже прыгать с парашютом.

Я говорил себе: Ник, сдавайся, парень. Ты один и всегда будешь один. Работы не найдешь. Когда мне было 10, я пытался покончить с собой. Представьте, сколько бы я потерял: не встретил бы жену, не стал лектором и писателем, у меня не было бы любимых детей. Никогда не знаешь, что ждет за поворотом. Нет смысла быть полноценным физически, если не чувствуешь себя полноценным духовно.

Я думал, что никогда не женюсь. Но мы с моей возлюбленной женаты уже четыре года, и у нас два мальчика. Правда, я не могу даже подержать жену за руку. Раньше сильно переживал по этому поводу, а потом понял, что я могу держать ее сердцем. Мои сыновья потрясающие. Старшему три года, он уже выше меня. Я не могу обнять его, да. Но он подходит и обнимает меня. Вот вам доказательство того, что чудеса существуют.

Знаете, кто меня вдохновил больше всего в жизни? Уборщик туалета в моей школе. Однажды он сказал мне: Ник, ты будешь оратором. Расскажешь всем свою историю. «У меня нет истории. Оставь меня в покое», – ответил я. Он бегал за мной три месяца, и доказывал, что я должен выступить перед подростками. Я говорил: отстань. Но потом я выступил перед десятью детьми, и они плакали. Я спросил: все в порядке? Они сказали, что да. «А чего плачете тогда?» «По-моему, ты изменил меня», – услышал я в ответ. С тех пор так и повелось. И я понял, что буду выступать. Пришел к маме и папе и сказал, что буду всем рассказывать свою историю. «Какую историю? Где ты будешь выступать? Тебе хоть дорогу оплатят?» Я не знал. Тогда родители сказали: научись бухгалтерии, а потом будешь рассказывать историю.

Самый большой успех в жизни приходит после большого количества неудач. Я не проснулся однажды утром выдающимся оратором с тысячей предложений.  Пришлось очень много работать. Знаете, для чего нужна смелость? Не для того, чтобы выигрывать. Для того, чтобы научиться проигрывать, а потом вставать и идти дальше-дальше.

Как-то у Эдисона спросили: как тебе живется с 9999 неудачами? Эдисон ответил: ничего об этом не знаю, у меня не было 9999 неудач, я просто знаю 9999 способов, как не надо делать лампочку.

Если я упаду сто раз, я неудачник? Нет. Я неудачник, если останусь лежать

Не слушайте людей. «Надо жениться, надо разбогатеть». Чушь. Прежде всего надо принять себя.

Я не знал, что такое маркетинг, и как начинать свой путь. Зато я составил список всех школ в моем районе, и стал их обзванивать. Я говорил: я – Ник Вуйчич, оратор, можно приехать толкнуть речь в вашей школе? «Не, спасибо, – отвечали мне. – Это лишнее». Это неудача или победа? Что я делал? Звонил в следующую школу.

Мне говорили, что я всех напугаю, если у меня нет рук и ног. Интересовались, чем я трубку держу. Я обзвонил 52 школы. Все сказали мне «нет». Но с каждой школой я становился все лучше и, так сказать, отрабатывал свои маркетинговые навыки. Когда я позвонил в 53-ю школу и сказал: «Здравствуйте, у меня нет конечностей, хочу поговорить о великих мечтах», то мне вдруг ответили: «Приезжайте». Я даже договорился, что мне заплатят $50. А потом испугался: а что же теперь делать? Но все равно обрадовался, что теперь я буду оратором, а не бухгалтером.

Школа была в двух часах езды от моего дома. Я не просил родителей подвезти, потому что они не верили в мою мечту. Прикинул, что если сегодня четверг, то до вторника могу дойти. Но в итоге решил обратиться к своему 16-летнему брату. Он говорит: а когда? Во вторник. «Не-не-не. Буду занят».  А что ты будешь делать? «Ничего». Я смекнул, что нужен план Б. Говорю: братишка, а хочешь 50 баксов?

Когда мы приехали, то оказалось, что соберутся все руководители школы, это 10 человек, а у меня есть на все про все 5 минут. Вот так сначала я стал оратором, а потом сразу же неудачником. Я велел брату не говорить об этом маме и папе, чтобы не позорить меня, но это же брат, он все разболтал. Но на следующее утро меня разбудил телефонный звонок – меня уговаривали выступить в другой школе: «Слышали, что вы очень хороший оратор. Вы, наверное, очень заняты». Я посмотрел свое расписание, полистал пустые странички и договорился на следующую пятницу. Потом позвонила еще одна школа, и еще, и еще. Теперь я каждую неделю получаю по сто приглашений. Вот сейчас я в Украине.

Когда-то я не ценил свою ножку. Но сейчас я набираю ею 43 слова в минуту, а после двух чашек кофе – 53. А еще я страшно люблю играть в футбол, хоть мяч ростом в половину меня. Но вот мой друг пасует мне мяч. И мяч летит в меня, а мне очень страшно, но я понимаю, что никуда не денусь, он все равно в меня попадет. И я думаю: чем ударить, если для головы летит слишком низко, а для ножки – слишком высоко. Я подпрыгнул, ударил по мячу ногой – и растянул связки.

А вот сейчас я кувыркнусь назад. Поверили? Нет, конечно, я ведь не дурак. Еще бы руку сломал.

Знаете, что больше, чем руки и ноги? Радость. Мир. Цели. Я часто спрашиваю у детей, например, восьми лет: у тебя есть стресс? Они отвечают: ага! Я спрашиваю: а чего? «Потому что очень тяжелые домашние задания и брат обижает. Очень большой стресс у меня». В 13 лет вам нужен парень и шелковые родители, но они не шелковые – и снова стресс. В 17 главное – это окончить школу, и стресс пройдет. А потом надо выучиться в университете и найти работу. Кажется, что еще чуть-чуть – и вы избавитесь от стресса. Только бы найти работу, да? Нет! Вы найдете работу, посмотрите на начальника – и какой же у вас тогда будет стресс!  Думаете, станете счастливым, когда найдете свою половинку? Нет! Спросите женатых. Несчастный один будет несчастным и вдвоем.

Секрет в том, чтобы быть благодарными за то, что у вас есть. Я не знаю, что у вас есть. Но знаю, что самое большое явление в жизни – любовь. Дайте себе шанс, полюбите себя.

Парни, вам нужны большие бицепсы? У меня были такие огромные, что они отвалились. Но они не нужны мне, я ужасно крут и без них.

Важно видеть что-то кроме себя. Я верю в чудеса. Я видел их. Одно время я просил у Бога отрастить мне ноги и руки. Даже пара башмаков в кладовке стоит на этот случай. Но Бог часто не лечит тело, он хочет вылечить вашу душу. Я верил, что надежды нет. Но сейчас вам не удастся убедить меня, что чудес не бывает. Потому что даже если одно из них не произошло с вами, вы все еще можете стать настоящим чудом для кого-то другого.

Вы скажете мне: «Ник, понимаешь, ты из Австралии, а я из Украины, у меня бедные родители». Так вот, мои родители бежали из коммунистической Югославии, там как раз война шла. Они переехали в Австралию, где у них ничего не было.  Теперь можете продолжать ныть.

В Украине очень много нуждающихся.  Я не вижу в этом проблемы, я вижу в этом задание. Вдохновляйте друг друга на изменения в стране. Я верю в следующее поколение общественных организаций, которые сделают то, чего не делает ваше государство. Вам нужно время. Для больших изменений оно всегда нужно.

Знаете, кто изменит Украину? Те, кто поймут, что нельзя изменить страну, пока не изменишь свой город. А город – пока не изменишь свой дом, свою школу.

Просто измените к лучшему свою школу, эй. Останавливайте зло вокруг себя и плодите добро. Ключевое тут – «вокруг себя». Если вы видите, как кого-то обижают или над кем-то смеются, то это ваш выбор – толкнуть и посмеяться или подойти и сказать: я буду тебе другом. Не обращай внимания на них. Вы же так чью-то жизнь можете спасти.

Я не обещаю вам, что эта буря пройдет быстро. Но когда двигаешься только вверх, ты поднимешься над ней. Знаете, есть один секрет. Ты в депрессии? Иди помоги другому. И как рукой снимет.

Если человек без рук и ног может любить, то и вы можете. Прикиньте, если отдавать каждый день по доллару на благотворительность. Это ж сколько денег в итоге вы пожертвуете!

Сначала ставьте небольшие цели. Когда достигнете их, ваша уверенность возрастет. Если вы мечтаете о великом – вы сумасшедший. Вам сразу об этом скажут, медлить не станут. Но быть сумасшедшим – круче всего.

Найцiкавiше на сайтi

Боб в помощь: 5 примеров простых идей, которые спасают мир

Иногда важно не только делать, но и рассказывать об этом. Platfor.ma проанализировала пять заметных мировых социальных кампаний и узнала, как они меняют жизнь к лучшему.

 

Какой он, мир без света, электричества, телевидения или интернета? Ответ не только в учебниках истории, но и в наши дни. В субботу, 31 марта 2007 года, оживленный Сидней ошеломил весь мир, выключив свет на один час в рамках кампании «Earth Hour». 2,2 млн человек приняли участие в этой кампании, чтобы показать правительству, что изменения климата – это проблема, которая их беспокоит, и что они намерены с ней бороться.  

«Час Земли» – ежегодное международное событие от Всемирного фонда дикой природы (WWF), которое проводится в последнюю субботу марта, и призывает людей, организации, коммерческие учреждения и вообще всех-всех выключить свет и электрические устройства на один час, чтобы привлечь внимание к экологическим проблемам планеты.

Впервые событие было организовано Всемирным фондом природы Австралии совместно с изданием «The Sydney Morning Herald» в 2007 году, а с 2008 года инициативу поддержал весь мир. Мероприятие направлено главным образом на то, чтобы заставить людей задуматься о том, как они используют ресурсы Земли, и попытаться остановить изменение естественной среды планеты.

Кроме того, все это подсказывает людям, как каждый из нас может вести себя более разумно. Во-первых, мы можем научиться жить экологично, охраняя ресурсы планеты, во-вторых – присоединиться к акциям в своей стране, в-третьих  – стать волонтерами WWF или же донорами фонда.

В этом году кампания «Час Земли» объединила более 180 стран, в том числе Украину. На один час в темноту погрузились около 18 тыс. знаковых сооружений и памятников, среди которых Сиднейская опера, Эйфелева башня, Биг-Бен, «Лондонский глаз» и другие. А основной слоган 2018 года – Connect2Earth («Поймай связь с Землей»).

 

Александр Пасхавер: «С нашими нынешними ценностями мы не можем быть богатой страной»

19 Лютого 2015

Украинский мыслитель, ученый-экономист и член-корреспондент Академии технологических наук Украины Александр Пасхавер выступил в рамках проекта «Что могу я», организованного Freud House. Platfor.maпубликует ключевые мысли Александра о том, почему мы не европейцы и как из-за этого тормозят реформы, как доверие делает жизнь лучше и почему против России воюет сама история.

С точки зрения качества и уровня жизни европейская цивилизация сейчас очень успешна. Мы хотим стать европейцами, но не можем достичь такого же уровня жизни, как окружающие нас страны, даже те, которые далеко не всегда сами ведут себя как европейцы. Почему?

Обычно ответы приблизительно такие: «Ну, нам не повезло с властями. Они вороватые, они нас обманывают. Они и реформы не умеют делать, поэтому мы все так плохо живем». Это неправильный ответ. Потому что этот ответ основан на совершенно понятном для любой личности противопоставлении себя хорошего им плохим. Правильный же ответ доказан специальными гигантскими исследованиями, которые ведутся по всему миру, и показывают, что в основе развития лежат ценности. И, если мы живем плохо, значит что-то у нас как раз с ними. Возьмем нас и Европу – между нами стоят непреодолимым порогом различия в ценностях. Мы не европейцы.

Когда-то один из руководителей Европейского союза неофициально сказал: «Если бы русские не были белыми, у нас бы к ним претензий не было. А так ведь белые, вроде бы свои, но не как мы». То же самое можно сказать и про нас.

В чем же разница между нами? Европейские ценности основаны на двух интегральных определениях. Первое – это ответственная свобода. Свобода для европейца – это не лакомство, свобода – это условие их существования, потому что вне свободы они не могут самореализоваться. Свобода – это возможность выбора во всех жизненных ситуациях, и они ограничивают ее так, чтобы не наносить вред другим. Когда люди добровольно себя ограничивают, это называется ответственная свобода. Дальше начинает действовать государство, которое наказывает тех, кто не хочет добровольно ограничивать себя. Но закон действует лишь тогда, когда основная масса населения с ним согласна. Если закон не соответствует ощущениям справедливости большинства населения, то он просто не будет работать.

Мы все согласны, что убивать не хорошо, и закон, который преследует за убийство, достаточно эффективен. Но мы совершенно не склонны считать, что дать взятку – плохо. Каждый из нас этим занимается. Не знаю как вы, а я к врачу без денег все-таки не хожу – иначе он просто будет плохо со мной обращаться. Большая часть населения воспринимает коррупцию как грех, но допустимый. Поэтому и не работают антикоррупционные законы. А в основе европейских ценностей лежит как раз эта ответственная свобода.

Второе – это ответственное сотрудничество. Это значит, что вы склонны к сотрудничеству, вы активны, вы готовы к компромиссам, и компромисс не является для вас поражением. И когда вы достигаете какого-то соглашения, вы подходите к нему с ответственностью.

Вот этот комплекс из ответственной свободы и ответственного сотрудничества создает то, что мы называем социальным капиталом. Если одним словом – это доверие. Доверие к своим институтам, доверие к не своим, к незнакомым людям. В обществе, где есть доверие, все обходится дешевле. Потому что недоверие вызывает целый ряд инструментов, которые стоят дорого. Это значит, что общества, которые имеют этот капитал, богаче тех обществ, которые его не имеют.

У нас же другая философия. И мы в этом не виноваты – такова наша история. У нас крайне высокий уровень технологий самовыживания, то есть реакций на неблагоприятные внешние условия. Здесь мы бесподобны. В свое время я написал статью, которая была с любопытством воспринята в Европе. Статья о том, каким образом была организована теневая экономика в 1992–1993-м, да и в последующих годах. Это было блестяще: теневую экономику совершенно спонтанно создало все общество. И в целом она спасла нас. Мы не развалились, на улицах не валялись трупы, никто не убивал друг друга. Несмотря на то, что все вокруг развалилось, мы жили жизнью сохраненного социума. Это была самая яркая иллюстрация того, насколько наше общество совершенно с точки зрения технологий выживания.

Но сама технология выживания, ценности выживания в каком-то смысле противоположны европейским ценностям. Мы не доверяем никому, кроме близкого круга. Но мы не можем быть богатыми в этих условиях, это исключено. Если вы не доверяете институтам государства и чужим людям, и, соответственно, нанимаете на работу только своих, то вы не в состоянии ничего создать эффективного.

Я дважды был советником Кучмы, и был советником Ющенко. И вот Ющенко вызывал у меня очень противоречивые чувства. В частности, я увидел, что он ставит на высокие должности только своих: родственников, соседей – близкий круг людей. Меня это потрясло. Это чистая технология выживания, противоположная европейской технологии жизни. Вместо того, чтобы выбирать лучших, вы выбираете своих. Однажды я сел в такси и в раздражении высказался об этом водителю. Он меня внимательно выслушал, помолчал, а потом сказал: «Так он же хороший человек!» И я заткнулся, потому что понял, что ценности у него другие.

В каждой мелочи технология выживания противоречит европейским ценностям жизни. Мы не склонны к компромиссам, компромисс для нас – поражение. Карьера для нас – не способ самореализации, а возможность устроить свой ближний круг. Со всем этим очень сложно построить европейское государство, да и вообще какое-нибудь государство.

Исследования показали, каким образом меняются ценности. Сначала меняются какие-то условия жизни, самые разные. Например, в Средневековье изобрели бухгалтерский учёт – это серьезно изменило жизнь. А в XX веке произошла сексуальная революция. Когда такие изменения накапливаются, то у населения возникает необходимость поменять свои ценности. Они медленно и адаптивно меняются в нужном направлении, чтобы чувствовать себя адекватным изменившейся социальной действительности, и чувствовать себя хорошим. И тогда меняются институты. Потому что абсолютно невозможно создать институты в противоречии с ценностями, которые есть у данного населения.

Поэтому, когда мы говорим, что власть нехорошая, и не хочет делать реформы, то нужно понимать – она просто не может их делать. Потому что, если для нас эти институты чужие, то у власти нет возможности их создавать. Она может заимствовать их механически, но они все равно будут адаптированы, приспособлены и извращены до полной невозможности так, чтобы нам было удобно.

В свое время социологи в России проводили эксперименты. Они ставили замечательный красивый пивной ларёк, и буквально через несколько дней он весь был поцарапан, обляпан. Это вовсе не неосторожность, это потребность этих людей привести этот ларек в соответствие с привычной средой. Приблизительно так все и происходит. То есть для того, чтобы построить европейские институты, мы должны были поменять ценности.

«Будущее? Либо в гетто, либо учиться»: важный разговор про образование 21 века

АвторТетяна Ендшпіль
15 Листопада 2018

Киевлянка Татьяна Эндшпиль успешно занималась проектным менеджментом, а несколько лет назад пошла работать в школу учительницей информатики. По ее словам, не покидает ощущение, что украинское образование застряло в Средневековье, а большая часть изменений – это попытка поставить повозку на новые колеса, пока весь мир уже пользуется беспилотными автомобилями. В этом плане ее заинтересовали идеи Алексея Крола, основателя инкубатора Serendipity University и автора книги «Теория каст и ролей». Вот разговор Татьяны с ним о важных вещах, связанных с настоящим и будущим образования.

– За последние годы жизнь стремительно изменилась, но не школа. Сможет ли образование выжить, не меняя концепцию?

– Пока государство финансирует школу, она будет выживать в том виде в котором она существует. Школа – это один из самых крупных институтов любого государства. Сейчас по всей планете в детских садах, школах и университетах обучается около одного 1,3 млрд человек.

При этом нынешняя школа сформировалась более ста лет назад. Понятно, что она уже абсолютно не отвечает ни запросам государства, ни запросам бизнеса, ни, тем более, людей. Поэтому сейчас так стремительно развивается частное образование, оно просто более конкурентное.

Современная школа – это скорее анахронизм. Как правило, преподаватели – это люди, которые вообще далеки от реальности и запросов рынка. Конечно, школа будет меняться, это неизбежно, но достаточно медленно, поскольку это очень большая неповоротливая структура.

– Игры, виртуальная и дополненная реальность – какие полезные навыки могут дать школьникам современные технологии?

– Игры, дополненная реальность и другие современные технологии могут дать все полезные навыки, которые сейчас нужны. Школа их дать не может. Подростки уже давно живут в мире этих технологий. Попытки навязывать детям свои представления о вещах, о которых взрослые не знают, – это смешно и глупо. Сейчас дети в некоторых контекстах воспринимают родителей и взрослых как идиотов.

– Мы воспринимаем детей как тех, кто глупее, чем мы, стараемся принимать за них важные решения, например, выбор будущей профессии. Возможно, это неверно. Чему нам стоит поучиться у подростков?

– Современная профориентация – это оксюморон: человек, которому 40 -50 лет, который вообще не понимает, что творится в нынешнем мире, пытается давать профессиональные советы о выборе карьеры.

У детей способность к обучению очень высока. Они всегда с радостью принимают новое и довольно быстро адаптируются к реальности. У взрослых с этим проблемы. Я бы посоветовал всегда иметь открытый ум.

– Учитель должен быть добрым или требовательным? Какой окажется полезнее для будущего работника?

– Я вообще не понимаю, что такое добрый учитель. У преподавателя есть цель и некая ответственность, которая заключается в том, что его ученик должен достичь результатов. Если учитель на это не способен, то он профнепригоден. У хорошего педагога много инструментов. Он может мотивировать, стимулировать. На кого-то нужно надавить, чтобы получить результат. Для кого-то наоборот нужно создать определенные условия помягче. Нет такого понятия – «добрый учитель» или «злой учитель». Очень часто обучение может быть болезненно трудным. Ну, потому что учиться – это вообще трудно.

– Меня впечатлил ваш пост про буллинг в школе. Вы говорили, что это  отработка модели поведения «испытательного срока», которая часто встречается на реальной работе. Как ребенку правильно реагировать на буллинг?

– Буллинг – это просто типичная проверка, испытание. Может быть две реакции. В первом случае ребенок становится жертвой. Во втором он преодолевает булинг, у него получается постоять за самого себя. Буллинг может принимать абсолютно разные формы. И в школе – это самая примитивная форма. На самом деле школьный буллинг, дедовщина, вписаться на новой работе – феномены одного порядка. Всегда есть проверка «на вшивость» в новом коллективе. Создавая препятствия, общество пытается проверить, на что способен человек. Его задача – не провалить это испытание. И если он справится, то завоюет уважение.

– Сейчас много споров о том, нужно ли преподавать в школе творчество. Сокращаются часы рисования и музыки, подобные задания заменяются техническими. Насколько важна творческая составляющая в любом занятии?

– Очень важна. Очевидно, что когда детей слишком начинают загонять в технологии, они наоборот теряют креативные способности. Всегда должен быть баланс. Поэтому известная аббревиатура STEM сейчас формулируется как STEAM (S – science, T – technology, E – engineering, A – art и M – mathematics, больше про эту методику можно прочитать тут. – Platfor.ma).

– Многие профессии исчезнут через несколько лет. Учителя могут оказаться менее эффективными, чем индивидуальные системы образования, основанные на нейросетях и AI. Как вы считаете, нужен ли будет преподаватель-человек, и каким он должен стать?

– Надо понимать, что использование искусственного интеллекта в образовании – это пока мифология. Сейчас нет нормальных кейсов, алгоритмизация – это набор простых функций и сбор данных. Пока что единственной ключевой фигурой, которая способна чему-то научить, является человек. Конечно, потреблять образовательный контент можно без участия человека, если нужно научить кого-то рутинным вещам и процессам но, когда речь идет о творчестве и более серьезных вещах – пока что человек на первом месте. Я думаю, эта роль будет только возрастать, но содержание ее будет меняться. Учитель должен быть на переднем крае технологий, он должен быть в курсе всех новинок, исследований и открытий.

– Безработица и конкуренция за рабочие места. Какими знаниями и навыками должен обладать школьник, чтобы стать успешным и востребованным на рынке труда (к слову, почитать об этом можно еще в интервью нашего главреда с экспертом из UNICEF)?

– Есть Soft skills: креативность, адаптивность, способность к обучению, способность к социализации и есть набор неких Нard skills, которые сейчас составляют целый комплекс знаний связанных с компьютерами и информационными технологиями. Набор таких знаний и навыков сейчас становится универсальным, умение работать с компьютером – это как вторая грамотность. И если школьник, оканчивая школу, не знает определенных программ, как использовать технологии и программировать, у него просто очень мало шансов попасть в индустрию и устроиться на хорошую работу. Это будет касаться всех, даже представителей гуманитарных профессий, потому что искусственный интеллект и автоматизация сейчас проникают во все сферы.

«Найбільш незрозуміла молодь за всю історію»: як 21 сторіччя розтрощило наше життя

АвторЮрій Марченко
10 Вересня 2018

Дитячий фонд ООН (UNICEF) запускає в Україні свою програму UPSHIFT, яку вже впроваджують у 22 країнах світу. Ця ініціатива об’єднує тренінги з соціальних інновацій, менторство і гранти до 60 тис. грн на корисні проекти. Представляти UPSHIFT і навчати нашу молодь в числі інших буде Нікола Вулич, координатор чорногорського Youth Innovation Lab і представник UNICEF у цій країні. Platfor.ma поговорила з ним про те, чому нове покоління так відрізняється від усіх попередніх і про те, як їм вижити в нинішньому мінливому світі.

– Зараз вперше в історії людства чверть всього населення планети – молодь. Що це взагалі означає для Землі?

– Купу всього! Почнемо з того, що на планеті страшенно виріс темп. За останні 20 років наше життя змінилося сильніше, ніж за півтора століття до цього. Але при цьому у нас зараз найбільш незрозуміле молоде покоління за всю історію. Через ці божевільні швидкості змін існує просто небувалий розрив між молоддю і тими, хто перебуває при владі. Так бути не може, нам потрібно якось адаптуватися і зменшувати цю прірву.

Ось просто один маленький приклад: з одного боку, до 2025 приблизно 75% всього ринку праці будуть мілленіали. З іншого, безробіття серед молоді ще ніколи не було настільки серйозним. Візьмемо навіть Україну: наскільки я знаю, таке безробіття у вас постійно зростає і зараз становить близько 22-23%. У нас в Чорногорії молодих людей, які не навчаються і не працюють – 28,5%. Виходить, що майже третина нашої молоді просто нічого не робить.

– А це взагалі проблема молоді, яка нічого не хоче робити, або проблема системи?

– Ну, знаєте, це питання на мільярд. Гадаю, це колосальна комбінація з безлічі різних чинників. Темпи змін в нашому світі абсолютно не підтримуються системами освіти. Те, чого навчають у школах, має вкрай мале відношення до того, що потім знадобиться в реальному світі. Я бачив результати одного масштабного опитування української молоді – 33% вважають, що їхня освіта абсолютно марна. На їхню думку, вони не навчаються нічому, що потім стане в нагоді в житті. І, в принципі, така ж ситуація по всьому світу. Я згадував, що 12 років сам був частиною цієї освітньої проблеми, так що повірте мені – справи кепські.

Ще одна частина проблеми в тому, що пенсійний вік весь час підвищується, але робочі місця при цьому створюються недостатньо швидко.

І третє – те, що змінюється взагалі вся економічна система. Дивіться, типовий мілленіал до 32 років поміняє чотири роботи. Чотири! При цьому покоління, скажімо, моїх батьків до кінця кар’єри змінювало робоче місце всього двічі.

Все це веде до своєрідної gig-економіки (часткова зайнятість та економіка коротких контрактів. – Platfor.ma), коли ви більшу частину часу займаєтесь фрілансом і повинні бути готові блискавично міняти сферу діяльності, навички та вміння.

При цьому багато молодих людей досить правильно вважають, що влада про них не піклується і не допомагає. Вони почуваються покинутими. Це породжує апатію і призводить до того, що, як я вже згадував, третина молоді просто нічого не робить.

– А якщо брати сучасну молодь, то вона якось кардинально відрізняється від попередніх поколінь?

– Ви задаєте питання, у відповіді на яке у мене є шанс образити взагалі всіх. Середній бебібумер, народжений в середині 20 століття, міг дозволити собі освіту, купівлю будинку, дві машини, велику родину з собачкою – і все це з однієї хорошої зарплати. Будь-який мілленіал зараз має перед собою чудову перспективу закінчити університет з боргами на шестизначну суму, які, в принципі, не дуже зрозуміло як гасити. Купити будинок? Навряд чи коли-небудь в житті. Постійна хороша робота? Хиткі надії. Порівнювати різні покоління, коли умови життя настільки різняться – так собі ідея.

При цьому буде не зовсім вірно говорити, що нинішня молодь лінива. Вона працює не менше тяжко, ніж попередні покоління, біда в тому, що вимоги до їх умінь і необхідність постійно адаптуватися до чогось нового – ну, такого в людській історії ще не було.

Але я, звичайно, не хочу нікого виправдовувати. У мілленіалів купа не найкращих особливостей. Їм часто плювати на корпоративну культуру, вони вимагають від роботи величезної кількості вільного часу і наполегливо сподіваються займатися виключно тим, що їм подобається. Та й адаптуватися до нинішнього темпу змін їм буває лінь.

А попереду у нас ще і покоління Z, для яких цифрові технології – це річ, абсолютно звична з пелюшок. Їхні перспективи на ринку праці взагалі уявити складно. Цілком можливо, що працювати будь-ким їм доведеться всього на рік-два, а потім переучуватися і шукати щось нове.

© facebook.com/UPSHIFTUkraine
© facebook.com/UPSHIFTUkraine
© facebook.com/UPSHIFTUkraine

– А молодь з різних країн відрізняється? У них більше спільного або різного?

– Думаю, у них більше спільного, ніж у будь-якого покоління в історії людства. Інтернет і масова поп-культура заполонили весь світ. В якій би країні ви не опинилися, швидше за все, зіткнетеся з приблизно однаковими захопленнями в музиці і кіно. У них приблизно одні й ті ж глобальні лідери думок, вони або дуже мало, або зовсім не дивляться телевізор.

Французький футболіст Антуан Грізманн святкував голи жестикуляцією з гри Fortnite. Так ось, більшість уболівальників старше 35 взагалі не зрозуміли, що це він таке робив, тоді як молодь просто божеволіла від захвату. І по всьому світу вона робила це однаково.

– Добре, проходить півтора десятка років – і ця молодь приходить до влади. Є ймовірність, що їм буде взагалі плювати на таке поняття як «держава»? Що їм будуть ближче і рідніше глобальні бренди на зразок Nike, Каньє Уеста, «Ювентуса»?

– Судячи з усього, ви цим інтерв’ю хочете позбавити мене роботи. Але дійсно, різноманітні побоювання з приводу цього покоління – дуже серйозні. І дійсно є ризик, що класичні поділи та кордони їм зовсім не близькі. Але тут потрібно враховувати одну штуку: завжди і всюди в 20 років люди були революціонерами, а в 40 – консерваторами. Тому хто знає, що трапиться, коли мілленіалам виповниться побільше років. На даний момент виглядає, що їх перехід до більш консервативних ідеалів відбувається повільніше, ніж у всіх попередніх поколінь.

Особисто мені здається, що відхід від націоналістичних поглядів, можливо, пішов би нашому світу на користь. Ми як ніколи близькі до відмирання поняття «кордон» або «країна», але це все ще величезний шлях, тож поки говорити про таке рано.

Навіть ті, хто дійсно приділяє увагу освіті, зазвичай у 30-32 роки виходять на якесь плато. Попередні покоління теж подібним страждали, але різниця в тому, що вони могли собі це дозволити. Нинішні темпи такого шансу не залишають. Ти не розвиваєшся? Тебе просто замінять.