fbpx

Как Беларусь проведет лето: почему выборы президента вдруг стали интересными

АвторАнтон Кашліков
23 Червня 2020

В Беларуси – снова битва добра со злом. В канун очередных выборов президента, которые назначены на 9 августа, два главных оппонента Александра Лукашенко уже оказались в тюрьме, десятки активистов и случайных граждан арестованы, люди выходят на улицы, соцсети кипят от возмущения. Несмотря на то, что опытные наблюдатели многое, если не все, из этого уже видели во время предыдущих кампаний (например, выборов 2006-го и 2010-го), есть и немало важных отличий. По просьбе Platfor.ma, издатель беларусских интернет-журналов 34mag.net и 34travel.me Антон Кашликов написал о том, что же нового в событиях 2020-го.

Версию материала на украинском языке можно прочитать по ссылке

Краткая предыстория для тех, кто не знаком с ситуацией в Беларуси. Александр Лукашенко руководит страной 26 лет. Единственные выборы в Беларуси, признанные международным сообществом, прошли как раз в 1994-м году, когда Лукашенко избрали. С тех пор честных выборов не было. Все остальное было: переписывание Конституции, бесследно исчезнувшие оппоненты, уголовные дела и тюремные сроки для всех реальных и номинальных лидеров оппозиции, преследования за инакомыслие, увольнения и отчисления из вузов за участия в протестах, повальная эмиграция. 

Важная деталь, которая будет не очень понятна читателям из Украины, где голоса на выборах считают. В Беларуси их НЕ СЧИТАЮТ, а просто пишут нужные цифры, которые потом озвучивают по государственному ТВ. Всех несогласных пакуют в автозаки и закрывают на 15 суток (или на большие сроки). 

От выборов 2020-го мало кто ждал перемен и каких-то новых ходов. Но в Беларусь пришел коронавирус, который показал, насколько правитель, мягко скажем, оторван от реальности и ожиданий общества, насколько он не попадает в повестку. Кульминация этой оторванности – когда Лукашенко позволил себе хамски высказаться по поводу первых официальных умерших от коронавируса беларусах. Очевидно низкий рейтинг поддержки Лукашенко сейчас – в значительной степени результат его собственной риторики последних месяцев. Не только сомневающимся, но и многим верным сторонникам власти стало очевидно: наверху бардак и хаос, из всей государственной системы исправно работает только репрессивный аппарат, спасаться от пандемии нужно самим, а на помощь сверху рассчитывать нельзя. 

Примерно в таких условиях и было объявлено о президентских выборах. Кроме Лукашенко и нескольких невнятных кандидатов-спойлеров, об участии заявили три более интересных персонажа. И вот здесь уже начинаются отличия от всех предыдущих кампаний. 

Первый из них – блогер Сергей Тихановский, такой “народный беларусский Навальный”, который предыдущие годы колесил по стране, разговаривал с людьми и снимал “картинку, которую не показывают по ТВ”. Из-за довольно высокой популярности его быстро “закрыли” на 15 суток, чтобы он не мог податься на регистрацию кандидатом в кандидаты. От безысходности подалась его жена. Жену, Светлану Тихановскую, зарегистрировали. Муж стал главой инициативной группы, но с 29 мая находится за решеткой. Почему? Потому.  

Второй – Валерий Цепкало, экс-руководитель беларусского Парка высоких технологий, местной Кремниевой долины, до этого долгое время работавший во властных структурах. Пока на свободе. 

И третий, пожалуй, самый неожиданный “кандидат в кандидаты” – Виктор Бабарико, 20 лет до этого руководивший “Белгазпромбанком”, одним из крупнейших банков страны. Человек с репутацией интеллектуала и мецената, поддержавшего много важных культурных и социальных проектов. Например, благодаря его инициативе в Беларусь вернулись картины Марка Шагала и Хаима Сутина, ныне “арестованные” в рамках уголовного дела (да, вы прочитали все верно: в Беларуси “к делу приобщили” Шагала и Сутина). 

Фото: EPA

За несколько дней в инициативную группу Бабарико вступило 10 тыс. человек, которые за месяц собрали более 400 тыс. подписей (для выдвижения нужно 100 тыс.). За считанные недели банкир провел настолько яркую, красивую и интеллигентную кампанию, что нахождение его на свободе власть посчитала для себя опасным. Вместе с сыном Эдуардом, руководителем его штаба, Бабарико задержали утром 18 июня. Почему? Потому. Среди обвинений в его адрес официально прозвучало следующее: “Пытался снять деньги с подконтрольных ему счетов”. 

Это задержание триггернуло беларусское общество. Протесты, о которых вы, возможно, читали в новостях, начались после этого. Власть действует по своему обычному сценарию, который не менялся с 1990-х. Криво состряпанные уголовные дела, дубинки, милиционеры в штатском, запихивающие людей в микроавтобусы без номеров, запугивание. В предыдущие разы этого хватало, чтобы усмирить непокорных. Но в этот раз события происходят уже в рамках принципиально другой ситуации. 

Первое. Рейтинг поддержки Лукашенко никогда не был таким низким, это подтверждают даже официальные опросы, сделанные, кстати, до коронавируса. Все панические заявления последнего времени, кажется, свидетельствуют о том, что это прекрасно знает и сам президент. 

Второе. Денег на предвыборные пряники в стране нет, это признает и сама власть. Остается только кнут, но сколько денег осталось на поддержание боевого духа у обладателей кнутов, не очень понятно. 

Третье. С выборов 2010-го года, закончившихся сотнями арестованных и уголовными делами для практически всех альтернативных кандидатов в президенты, прошло десять лет. За это время выросло целое поколение непуганых и небитых, тех, кто в силу возраста не успел приобрести травмирующий опыт игры в догонялки с ОМОНом. 

Фото: EPA

Четвертое. Влияние официальных СМИ в 2020-м на умонастроения минимально, если не сказать ничтожно. В поле интернет-медиа и соцсетей власть не то, чтобы отсутствует, но конкуренцию проигрывает напрочь. Для примера: у главного государственного информагентства БелТА, эдакого “дневничка президента”, в Instagram 20 тыс. подписчиков, Виктор Бабарико только в одной этой соцсети собрал за месяц 239 тыс. аудитории. 

Пятое. Повестка, которую предлагает Бабарико, основана исключительно на законных действиях (беларусы сейчас из последних сил стараются действовать в рамках закона). Его юристы раскопали, что в избирательные комиссии можно подаваться не только наблюдателями, но и теми, кто считает голоса – тысячи граждан ринулись собирать подписи соседей и регистрироваться в участковые избиркомы. Пустят их туда или нет, другой вопрос, но такого раньше не было. 

Шестое. Протесты впервые активно и массово проходят не только в Минске и крупных городах, но и в маленьких райцентрах. Это тоже что-то новенькое. Вот, например, в 15-тысячных Ганцевичах (это Брестская область) задержали 12 человек. 

Седьмое. Граждане уже не готовы просто молча следовать в автозаки – задержанных начинают отбивать у милиции. Такие эпизоды были, как минимум, в Молодечно и Бресте. При этом, важно понимать, что массовых протестов еще нет – выходят десятки, сотни или тысячи, но никак не десятки тысяч. 

Вероятность того, что Беларусь ждут самые массовые протесты в новейшей истории, довольна высока. Как и то, что в этот раз они могут пойти по непредсказуемому сценарию. Почитайте колонку политического обозревателя Артема Шрайбмана, в которой он недвусмысленно описывает возможные варианты развития событий. 

Восьмое. Выборы в Беларуси до этого всегда проходили в холодное время года, когда сам выход на улицу и стояние на морозе уже были сродни подвигу. В этот раз выборы назначены на 9 августа. Очевидно, что расчет власти был на то, что это сезон отпусков, поездок на дачи и т.д., когда политическая активность населения сведена к минимуму. Но вышло так, что лето беларусы из-за коронавируса будут проводить у себя дома. А стоять на площадях в августе или в декабре – это две большие разницы.

И напоследок две даты. 

30 июня – день, когда должны официально объявить, кого регистрируют кандидатами в президенты (то есть все персоналии, о которых я писал выше, пока лишь претендуют на то, чтобы стать кандидатами). 

И 9 августа – собственно, дата президентских выборах. 

И если поведение власти в промежуток между двумя этими датами или после них вряд ли удивит беларусов, то вот сами беларусы сейчас, кажется, готовы удивить себя самих. 

Читайте більше цікавого