fbpx

«Бунтуй, кохай, права не віддавай»: как в Киеве прошел Марш равенства

АвторАлександр Михедов
18 Червня 2018

В воскресенье, 17 июня, в Киеве состоялся Марш равенства Киев-Прайд-2018, традиционное шествие ЛГБТ-сообщества. По разным оценкам его посетили от 3,5 до 5 тыс. человек. Девиз этого года — «Страна свободных. Будь собой». Легко ли быть собой в Украине 2018 года – специально для Platfor.ma узнавал журналист Александр Михедов.

— Ганьба! Ганьба! Ганьба!

Собравшиеся у Национальной оперы противники Марша равенства не устают скандировать самый популярный украинский лозунг. В этот раз он адресован тем, кто пришел поддержать ЛГБТ-сообщество в его борьбе за равноправие. На часах 9:35, до начала шествия меньше получаса.

#kyivpride

Публикация от Anthony Bartaway (@anthonybartaway)

Как и в прошлом году, Киев-Прайд-2018 стартует у Дома учителя на Владимирской. За безопасность отвечают около пяти тысяч силовиков: патрульные полицейские, нацгвардейцы, конная полиция и так называемая «полиция диалога», чье оружие — слово, а не дубинки и пистолеты.

Чтобы дойти до Дома учителя, сперва нужно пройти через металлоискатель. Около него стоят поборники семейных ценностей с плакатами «Мама папа хорошо — папа папа плохо», «Закон для сімей — Україна для сімей», «Ні — пропаганді гомосексуалізму» и пытаются перекричать друг друга. Полицейские бегло осматривают содержимое сумок и рюкзаков и пропускают внутрь оцепления, где уже стоит колонна участников.

ТРАДИЦІЙНІ ЦІННОСТІ VS МАРШ РІВНОСТІ Про ще це? Про політику, економіку, релігію, гендер чи традиції? Чому ЛГБТ ? На цей пост мене наштовхнули коментарі у соціальних мережах моїх друзів. Вони запитували чи я на “гей-параді”. Ситуація дещо інша. Давайте спочатку розберемо назву заходу. Це був “Марш Рівності” . Підкресліть і запам’ятайте собі. Тобто це про визнання людини як такої, це про повагу без осуду її вибору, фізіологічних даних, психологічних особливостей. А чому такий рух почався на основі ЛГБТ ? Тому що представники ЛГБТ вирішили захистити себе як людей. Вони мають відвагу і бажання бути рівними в оточенні інших людей. І тому таких людей варто поважати! Мені приємно розуміти, що система безпеки була настільки сильною. Це говорить, про те, що “владі” є важливою тема захисту прав людини. Самі подумайте 5000 поліцейських, нац.гвардійців, сбушніків охороняло марш, в якому брало участь біля 3500 людей. За це дуже вдячний. Я особисто приймав участь у марші для того, щоб відстояти своє право бути рівним. Так склалось, що в школі з мене часто жартували через інвалідність руки. Та саме це дало мені зрозуміти цінність людини. Цінність мене, як людини. А якщо дивитись на політику, економіку, традиції та соціум отримує тільки позитив від визнання інших людей. Тому, що ККД зростає. якось так. БУНТУЙ, КОХАЙ, ПРАВА НЕ ВІДДАВАЙ! #kyivpride #kyiv #humanrights

Публикация от Yura Obach (@yura_obach)

Эти меры предосторожности вынужденные: угрозы и провокации давно стали привычными атрибутами прайда. Так, в 2016 году «Правый сектор» пообещал активистам «кровавую кашу» и частично сдержал свое слово: тогда националисты прорвали оцепление и устроили потасовку. Годом ранее все те же «правосеки» забросали участников петардами.

Против прайда выступают не только националисты. Игорь Мосийчук, народный депутат от Радикальной партии Олега Ляшко не видит никакой разницы «между бессмертными полками и гей-парадами». «Некрофилы, которым в Украине не место» — такое определение он дает обеим группам в своем эмоциональном посте в Фейсбуке. Тем временем митрополит Онуфрий считает, что гей-парад может «навлечь гнев Божий на украинскую землю, на которой и без того уже несколько лет подряд проливается невинная кровь украинцев».

 

По меркам толерантной Европы Марш равенства — более чем скромное мероприятие. В нем нет размаха тех пестрых и шумных демонстраций в духе карнавала, что проходят в Лондоне или Берлине. Из карнавальных элементов у киевской версии прайда лишь передвижные платформы, на которых несколько драг-квин демонстрируют нехитрые танцевальные па. Эпатировать неискушенную публику больше некому: никакого латекса, плеток и обнаженки не наблюдается. Подавляющее большинство участников — обычные люди, которых видишь каждый день на улице, в метро, на лестничной клетке. Лишь радужные флаги и плакаты в их руках напоминают о том, что они здесь оказались не случайно.

В начале одиннадцатого колонна в плотном кольце из силовиков наконец трогается с места. От Дома учителя она должна пройти вплоть до площади Льва Толстого, расстояние длиной в километр. Направление движения и настроение задают волонтеры в желтых жилетах. Время от времени они скандируют в рупор лозунги, и участники прайда повторяют за ними: «Моє місто — місто вільних», «Наша традиція — це свобода», «Бунтуй, кохай, права не віддавай». В многоголосье толпы можно различить украинскую, русскую и английскую речь.

6,000 people marched at #KyivPride this morning – the biggest ever! (Pics: @kasparz)

Публикация от EuroPride (@europride.info)

— В последний год новостей про срыв мероприятий о гендерном равенстве, феминизме или правах меньшинств было столько, что это напоминало сюжеты «Дневника служанки». Поэтому не пойти на Марш равенства было просто невозможно, — отвечает на вопрос о мотивации одна из его участниц Юлия Колесник. — Подобные провокации, агрессия, насилие и манипулирирование религией и традициями слишком похожи на путь к скрепам во всех сферах жизни, статьям за пропаганду и т.д. Я не хочу, чтобы Украина стала такой, как Россия во времена путинского режима, не хочу всего этого дерьма тут. Права каждого человека важны, это то, что нас отличает от агрессора, и если мы наплюем на это — пострадают не только геи. Поэтому я здесь.

— Я против границ, которые навязывает власть, против систем, контролирующих наши тела. Я за то, чтобы каждый человек, вне зависимости от сексуальной ориентации и гендерной принадлежности, имел абсолютно равные права, — добавляет художница Мария Куликовская, которая в 2014 году заключила брак с девушкой в Швеции в рамках своего арт-проекта.

Для научного сотрудника Ивана Соняшника это уже третий прайд:

— С каждым годом становится все больше людей, в т. ч. по ту сторону баррикад. Общество поляризируется, и уже не остается тех, кого эта тема не затрагивала бы. Чем больше будут говорить о марше, тем лучше.

Среди участников прайда немало политиков: министр Германии по делам Европы Майкл Рот, евродепутат Ребекка Хармс, посол Канады в Украине Роман Ващук. Нардеп Сергей Лещенко шагает в первых рядах, охотно позируя фотографам и операторам. А вот президент Украины Петр Порошенко, которого Европарламент призывал выйти на марш, дабы сделать исторический шаг навстречу ЛГБТ, отсутствует.

На перекрестке Владимирской и Шевченко путь колонны преграждает толпа протестующих, но ее быстро оттесняет полиция. Через пару сотен метров наперерез шествию бросается мужчина безумного вида с зонтом и мятым листом А4, на котором напечатано: «Почему, если мужчина думает, что он — марсианин или Наполеон, то его лечат, а если считает, что он — женщина, то его права защищают?». Недовольного быстро отводят в сторону, и колонна продолжает движение.

После него пожилая женщина, которая машет с балкона мягкой игрушкой в виде сиреневого кота, уже не кажется странной.

– Как же я хочу, чтобы все это, наконец, закончилось. Хочу домой, — вздыхает один из силовиков.

В 10:30 колонна достигает конечной точки шествия — площади Льва Толстого, забитой автобусами для «отхода» участников. Этот трансфер не вопрос удобства: нередко раздразненные радикалы устраивают «сафари» уже после акции и раствориться в метро все-таки сложнее. Тем не менее, большая часть участников прайда спускается в подземку под присмотром полиции. Марш равенства окончен, на этот раз без серьезных инцидентов.

#kyivpride

Публикация от Anthony Bartaway (@anthonybartaway)

Пока участники разъезжаются, с автоплатформы спрыгивают травести-артисты, чтобы пообщаться с журналистами. Один из них лихо скидывает парик и с удовольствием отвечает на вопросы корреспондента. Небольшой фурор производит внезапное появление травести-дивы Монро. К ней сразу же выстраивается очередь: кто за интервью, кто за селфи.

— Прайд, в первую очередь, это публичный каминг-аут. А когда ты что-то признаешь и открыто заявляешь об этом, становится легче, — улыбается она. — Я здесь, чтобы продемонстрировать согражданам: в открытых представителях ЛГБТ-сообщества нет никакой опасности.

Площадь пустеет, но полиция стоит до последнего. Если открытые представители украинского ЛГБТ-сообщества и не опасны, то делать подобные заявления об их оппонентах пока что очень рано. Люди, вынужденные отстаивать право быть собой в окружении целой армии силовиков, — лучшее тому доказательство.

 

Фото обкладинки: depositphotos.com

Читайте більше цікавого