24 вересня 2014

Выше крыши: как харьковчанин покоряет городские вершины

После московских подвигов руфера Mustang Wanted о лазании по крышам узнали даже те, кто принципиально любит только подвалы. И оказалось, что в Украине есть множество интересных людей, покоряющих вершины городов. Один из них – восемнадцатилетний Павел Иткин из Харькова, от фотографий которого захватывает дух, а от видео мурашки в ужасе бегают по всему телу. Platfor.ma он рассказал о высоте, отношении к крышам и своем творчестве.

 

 

Все началось еще в детстве. Мне было жутко интересно, что же там за горизонтом. Я думал, что если купить хороший телескоп, то можно увидеть статую Свободы в Нью-Йорке. Меня всегда привлекали горизонты, хотелось забраться повыше.

 

Первой крышей, на которую я поднялся, была крыша 25-этажного дома, в котором живет мой друг. Это было шесть лет тому назад. Сначала мы поднимались на балкон и оттуда смотрели на город. А однажды крыша была открыта и мы вышли на нее. С тех пор стали часто там бывать, а дальше полезли на все высотки в округе.

 

Фотографировать с крыш начал случайно. Мы как-то гуляли, и я предложил пойти на крышу дома со шпилем в Харькове. Друг спросил не псих ли я, но увидев серьезность моей идеи, пошел со мной. Оттуда я сделал пару снимков, мне понравился результат, я понял, что это мое и стал не просто ходить по крышам, а и фотографировать.

 

Руфинг – это такая себе гонка: кто куда залезет. Было время, что как только видели красивый закат или рассвет, мы без раздумий ехали, лезли, фотографировали.

Были несколько раз на трубе харьковской котельной в одном из районов города. Залазили туда даже зимой, в тридцатиградусный мороз. Нам так хотелось влезть туда к рассвету, что нас не смущал ни холод, ни высота трубы в 150 метров ни то, что нужно взбираться по внешней лестнице.

 

Когда собираюсь на крышу, обычно с собой беру отвертку, разводной ключ, фотоаппарат, блокнот и штатив. Блокнот всегда ношу с собой, записываю туда мысли, которые приходят наверху.

 

Я фотографирую города сверху, потому, что есть масса фотографов, которые снимают с земли. Это получилось параллельно с руфингом. Учился на работах других фотографов, просто рассматривал их снимки, сравнивал со своими, смотрел что не так. Прочел несколько статей о правилах построении композиции, основные принципы – и все. Что нужно для фотографии, я чувствую интуитивно.

Крыша для меня – это такой дзенский уголок в шумном мегаполисе. Там внизу суета, все куда-то спешат, а здесь спокойно, можно просто сидеть, любоваться закатами или рассветами. Можно думать и не думать. В любом состоянии хорошо.

 

Зачастую проникнуть на крышу, особенно в Харькове, не составляет особого труда. Сложности бывают с общественными зданиями. Например, с Госпромом был самый настоящий квест. Войти можно только до шести вечера. Здание – чистой воды конструктивизм, все усеяно окнами, а внутренний вход на крышу просматривается с лестниц этажей. Поэтому нужно быть предельно осторожным, попасть в здание еще в рабочее время и подождать, когда люди уйдут или перестанут ходить по этажам.

 

Обычно нас никто не замечает на крыше. Мы удачно снимаем, любуемся видами и тихо уходим. Но, конечно, бывали случаи, когда приходила охрана и «снимала» нас с крыши.

В таких ситуациях не стоит бояться и паниковать, мы ведь не портим ничего. Так все заканчивалось моим письменным объяснением и воспитательной беседой охранников. Но три раза случалось, что забирали в милицию.

 

Первый раз – когда мы залезли на пентхауз высотки в Харькове. Вышел владелец пентхауза, выстрелил в воздух из газового пистолета и позвонил в милицию. Нас забрали в участок, вызвали родителей. Второй случай произошел в Одессе, за нами пришли на Оперный театр, почти сразу, как только вылезли. И третий раз случился в Москве. Мы взобрались на башню Москва Сити, и тоже сразу вышли охранники и спустили нас. Приехала полиция, мои друзья спокойно ждали решения, а я стал убегать. Бегал минут 20 по всему Афимоллу (торговый центр в Москва-сити – прим. Platfor.ma). Но меня почти все время догонял полицейский. В итоге один из охранников Афимолла перегородил мне дорогу, сзади догнал полицейский, ударил меня, уложил, надел наручники. Все было как в американских фильмах. Потом нас с друзьями отвезли в РУВД. Всех отпустили, а меня еще на 48 часов задержали за то, что пытался убежать.

Кроме Харькова, я фотографировал еще и Киев, Львов, Одессу, Днепропетровск, Санкт-Петербург, Москву. В Киеве я был на Московском мосту, куда мы взбирались по вантам, которые невероятно раскачивало ветром. Поднимался на самый высокий жилой дом Украины – Кловский небоскреб, 50 этажей по пожарной лестнице прошел. Был на всех крышах вокруг Майдана. В Киеве был, пожалуй, во всех значимых местах, кроме гостиницы «Украина» и Южного моста.

 

В Киеве неплохо, но душевнее всего в Питере. Он мне напомнил Харьков, только в разы больше. В Питере интересная система крыш и очень красиво.

 

Во Львове совсем иначе, там архитектура совершено другая, везде костелы. На крыше Музея этнографии был, мало кто замечает, но там, на крыше, есть маленькая статуя Свободы. В Москве хотел побывать на одной из сталинских высоток, попал на ту, что на Кудринской площади. Вообще в Москве с руфингом очень тяжко. Там людей много, если кто-то залез, он и фото может не выкладывать – сразу все повалят туда.

 

В руфинге очень сильно работает сарафанный маркетинг. Если ты кому-то рассказал, что хочешь залезть куда-то, то они расскажу тому, тому и еще тому, и все туда залезут. А потом крышу закроют.

Поэтому не стоит кому-то рассказывать о своих планах. Но иногда это помогает, как было с ТЭЦ-5.

 

В Харькове на ТЭЦ-5 хотят попасть все. Я долго планировал поход туда, искал возможности договориться, чтобы пустили. Но это долго тянулось. А тут появился в городе новый руфер, который облазил все крыши за нами. Он написал мне, что залезет на ТЭЦ-5. Конкуренция – двигатель процесса. Я подумал, что все, это катастрофа. Если он туда залезет, будет плохо, что он первый. А если у него не получится, будет плохо, если его там заметят и закроют существующий на тот момент доступ к ТЭЦ. И я решил лезть.

 

Через несколько дней мы с другом пришли туда под вечер. Когда мы подошли к ТЭЦ – увидели, что половина трубы выпирает на свободную территорию, даже смешно было. Между внешним и внутренним стволами была небольшая лесенка, по которой мы решили взбираться. На самом деле там все очень грамотно сделано в плане охраны, есть датчик движения, камеры. Но мы их обошли, подбежали к трубе вытянули решетку, которая немного защищала лесенку, влезли вовнутрь и начли взбираться. Высота трубы 330 метров, взбирались мы часа два, с собой у нас был только фонарик на телефоне. Мы взобрались, пофотографировали и ушли. Так я сам того не ожидая побил рекорд руфинга по Украине и сделал несколько крутых фото.

 

В 2012 году залез на бронеремонтный завод, где стоит 400 танков. Очень хотел туда попасть. Я одну фотографию обработал и выложил в Интернет. Она вмиг разлетелась по всему миру. В день у меня человек по десять спрашивали, как туда попасть. Писали из США, Польши. Хотели купить фото. А затем мне написал режиссер из Бельгии, который снимал фильм про Афганистан, про то, как дети собирают металл и что-то там с ним делают. Он приехал специально, чтобы мы залезли туда, чтобы он мог снять один кадр. Кадр получился очень крутым. А те фотографии, наверное, уже видели все. А недавно мне написал человек, что одно британское агентство хочет купить эти фотографии для своих публикаций. Вот жду ответ, чем там все закончится. Если они были так популярны в 2012 году, то при нынешней ситуации это вообще. 

Видел, когда прикладывают мои фотографии танков и пишут, что, мол, вот под Донецком или в Харькове вторжение или еще что-то.

Но часто мои фотографии берут, используют и не указывают авторство. Про СМИ вообще говорить не стоит, в основном все просят фото «за укажем твое имя», но чаще просто берут и не подписывают. Нет в Украине еще культуры в этом плане. А вот, например, Харьковская бисквитная фабрика выпустила к Евро 2012 свой подарочный шоколад, сомнительного качества, и на упаковке поместили мою фотографию Харькова. Я им написал, приложил фотографии, вроде все как надо сделал, а они даже не ответили. Просто проигнорировали. А вот сейчас еще в Харькове стоят ситилайты одного депутата, который красуется на фоне моей фотографии, которую, разумеется, использовали без спроса. Буду что-то делать и с этим.

 

Недавно я пришел к выводу, что все эти фотографии не имеют никакого значения, потому что мозг человека мыслит стереотипами, и люди думают, что если ты фотограф, то можешь и портрет сделать, и свадьбу снять. Мне это совсем не интересно, не хочу поддерживать эту систему. Я для себя решил, что буду снимать исключительно пейзажи, путешествия. Еще я интересуюсь кино. Меня вдохновили некоторые видео, где круто сняты прыжки в воду, с парашюта, полеты над каньоном. Мне понравился такой стиль, и я захотел снять такой же ролик про то, как мы лазим по крышам и безумно проводим время здесь в Харькове. Получилось 15-минутное видео. Это было ровно год назад.

 

Сейчас я снимаю видеоролик о Харькове. А затем начну снимать фильм. Хочу показать современную жизнь в целом, глупость мира, проблему тотальной слежки. Просто выходит, что в нынешнее время нет сложности понять кто ты, что делаешь и где находишься, при этом совершено не зная тебя. У меня нет единой концепции, как я покажу это все в фильме. Может, что-то вроде антиутопии, «о дивный новый мир». Не знаю еще, будет это короткий или длинный метр. Хотелось бы потом на фестиваль какой-нибудь отправить, но это если найдется композитор, который за бесплатно напишет музыку.

 

 

Крутой момент был, когда лезли на телевышку, что на Госпроме. Ты очень сосредоточен, нельзя совершить ошибку, страховки нет, находишься максимально в процессе. Смотришь вниз на город, что под ногами, в крови адреналин, все шатается под тобой. Далее по громоотводу лезешь, как по канату. И ты полностью в этом моменте. Потом смотришь на красивый рассвет и понимаешь, что когда спустишься, все с тобой уже будет иначе.

 

Мне кажется, я всегда буду лазить по крышам. Даже когда я решил что мне это не нужно, я все равно вернулся к крышам. Сначала думал, что стану заниматься только фотографией, потом что только видео, а сейчас понимаю, что не важно, чем буду заниматься, но на крышу подниматься буду всегда. Это уже как хороший наркотик. Мой наркотик.


comments powered by Disqus