29 квітня 2014

Утолить город: фестиваль кино и урбанистики в Славутиче

Фотографія: Наталка Довга
 

 

 

С 24 по 27 апреля в Славутиче проходил фестиваль кино и урбанистики «86». Население города составляет около 25 тыс. человек, большая часть из которых работает на Чернобыльской атомной электростанции. Platfor.ma присоединилась к ним, чтобы посмотреть кино и понять, чем живет самый молодой город Украины.

 

То, что в Славутич нужно попасть обязательно, было понятно уже давно. Во-первых, недалеко от Киева, во-вторых, удивительная, хоть и печальная история возникновения, да еще и задуман как: чтобы поближе к Чернобыльской зоне, но и подальше – поэтому буквально посреди леса. Чтобы помнить о Чернобыле, но и продолжать верить в светлое будущее – поэтому скорбные памятники, но крайне оптимистичный мэр. А тут еще фестиваль кино и урбанистики, который – обещали – не только о Чернобыле, но и вообще о городах и пространствах. Так что ехать нужно было однозначно. Примерно так и думали многие киевские любители кино и погулять: в субботу фестивальный автобус «Киев-Славутич» был полон людей и энтузиазма. Шел третий день фестиваля.

 

– А этот американский режиссер известный, он приехал? – переговаривались между собой пассажиры о Роберте Стоуне, «оскаровском» номинанте, который привез в Славутич картину об атомной энергетике «Обещание Пандоры».

 

– Да, но мы уже не попадем, вчера показывали. Там история о том, как он из ярого антиатомщика превратился в обратное. Он вообще везде возит с собой дозиметр.

 

– И что он показывает в Славутиче?

 

– Говорит, радиации раз в двадцать меньше, чем в самолете.

 

Часть гостей расселили в хостеле. Мы же с друзьями отправились в коттедж, который сняли через брокера. Решив перед этим заглянуть в Дом культуры, где проходили основные кинопоказы.

 

– Давайте бегом в зал, у нас кино начинается, – кричат нам организаторы.

 

– Но мы сначала поселится хотели, – киваем на рюкзаки.

 

– Ладно, селитесь, только быстро. Мы вас подождем.

 

– В смысле?

 

– Ну, вы кино хотите смотреть? Мы без вас не будем начинать.

 

Впрочем, начать все равно пришлось без нас. Как только мы поселились, захотелось есть. Расспросить о заведениях решили у хозяина коттеджа, чернобыльского ликвидатора Павла.

 

– Так вы же женщины, приготовите себе сами, – заметил Павел.

 

Спорить мы не стали. Но чтобы поправить впечатление о себе как о женщинах, предложили сходить на фестиваль и посмотреть кино. В том числе, о Чернобыле.

 

– Я вам о Чернобыле столько расскажу, что никакое кино и не нужно будет, поверьте, – ответил нам Павел.

 

 

В кино мы все-таки решили верить. И не прогадали. Подборка о Чернобыле оказалась разножанровой: от критичного и, как положено, содержательного документального, до очень современной и немного странной 3D-анимации. Где-то между ними затесался трогательный фильм Анны Рады «Территория детства». Она о припятских страшеклассниках, которые в 1986-м по известным причинам остались без выпускного. Спустя 25 лет они собираются, чтобы съездить в Припять. Там их встречают учителя и устраивают «Последний звонок» прямо на разбитом школьном дворе, среди проросших сквозь асфальт тополей. Потом они долго гуляют по разваливающейся школе, находят покрытые мхом и грибами кабинеты физики и химии, биологии и пения, поют. И, конечно же, плачут.

 

– У кого какие эмоции? – спрашивают после показа организаторы. – Поднимите руку, кто из Славутича.

 

Несколько людей поднимают руки. Одного из них просят на сцену.

 

– Я раньше никогда не думал про этих выпускников. Ну, что были вообще такие выпускники. Я за идею ставлю «5», а за исполнение – «4».

 

– Можно я скажу? – интересуется кто-то из зала. – Это одна из героинь фильма, выпускница. Это она говорит своей учительнице Валентине Семеновне, которая повязывает ей ленту «Выпускник»: «А помните, какая я маленькая была? И вот как вымахала».

 

– Я ничего не собиралась говорить вообще-то, – начинает она. – Я просто хотела сказать, что была потрясена. Я теперь могу сказать, что у меня был настоящий выпускной, – она замолкает и плачет. Я думаю: а где же они все живут теперь? Чем занимаются? И как это вообще, без выпускного? Но спросить не успеваю – выпускница удаляется из зала так же стремительно, как и появилась.

 

В зале тем временем не плачут. Или плачут, но незаметно. Киевский зритель – он искушенный. Кто-то критикует «грязную камеру», «сомнительный монтаж» или мелодию из детской шкатулки, которой режиссер пыталась расстрогать «слишком навязчиво». Но после очередного фильма становится ясно: вот такие истории – маленькие, нежные, очень частные – и стали основным критерием отбора картин.

 

Вечер мы встретили в ожидании аудиовизуального перформанса «Атомная кухня»: намечалась хорошая вечеринка. Кто-то даже подготовился, переоделся в праздничное. Организатор фестиваля Надя крутила в руках жилет в пайетках. А на диджее Тане Эндшпиль были серебристые лосины. В них она успела прогуляться по Славутичу. К ней подошел 11-летний прохожий и попросил предъявить документы: «Я ему говорю: нет. А он: ты, серебряная, пошла вон».

  • Фотографія: Наталка Довга
  • Фотографія: Наталка Довга
  • Роберт Стоун, режисер фільму
    Роберт Стоун, режисер фільму "Обіцянка Пандори" та Ірина Зайцева
    Фотографія: Наталка Довга
  • Ірина Танцюра презентує фестиваль Docudays UA і фільм
    Ірина Танцюра презентує фестиваль Docudays UA і фільм "Американська комуна"
    Фотографія: Наталка Довга
  • Фотографія: Наталка Довга

Перформанс начинался энергично. Визуальная часть состояла из хроник строительства электростанций. А музыкальная – в основном из плотных басовых линий. «Массаж сердца», заметила приятельница, выйдя на перекур. Внутри было много знакомых – те, кто не успели на кино, доехали на вечеринку, кто-то взял с собой собаку. Вообще казалось, что ты в Киеве: вот выйдешь на улицу, а там, например, Межигорская. Но на улице тем временем был Славутич. А у входа – двое местных. Прихватив с собой магнитофон, они то и дело включали его и пританцовывали. Зайти не решались.

 

– Как вам вообще идея такого фестиваля? – спрашиваю я у женщин, которые дежурят в Доме культуры, встречая и провожая всех гостей, а также поругивая организаторов то за подвинутый без спроса стол, то за общую расслабленность. Женщины поглядывают в телевизор. Местный канал рассказывает о создании отряда славутичской самообороны.

 

– Хорошо, – отвечают. – Но у нас, знаете, и раньше бывали кинофестивали. Наталья Варлей приезжала.

 

– Если бы не политическая обстановка, – добавляет другая, – тут бы сейчас гораздо больше людей было. Знаете, сколько к нам белорусов приезжает?

 

– И русских, – замечает третья.

 

Несмотря на курортный режим, утро следующего, последнего, дня фестиваля проспать было невозможно. На мастер-класс режиссера-документалиста Сергея Буковского пришли даже те, кто совсем далек от заявленной темы: «Герой в документальном кино».

 

– Вы долго говорите о чем-то тяжелом с человеком, а потом выключаете камеру, вам пора уходить. Получается, что: спасибо, до свидания? – отвечает Буковский на чей-то вопрос о работе с героем фильма. – Нет. Человека нужно уметь выводить из разговора. Особенно из тяжелого.

 

Вообще-то речь шла о его фильмах, где герои – люди, пережившие Голодомор, Холокост. Но моя подруга быстро соображает, что хотя мастер-класс, конечно, о кино, но, по большому счету, «за жизнь».

 

– Там вначале фильма были моменты такие, люди на премьере смеялись. Я сидел рядом с тогдашней первой леди Катериной Ющенко, она спрашивает: «Чому всі сміються? Як так можна?» Но если ты хочешь, чтобы в конце плакали, нужно, чтобы в начале смеялись. Чтобы в этого героя поверили, чтобы почувствовали его.

 

Между размышлениями о герое и следующем фильме мы решили сделать паузу и прогуляться по Славутичу. 11 кварталов, каждый со своей планировкой и архитектурой: высотки в миниатюре – Черниговский, коттеджи в розовом камне – Ереванский. Бесконечные детские площадки. Инстаграм стремительно пополнялся урбанистикой с хештегом #slavutych.

 

Тем временем пришло время закрывать фестиваль. «Антицеремония закрытия» проходила в местной Школе искусств. В зале впервые количество местных жителей превышало количество киевлян. Был также замечен мэр и работники горсовета.

 

– Телефоны можете не выключать. Если вам позвонят, скажите, что вы на читке пьесы, – сходу заявляет режиссер херсонского центра «Тотем» Максим Афанасьев. Вместе с местными актерами он готовил к закрытию документальную пьесу «Внутренний Славутич». Актеры записывали интервью с местными жителями об их домах, о предметах, которые их окружают и том, как они у них появились. – Это называется документальный подход. Балета не ждите.

 

 Документальный подход – дело скрупулезное, в тексте сохраняются все интонации, слова-паразиты, паузы и ударения. Так мы узнали, что «квартал» в Славутиче произносится с ударением на первый слог. Что местные деньги, когда-то ходившие тут, назывались «парашками» от фамилии бывшего начальника ЧАЭС Парашина. Что в ходу было выражение «половая жизнь» – потому что заселялись в пустые квартиры и первое время спали на матрацах на полу. Мебель покупалась уже потом, по талонам. Розовым, уточняет женщина в зале. А расставлять ее предлагалось согласно «Пособию новосела», советовавшему также приобретать предметы декора, так как они «свидетельствовали о хорошем художественном вкусе хозяина».

 

– Иногда я просыпаюсь и не могу встать – такую чувствую усталость. Хочется отдохнуть. Но от чего? Я же только что проснулся, – актер проговаривает финальный текст и обводит взглядом зал. – А вообще... Я хочу, чтобы у меня дома стоял большой рояль!

 

Пьеса заканчивается. Местные жители моментально включаются в дискуссию. Им кажется, что конец – недостаточно оптимистичен.

 

– З точки зору артистизму – чудово! – это, встав с места и вытянув вперед руку, говорит мэр Славутича Владимир Удовиченко. – Але треба давати шанс, розумієте? Шанс у кінці. Тому що ми пережили Чорнобиль і дожили до сьогоднішнього дня. Я вважатиму свою місію звершеною, якщо молодь тут матиме те, чого не мають люди ані в Києві, ані в Річмонді. Поаплодуйте, будь ласка...

 

Зал покорно аплодирует, смеется.

 

– Это же документальная пьеса, Владимир Петрович – все, как люди говорили, – замечают актеры.

 

Но мэр остается непоколебим в своем оптимизме.

 

– Когда говорят, обычный город Славутич или необычный, я говорю: необычный. Потому в обычном городе такой фестиваль не проходит.


comments powered by Disqus