30 травня 2014

Читать подано: чужие, но хорошие тексты

Platfor.ma стоит читать еще и за то, что раз в неделю мы рассказываем, о чем стоит почитать у других. Топ-5 свежих материалов, которые крайне рекомендуется прочесть, если за окном солнце, дождь, туман или любая другая погода.

 

 

Роман Попков – Вернулся из Украины

Российский общественный активист Роман Попков съездил в Украину понаблюдать за выборами. Удивительнейшим образом ему повезло, и вместо оголтелых фашистов Правого сектора им. Адольфа Бандеры ему встречались сплошь приятные и душевные люди, о чем он и написал в Facebook. Внезапно оказалось, что и в соцсети среди украинцев практически нет кровожадных убийц – и теперь страница Романа пестрит благодарностями других пользователей. Сообщений от Госдепа США при этом обнаружено не было.

 

«И вот эта какая-то совершенно невообразимая атмосфера добродушных шуток, доверительных разговоров, особенный космос с камуфляжем, вышивканками, еврейскими шапочками, атмосфера тепла и света в этой воюющей стране - она для нас была непостижима. Мы от такого даже не отвыкли, у нас такого никогда и не было. Кто был наблюдателем в российских комиссиях, тот знает, что там атмосфера другая, там от членов УИКов пахнет липким страхом, и глаза там у всех пластмассовые и нет никакой настоящей Жизни».

 

 

Художній керівник «Глобусу» Домінік Дромгул: Театр — це розмова про те, як існувати разом

В кінці минулого тижня в Мистецькому арсеналі можна було подивитись виставу «Гамлет» шекспірівського театру «Глобус». Журналістка Марія Тетерюк не тільки подивилась, але й записала інтерв’ю з керівником трупи Домініком Дромгулом, який розповів їй про те, як виживають театри в Британії, як коментарі у Facebook замінюють професійну критику та чому в головному британському театрі «Гамлета» грають актори з Нігерії, Пакистану, Гонконгу та Нової Зеландії.

 

«Уявлення, що вистава має бути "про текст", домінує в європейському театрі останні 150 років. Але в часи Шекспіра виставу грали для того, щоб всебічно розкрити текст, а не сказати щось про нього з певної перспективи. Тоді просто та дотепно розказували історію розкішною мовою, використовуючи фантазію. 

Над вільним спілкуванням між акторами та аудиторією, яке ми намагаємося повернути в театр, знущалися режисери, її душило світло рампи та нищили комп’ютерні ефекти.

А ми говоримо, — ні, головне в театрі — це історія, яку одні люди розповідають іншим. Ми лишаємо залу освітленою, щоб актори бачили публіку, а публіка бачила акторів. Всі наче зібрані разом в одній кімнаті.

Для багатьох глядачів, такий спосіб залучення у виставу цілком новий, і вони його обожнюють. До них більше не ставляться як до дітей, які мають сидіти в темряві і слухати, ми звертаємося до них, як до дорослих, що беруть участь в акті творення».

 

 

Фотографія: Amr Abdallah Dalsh / Reuters

Ксения Светлова – Чем закончились три года египетской революции

Еще совсем недавно в этой стране грохотали танки и гибли люди, а теперь, после выборов нового президента, ситуация стабилизировалась и люди смотрят в будущее с надеждой. Неплохой сценарий для Украины, не так ли? Но речь здесь идет о Египте и его новом президента Абде аль-Фаттахе ас-Сиси, получившем на прошедших на днях выборах более 90% голосов. О том, как египтяне свергли одного сильного лидера, чтобы уже вскоре всецело довериться другому – в материале Ксении Светловой, одной из тех немногих девушек, кто ездит в Египет не на отдых.

 

«Абд аль-Фаттах ас-Сиси – это золотая египетская мечта, простая, ясная и понятная всем. Парень неплохо учился в школе, пошел в армию и дослужился до фельдмаршала. Такой же путь до него проделали практически все египетские президенты – Нагиб, Насер, Садат и Мубарак. Исключением является только инженер Мухаммад Мурси, президент-исламист, который, правда, преподавал в американском вузе и сотрудничал с НАСА, но разве это может сравниться с военной славой? Про Мурси египтяне предпочитают вообще забыть, стереть его из памяти. Как в Древнем Египте, где следующий фараон старательно уничтожал все надписи с именем своих предшественников и расписывался на пирамидах, храмах и мастабах своей размашистой подписью».

 

 

Александр Ройтбурд – И к вопросу о Майдане

Вопрос о том, в какой же сфере более талантлив Александр Ройтбурд: живописи или блогерстве, становится все более актуальным. Его картины продаются за десятки тысяч, а посты собирают сопоставимое количество лайков. Как, например, его заметка о том, что делать с теми майдановцами, которые до сих пор остаются на главной площади страны.

 

«Есть предложение.

Выделить под Киевом аналогичные площади, поставить там палатки и назвать это "Нова Майданiвка". Всех туда переселить, там же поставить сцену. И шоб раз в пару дней до них приїзділа Руслана чи там пан Євген Ніщук. Раз на тиждень – віче, шоб виходили утрьох Яценюк, Кличко й Тягнибок, а на них шоб свистіли й кричали "ганьба!". Раз на місяць шоб на інвалидному візку привозили Юлю, і шоб вона плакала.

А киевский майдан привести в порядок шоб это было похоже на центр европейской столицы».

 

 

Фотографія: Ben Wiseman

Клив Томпсон – Only You Can Overthrow the Tyranny of Awful Stock Photos

Журналист Wired Клив Томпсон переживает, что мир попал в замкнутый круг, в котором фотоархивы предлагают миллионы картинок с абсолютно пластиковыми улыбающимися семьями или радостно пожимающими друг другу руки офисными работниками. Избитость и ужасные клише подобных фото настолько возмутили автора, что он призывает к резкой дестабилизации обстановки: «Stock photography needs to die». Что ж, если когда-нибудь вы увидите на Platfor.ma банальную фотографию улыбающейся семьи с фотостока, то наябедничайте на нас господину Томпсону.

 

«In his 1946 essay “Politics and the English Language,” George Orwell argued that clichéd language produces clichéd thinking. Using a stale image, as he’d put it, “makes it easier for us to have foolish thoughts.” Stock photography imprisons us in the same cognitive jail. Its intentionally bland images are designed to be usable in many vaguely defined situations. This produces wretched photography for the same reason Hallmark cards produce wretched poetry. We live in a visual world, communicating and thinking in pictures. When we use stock photos, we think in clichés».


comments powered by Disqus