25 вересня 2014

Бруклин с видом на Грузию: как Михаилу Саакашвили живется в Америке

The New York Times опубликовали материал Джейсона Горовитца о жизни экс-президента Грузии Михаила Саакашвили в Нью-Йорке. А Platfor.ma его перевела, чтобы вы тоже прочли о том, как экс-президент Грузии сосуществует с хипстерами, чувствует себя Ди Каприо и ищет работу.

 

На продовольственной ярмарке Smorgasburg в Вильямсбурге, Бруклин, среди бородатых татуированных мужчин и женщин в откровенных комбинезонах, в своих кислотно-зеленых кроссовках стремительно передвигается Михаил Саакашвили. Присутствующие выстроились в очереди за сырными деликатесами, пончиками Dun-Well и другими местными вкусностями. Он заказывает свежий кокос.

 

«Мой друг, один из богатейших шейхов ОАЭ, передал Грузии около 20000 пальм, – говорит бывший президент Грузии Михаил Саакашвили, опуская соломинку в кокос и опустошая его несколькими глотками. – Как личный подарок».

 

Саакашвили находится в добровольном изгнании на North Seventh Street, планируя триумфальное возвращение. Его резкое карьерное падение является наглядным примером множеству американских правительственных чиновников, которые надеялись, что Саакашвили станет образцовым послом демократии для стран бывшего СССР.

 

В прошлом ноябре этот любимчик Джорджа Буша-младшего, чья конфронтация с Владимиром Путиным привела к катастрофической войне 2008-го года, оставил пост президента, и занял апартаменты своего дяди в башне на набережной Вильямсбурга, нежась и наслаждаясь жизнью.

 

Когда Саакашвили не засиживается в кафе, не гоняет на велосипеде или не устраивает холостяцкие вечеринки с друзьями на крыше Wythe Hotel, бывший президент изучает украинский конфликт, используя свой опыт с Путиным как спасательный круг, который приведет его обратно к политической популярности.

 

«Это конец Путина», – сказал Михаил Саакашвили насчет российской агрессии по отношению к Украине, когда украинский президент Петр Порошенко встретился в Вашингтоне с Бараком Обамой и лидерами Конгресса. Экс-президент Грузии назвал действия Владимира Путина «очень, очень схожими» с теми, что имели некогда место в Грузии. «Мне кажется, он попал в ловушку».

 

Саакашвили, серьезно располневший по сравнению с временами своего президентства, утверждает, что этот конфликт должен повлиять на пересмотр его собственного имиджа как опрометчивого лидера мирной Революции роз. Многие полагают, что приверженность реформам затмилась годами жесткого попирания оппонентов, манипулирования законами и провоцированием Путина начать войну, что привело к смерти, изгнанию и обнищанию тысяч грузин. «Мы должны пересмотреть такую трактовку», - говорит он.

 

Саакашвили рассказывает, что благодаря «обычной жизни» в Бруклине, он понял, какой большой шишкой считается в Восточной Европе и вспоминает о недавнем визите в Албанию. «Они перекрыли движение для нашего эскорта, состоящего из 20-ти автомобилей».

 

Собственный реабилитационный проект Михаила Саакашвили осложнен его неоднозначной популярностью на родине, а грузинские прокуроры все продолжают предъявлять ему обвинения в присвоении правительственных средств и нарушению прав человека.

 

Сам он отвергает всех этих прокуроров, воспринимая их как политически мотивированных марионеток своего вечного соперника, миллиардера и бывшего премьер-министра Бидзины Иванишвили. Некоторые из критиков соглашаются с тем, что жажда мести нынешних грузинских управленцев говорит о них столько же, сколько и расходы о Саакашвили.

 

В данный момент экс-президент Грузии пишет мемуары, выступает с лекциями и помогает запустить вашингтонский аналитический центр, заодно посещая старых сторонников, таких как сенатор Джон Маккейн и Виктория Нуланд. Он хочет изменить свой статус туриста в США и получить рабочую визу, тем временем наслаждаясь барами и кафетериями своей новой родины. Саакашвили развлекал бывшего директора ЦРУ Дэвида Петрэуса на крыше своего дома с потрясающим видом на Манхэттен. А в конце этого месяца он ожидает в гости бывшего президента Франции Николя Саркози. Как и сеть аптек, зеркальных многоэтажек и ночных клубов, Саакашвили подтверждает то, что Вильямсбург – площадка для состоятельных гостей города.

 

«Я помню, как глядел на Вильямсбург со стороны Манхэттена. Жалкое было место. Здесь обитала мафия, а киллеры хоронили тела прямо на улице», – рассказывает Саакашвили, вспоминая девяностые, когда он был студентом Колумбийского университета. Теперь же ему приятно наблюдать преображение района, его «джазовую атмосферу», изобилующую энергией. «Вильямсбург – это часть демократических преобразований», – говорит Саакашвили.

 

Бывший грузинский президент склонен смотреть на множество вещей сквозь призму демократии. Он называет кафе Mogador своим самым любимым, потому что оно очень демократичное. Он жалуется на высокие цены в Вильямсбурге («Я не беден, но цены все же кусаются!»), чемпион свободного предпринимательства восхищается социальной мобильностью своих новых соседей.  «Они хипстеры, – говорит Саакашвили. – Но, несмотря на это, они гребут деньги тоннами и наслаждаются жизнью. Они больше не являются маргинальной частью общества». Как-то раз Саакашвили не удалось получить номер в отеле Wythe, так как его личность не смогли идентифицировать. «Это нормально. Это не такое шикарное заведение, как на Манхэттэне».

 

Недавно Саакашвили, которого разведка однажды окрестила Кроликом-энерджайзером, заряжался от продовольственной ярмарки и Artists&Fleasmarket. Он поднял свои солнцезащитные очки Прада, и пошел к киоску, в котором продавали часы, сделанные из переплета старых книг. «Я купил 50 таких часов и отослал их в свою президентскую библиотеку», – говорит он. По его словам, за пять месяцев до этого одна женщина видела в том же месте Леонардо Ди Каприо.

 

Через пару мгновений Лали Лобжанидзе, грузинка, живущая на Манхэттэне, подходит к нему: «Вы Михаил Саакашвили?»

 

«Чувствую себя Ди Каприо», – радуется он.

 

Здесь Саакашвили часто встречает земляков. Их мнения о нем бывают противоречивыми. «Он раскалывает диаспору», – говорит Вахтанг Гомелаури, организатор протеста против Саакашвили перед ООН в 2012 году после разоблачения случаев жестоких изнасилований в грузинских тюрьмах. Однако группа грузинских студентов была рада стоять с ним на станции метро «Bedford Avenue». «Это уже вирусный эффект», – говорит Саакашвили.

 

Бывший президент обычно ездит на метро в Манхеттен, где он ест в Oda House в East Village (владелец любит его, а официанты нет) и Pepela, где он заказывает грузинское красное сухое вино 2004 года Orovela Saperavi. Там же он недавно обедал с Биллом Клинтоном.

 

Во времена учебы в Колумбийском университете он жил в Астории, Куинс со своей датской женой Сандрой Руфолс, которая работала в пиццерии Cheesy Pizza. Позже они получили места в адвокатских манхеттенских фирмах и переехали в Верхний Вест-Сайд. «Куинс подражает Нью-Йорку, – говорит Саакашвили. – Я очень хорошо это помню. А Вильямсбург – это и есть Нью-Йорк».

 

Сейчас Руфолс живет в Тбилиси со своим младшим сыном. Ее старший сын, который, кстати, как-то побил мировой рекорд по быстропечатанию на айпаде, сейчас учится в Суортморском колледже, Пенсильвания.

 

Сам Саакашвили говорит, что ожидал восстановления в своей должности в университете Тафтса, но заведение объявило об окончании отношений в мае. Кроме того, Саакашвили утверждает, что не рассматривает возможный вариант работы в своей альма-матер в Колумбийском университете.  Однако бывший профессор рассказывает, что люди, близкие к Саакашвили, неоднократно интересовались работой для него в юридических школах. Линкольн Митчелл, критик Саакашвили, а также заместитель профессора в Колумбийском, говорит, что управляющие этими школами были взволнованы на этот счет, в частности, по поводу поведения Саакашвили. «Должен ли предстать перед международным трибуналом?»

 

В августе грузинские прокуроры обвинили экс-президента в использовании государственных денег для оплаты, в частности, гостиничных расходов личного стилиста Саакашвили, трат на двух моделей, инъекции ботокса и удаление волос, аренду яхты в Италии и покупку картины лондонского художника Мередит Остром (к слову сказать, художница создавала свои произведения, используя отпечатки собственного обнаженного тела). Они также обвинили его в репрессивных мерах по отношению к протестующим в 2007 году. Если Саакашвили осудят, ему может светить до 11 лет тюрьмы.

 

Кроме всего прочего, его обвиняют в использовании государственных денег для оплаты перелета его массажистки Дороти Стейн в Грузию в 2009 году. Сам Саакашвили утверждает, что использовал ее услуги лишь однажды, хотя Стейн говорит, что получила около 2,000 евро за многоразовые сеансы, включая ее фирменный «массаж укусами».

 

«Он присылал мне множество подарков, – рассказывает Стейн, проводя время между Берлином и Хобокеном. – Он говорил: ‘Моя жена не возражает'. 

Он подарил мне золотое ожерелье с чем-то вроде религиозного кулона, который я совершенно не собираюсь носить, так как мой Бог – Фрэнк Заппа».

 

Саакашвили говорит, что все эти обвинения только лишний раз доказывают, что он является жертвой, целью политической охоты на ведьм. «Я был у власти в течение девяти лет, я управлял постсоветской страной, я сделал все, чтобы Грузия никак не была связана с коррупцией. И я очень этим горжусь».

 

Когда он не смотрит фильмы и не играет с друзьями, Саакашвили занимается своим любимым делом – ездой на велосипеде. «Хотите фотографию с великом?» – спрашивает он во время перерыва в беседе.

 

Для фотографии Саакашвили переодевается в красные шорты. На заднем плане видим бородатых мужчин, сидящих и скучающих на крыльце.

 

«Вы знаете, что здесь хасидский район? – говорит он, направляя велосипед на юг. – Вон они, гуляют в огромных шляпах!»

 

Фото: shutterstock.com, flickr.com/photos/worldbank/.


comments powered by Disqus