29 березня 2014

Татьяна Жданова и Валерий Пекар: «Городу нужен не бренд, а смысл»

Создавать стратегии развития городов — модный тренд городских властей. Улучшить инфраструктуру, привлечь туристов, развить бизнес — вот ключевые моменты, на которых строятся эти проекты. Их цель — улучшить жизнь горожан, но мнение последних фактически мало кого волнует. Команда «ВикиСитиНомика» предлагает им свою альтернативу. Они считают, что брендом города должны заниматься именно его жители. О том, почему украинцы хотят уехать из страны, какие архетипы преобладают в их сознании и какие ценности для них важны, «Платформе» рассказали инициаторы проекта Татьяна Жданова и Валерий Пекар. Фото: http://platfor.ma/articles/wikicitynomika/

 

— Расскажите об идее «ВикиСитиНомики». Как сформировалась ваша команда?

 

Татьяна Жданова: Сначала возникла идея заниматься брендингом городов. Было предложение сделать брендинг «Артека». Но вскоре мы решили, что интереснее будет сделать брендинг какого-нибудь приморского городка. Вот только с властью связываться не хотелось.

Татьяна Жданова и Валерий Пекар — инициаторы проекта «ВикиСитиНомика»

 

Валерий Пекар: Когда собрались люди, заинтересованные в брендинге городов, обладающие различными компетенциями, мы посмотрели, у кого что есть, поучились друг у друга, и, естественно, один из первых вопросов, который возник: а зачем собственно этот самый брендинг нужен? И в течение пару месяцев очень плотной работы мы пришли к пониманию того, что суть не столько в брендинге, сколько в новых социальных технологиях, новых технологиях коммуникации и коллективной работы, которые мы способны создать. Так мы вышли за рамки брендинга городов, продолжив его использовать скорее как «точку сборки», которая интересна и властям, и ветеранам, и студентам, и чиновникам, и предпринимателям, и художникам — всем абсолютно. 

 

Почему вы выбрали именно wiki-принципы для работы своей команды?

 

Т. Ж.: Wiki-принцип заложен в саму идею проекта брендинга городов. Он означает, что каждый может присоединиться к чему-то открытому. Не мы создаем бренд-платформу (т.е. смысловую платформу) города. Ее создают горожане, которые присоединяются к нам.

Также принцип wiki — это открытость, глобальность и работа на равных. В данном случае с проектом брендинга Киева так и обстоит: каждый может присоединиться, каждый может работать на равных в числе других, информация находится в открытом доступе.

Например, предприниматель может посмотреть наши наработки, увидеть, что Киев — город интеграций, он соединяет разрозненное. И создать бизнес-проект на основе этой идеи, связанный, скажем, с туризмом, паломничеством или создать центр научного паломничества, да чего угодно. Эту же идею совершенно спокойно может взять городская власть. Так случилось со «Стратегией развития Киева», они все же прислушались к нам и включили важную часть — принадлежность города. Хотя я понимаю, что КГГА вряд ли сможет «оживить» эту стратегию, просто потому, что задача власти — сохранять, а не создавать. Реализовать — задача городского сообщества.

 

— Как бы вы объяснили человеку, который никогда об этом не задумывался, зачем городу нужен бренд?

 

Т. Ж.: Городу нужен не бренд, а смысловая платформа, ему нужен смысл. Он нужен всему, что хочет жить и взрослеть, без него энергия уходит. Все люди следуют своим смыслам, пусть зачастую это и происходит неосознанно. Бренд города есть просто концентрированное выражение смысла этого города.

Зачем этот город миру? Что в мире вдруг изменится, если инопланетяне украдут его вместе со всем населением и инфраструктурой? Станет ли мир беднее, лучше или хуже? Что этот город подарил миру раньше, что он дарит ему сегодня?

Если люди ощущают отсутствие смыслов, неважно, осознанно или нет, то в этой ситуации начинает происходить какое-то движение: вперед или назад. Например, в потере смысла, поисках и обретении нового человек может перейти на более высокую стадию развития. Он заработал свой миллион, а дальше задает себе вопрос: «Почему же я несчастлив? Ведь я хотел его заработать. Значит, смысл был в чем-то другом...» Таким образом, его смысл разрушается, он ищет новый, обретает его и движется дальше.

 

Разных смыслов на разных уровнях развития может быть много. Точно так же смыслы есть у людей, организаций, у бизнесов, общественных или религиозных организаций. Есть смысл и у больших общностей: у городов, наций, стран.

 

В. П.: Наше отстранение от любых форм политической активности как раз и вызвано тем, что политическая жизнь — это попытка сменить вождя (или наоборот, оставить того вождя, который есть) без поиска смысла. А какая разница, если мы все равно не знаем, куда мы идем? Сенека сказал: кораблю, который не знает, куда плыть, любой ветер является попутным. Я считаю, что это не так: любому кораблю, который не знает, куда плыть, любой ветер является встречным. Если мы не знаем, что мы делаем, любая наша деятельность является контрпродуктивной, она все время уводит нас от цели, неизвестной нам, хотя бы потому, что расходуется ресурс.

 

— Когда человек находит смысл, не грозит ли ему ощущение пустоты?

 

Т. Ж.: Смысл — это когда вы понимаете, в каком качестве кому-то нужны. Как же после этого может образоваться пустота? Наоборот, у вас открывается огромное поле возможностей.

 

В. П.: Когда у вас есть смысл жизни, он заставляет вас достаточно серьезно двигаться и много делать. Если он есть, это не значит, что вы должны написать его на плакате, повесить перед собой, сидеть и любоваться. Смысл — это путь. Он заставляет вас двигаться и что-то предпринимать. А пустота возникает скорее при отсутствии смысла, когда старая система перестает работать. Ритуалы остались, а смысл ушел.

 

— И чем эта пустота заполняется?

 

В. П.: Самый примитивный подход к решению проблемы отсутствия смысла — это вселить в себя уверенность в том, что есть другой человек, у которого этот смысл имеется. Вот он знает, он скажет мне, что нужно делать, и тогда все будет хорошо. Это та модель, по которой жила Россия много веков и от которой отходит сейчас. Есть и более актуальный подход. Я считаю, что чем больше людей сегодня начнут рефлексировать, тем быстрее все ответы найдутся.

Советский образ жизни, к сожалению, серьезно повлиявший на нас, был построен на отбивании рефлексивного мыслительного аппарата. Смыслы насаждались сверху.

Каждому, кто задавал себе какие-то вопросы, немедленно «давали по голове». А уж если он, не дай Бог, свои вопросы задавал другим, это уже было социально опасно...

 

— Как развивать потенциал украинских городов? Что нужно сделать, чтобы люди не покидали их?

 

Т. Ж.: Смысловая платформа города, если она есть, — это уже некий смысл для человека. Нужно посмотреть на нее и понять: хочу я жить в этом городе или нет, определить свою позицию. Большинство людей не делают этого, они живут по инерции. Но сейчас время вынуждает людей принимать решения. По инерции жить уже не получается, потому что давление на человека достаточно большое — все кипит и бурлит.

 

В. П.: Мы упорно пытаемся вывести проблемы смысла в фокус общественного рассмотрения. Проблемы смысла города, смысла страны, смысла той или иной деятельности. И это совершенно не философские и абстрактные вопросы, потому что от них зависит, будут люди жить здесь или куда-нибудь уедут. Те, кто для себя не найдет адекватных ответов на эти вопросы, будут уезжать. 

Ведь очень часто люди едут не «за», а «от». И часто оказывается, что у тех, кто едет «от» каких-то проблем, эти проблемы находятся в голове.

Они благополучно переправляются за океан или в другу точку земного шара и там проявляются по новой. Если кто-то едет отсюда от бедности, это не значит, что в другом месте он будет богатым.

 

Для того, чтобы украинцам не хотелось покидать свои города, им необходимо перестать жить по инерции и научиться принимать решения.

 

— Недавно «ВикиСитиНомика» инициировала проект «Смысловая платформа Украины». Зачем она нужна, и есть ли в этом направлении какие-то наработки?

 

В. П.: На форуме «Украина: брендинг страны и городов» мы пришли к выводу, что сегодня классическими смыслами для людей в Украине будет или выжить, или побыстрее уехать отсюда, или оставаться здесь из упрямства. Все три смысла — пассивные. Это не стремление к чему-то хорошему, это бегство от чего-то плохого. Позитивные же смыслы, к сожалению, не создаются. А ведь все великие прорывы наций в истории всегда были за смыслом. Стремление захватить мир, стремление принести кому-то истинную веру или истинное понимание, стремление открыть новые земли или доминировать в каких-то сферах — всегда был смысл что-то делать. А у нас сейчас его нет.

 

— Можно ли черпать смыслы в нашей этнической культуре?

 

В. П.: Для этого нужно их действительно черпать, а не пережевывать. Извлечь оттуда новые смыслы.

Ни одна страна в мире не тиражирует свое наследие штампами, ничего из этого не извлекая. Наследие всегда трансформируется в нечто современное, интересное для сегодняшних граждан этой страны и для сегодняшнего мира.

Т. Ж.: С этой точки зрения ценен даже драматический исторический опыт. Благодаря ему Украина очень хорошо воспринимает новое, что помогает ей быть интегратором. 

 

— Бренд Киева вами уже сформулирован. А каков бренд Украины?

 

В. П.: Мы в самом начале работы, ведь Украина — это очень сложная и мозаичная структура. Здесь живут люди с разными парадигмами мышления, этническими корнями, с разными целями и разными смыслами. Но в общественном сознании присутствует несколько идей, которые являются позитивными смыслами Украины. Украина как творческая мастерская. У нас всегда создавалось что-то новое, и часто это новое внедрялось в совершенно других местах. Или же происходило здесь и реально ничем не заканчивалось, а где-то в другом месте имело успешную реализацию.

В Украине очень высокий уровень кипения социальной энергии, она никуда не девается и начинает выливаться в какие-то действия. Как правило, это — социальное творчество, основанное на том, что по-украински называется «воля» — вот это слово архетипическое в украинском языке и культуре.

Свобода по-русски и воля по-украински — это разные вещи. Это слово есть и в первой строчке нашего гимна, и чуть ли не в каждом произведении Тараса Шевченко. Весь ХІХ век был проникнут этой идеей. 

 

Другой архетип общественного сознания — Украина как перекресток. Страна все время находится между востоком и западом, между севером и югом, на перекрестке всех цивилизаций, где все сталкивается, гармонично соединяется, но никогда не было больших цивилизационных противоречий. Здесь все объединялось. Украина все время впитывала чужие смыслы, творчески их перерабатывала и выдавала наружу.

 

— Исходя из каких критериев стоит определять украинцев и границы Украины?

 

В. П.: Это глубокая тема. Украина населена очень разными людьми. Не только с точки зрения национальности и языка, а с точки зрения их собственных систем мышления и идентичности. У кого-то украинская идентичность — это идентичность с украинским языком, на котором он говорит с детства, на котором он думает и видит сны. У кого-то украинская идентичность — это чувство исторической общности с украинским народом. У кого-то это идентичность по паспорту. У кого-то украинская идентичность по территории: я здесь живу, значит, я украинец. У кого-то это идентификация себя с украинским проектом: я реализовываю себя в нем, направляю все силы на его продвижение.

Причины, по которым люди считают себя украинцами, разные. Однако везде, где живут люди, которые считают себя украинцами по любой из причин, — там и находится Украина.

— Возможно ли формирование «позитивных» смыслов для нашей страны в ближайшем будущем?

 

Т. Ж.: Украина в интересной ситуации: здесь отчетливое ощущение безнадежности, и как раз эта безнадежность вынуждает каждого стать лидером. Лидером на своем месте и в своей среде. А для этого опять же надо обратиться к смыслу, уникальной роли каждой личности. Сейчас важно выбирать сотрудничество вместо конкуренции.

 

В. П.: Прорастание смыслов в Украине идет снизу, и наша страна достигла очень больших успехов. У нас есть такое гражданское общество, такие общественные движения, которых нет нигде на постсоветском пространстве. Как трава прорастает сквозь потрескавшийся асфальт, так новые структуры, смыслы и команды прорастают через существующую систему, которая все хуже и хуже работает, растрескивается и не выполнят свои функции. Меня очень радует, что в Украине таких команд много, они все разные, все сталкиваются и общаются друг с другом. Так и рождается практическое и очень прагматичное понимание того, как нужно переустроить жизнь (человека, коммерческой организации, города или страны в целом), чтобы смысл появился, и из него пришла энергетика на дальнейшее развитие.

 

Общались Ярослава Кобинец, Ярослав Кобзарь

Фотографии из личного архива Татьяны Ждановой и Валерия Пекара


comments powered by Disqus