26 травня 2014

«Война уже идет»: как служат добровольцы украинской армии

Фотографія: shutterstock.com
 

 

Автор этого материала – военнослужащий украинской армии, который записался в нее добровольцем после начала крымских событий. Он попросил не указывать его имени, чтобы иметь возможность честно рассказать о том, как выглядит служба изнутри. Platfor.ma публикует прямую речь добровольца.

 

Я военнослужащий. 1-го марта, когда наши невероятно братские друзья ломанулись нести добро и процветание угнетённым русскоязычным, я прибежал в военкомат и записался добровольцем. 17-го марта мне позвонили, 18-го я стал солдатом. Первая волна – готовили мобилизацию. 15-го мая она была готова и началась. Я сам сформировал команду на сборном пункте, сам с ней поехал и сам же стал служить уже в киевском батальоне.

 

Весь этот процесс представлял собой продирание сквозь бюрократические тучи к милитаристическому счастью. Теперь я в действующих войсках, чему несказанно рад. Всё как обычно – батальон сформировался в рекордные сроки – за неделю, что, по-моему, является рекордом для украинских реалий. Сейчас идёт обучение и наработка навыков – стрельба, физическая подготовка, техника. В общем, связисты разворачивают радиостанции, медики учатся лечить, а гранатомётчики вовсю бьют из АГСов (автоматический гранатомет на станке. – Platfor.ma) по холмам. Всё это наталкивается на обычное разгильдяйство и тупость со стороны высшего командования, которое настолько напоминает саботаж и измену, что напрашиваются выводы.

 

 

 

В сослуживцах контингент разный. Есть и пузатые дядьки, и тонконогие хипстеры. Костяк – служившие в более или менее нормальных войсках, десант и пограничники. Катастрофическая нехватка грамотных специалистов, что обусловлено абсолютно потерянной за последние 20 лет армией. Всему учимся на ходу и своим умом.

 

Поначалу условия были просто чудовищными. Приехали – пустая голая казарма, спать невозможно – холодно, матрасы как говно, бельё выдали только на третий день. Лежали в одежде и стучали зубами. Кроме того, обустраивать все пришлось своими силами. Впервые видел, как капитаны и майоры таскают кровати и тумбы. Сейчас – неплохо. Матрасы, белье и подушки нам привезли от фирмы «Ярослав», очень качественные. Еда – столовка, жить можно. Самая большая проблема – душ. Его тупо нет, водили в баню один раз. Но народ понимает развал всего и вся. Не ропщет.

 

Распорядок такой: подъем, зарядка, завтрак, затем занятия – либо теория в казарме (садится офицер, собирает вокруг себя солдат и рассказывает им полезные вещи), либо практика в поле. Теоретические занятия похожи на огромный воркшоп – представь себе выставку, где на каждом стенде читают отдельную лекцию. Лично мне очень нравится. Потом обед, опять занятия, ужин, личное время и отбой. Уставщиной никто не давит.

 

Полигон – он и есть полигон. Хреначим из всего, что есть. Вот только обещали кучу боеприпасов, а на деле жмут. Но по сравнению со срочниками мы просто псы войны. За полдня полигона научился спать при канонаде, потому что грохот там как на фронте.

 

Поскольку батальон на 75% сформирован из добровольцев, объяснять никому ничего не надо. Всякие там ростки «да ну это все, у меня дома жена-дети» безжалостно вырываются. Домой отправили 12 человек, некоторых – по здоровью, некоторых – по семейным причинам, ну и просто неадекватные и нытики попадались. Тут четко видно халтурную работу военкоматов – им лишь бы поскорее закрыть запрос и отрапортовать о достижениях, а вы потом делайте с этими продавцами пылесосов, что хотите. Один такой кретин способен на очень многое, поэтому от них избавились.

 

Я сам себе не могу объяснить, почему я здесь. Дело в том, что все слова, которые для этого используются, сейчас очень не в моде.

 

 

 

О событиях на Юго-Востоке я думаю следующее – есть целый пласт политиков, которые десять лет кормили людей сказками о бандеровцах и грабили их. Потом они испугались за свои кошельки, и решили продать спокойствие в регионе новой власти за гарантии личной безопасности. Для чего и использовали привычный контингент дебилов, мелкого криминала и люмпенов, и, естественно, поддержку Дяди Вовы. Но ситуация вышла из-под контроля, и сейчас мы имеет уголовный мятеж дегенератов, разбавленный истеричными бабушками и тупорылыми гопниками. Ну и спецотряды соседнего противника, который чисто по-человечески мстит за очередной фак в его сторону. Это социальное дно, грязь под ногтями украинской нации. Дайте каждому из них тысячу евро – и они лягут спать с портретом многострадального Бандеры под подушкой.

 

Я на 90% уверен, что вскоре нас туда перебросят. И на 50% уверен, что начнётся полноценная война с Россией. Дай Бог выполнить свой долг и уцелеть.  Всё равно высокопарно вышло. Ну, о таких вещах трудно говорить по-другому.

 

В целом, в армии просрано все, а что не просрано, то приведено в негодность. Остаётся одно – боевой дух, сплочённость и вера в себя. Каждый пост успешного блогера в уютном креслице о том, как нужно понимать противника и вообще, «мызамир» – это удар в самое сердце украинских солдат, которые прямо сейчас лежат в душной казарме и слушают храп соседа. Очень важен настрой. В жопу пацифистские настроения, в жопу заумные обсасывание одного и того же. С тех пор, как я оказался в армии, всё стало предельно просто – вот мои, вот чужие. Убей. Волшебное ощущение, особенно после интеллигентской рефлексии во время Майдана, когда я пытался понять и тех, и этих.

 

 

 

И пересидеть не удастся никому, современные военные доктрины «внутренней войны» такого не предусматривают. Когда те небритые ребята, которых ты называл «быдлом» (называл, не отнекивайся) будут забивать тебя арматурой за банку тушёнки – ты отдашь всё на свете, чтобы вернуться назад и получить шанс уничтожить десяток, но спасти миллион.

 

Но будет уже поздно.


comments powered by Disqus