28 вересня 2015

«Украина до сих пор в ловушке популизма»: Владимир Федорин об обещаниях наших политиков

На прошлой неделе интернет-журнал Reed и Fedoriv Hub запустили проект «Экономическая лаборатория», в рамках которого эксперты рассказывают о том, как устроена экономика, общество и государство. Открылся проект лекцией сооснователя Bendukidze Free Market Center, экс-главреда Forbes Украина Владимира Федорина «Экономика популизма». Platfor.ma записала самые интересные моменты его выступления о том, что такое популизм, почему он ведет любую страну к краху и том, как страдает от популизма Украина.

 

 

Экономика популизма – это такое явление, которое показывает, что игнорирование базовых, фундаментальных основ экономического мышления чревато большими неприятностями и для отдельных людей, и для целых стран. В базе данных МВФ есть 166 строчек, которые посвящены развитию разных стран с 1993 по 2013 год. Если мы посмотрим на динамику экономического роста этих стран, то выясним, что Украина в списке занимает почетное 166 место по динамике валового внутреннего продукта. Если мы посмотрим не на динамическую картинку, а на стационарную, то Украина занимает предпоследнее место среди европейских стран по душевому ВВП – беднее только Молдова. Кроме того, Украина занимает первое место в Европе с точки зрения коррумпированности и по уровню экономической несвободы.

 

Как мы дошли до такой жизни

Очень важную роль в этом неутешительном результате сыграл популизм. То, чем нам придется заниматься ближайшие годы, а, возможно, и десятилетия – это преодолевать наследство тех неправильных, алогичных решений, который принимались на протяжении последних десятилетий. Украина до сих пор находится в ловушке популизма. Как она там оказалась?

 

В начале 1990-х Украина, освободившись от коммунизма, должна была строить новый политический и экономический режимы. В 1992-1994 годах неспособность политиков отвечать за свои слова и непонимание собственных действий загнали Украину в гиперинфляцию. В 1993 году цены выросли на 10000%. Гиперинфляция – это одно из самых разрушительных экономических явлений, поскольку оно подрывает стимулы к инвестициям.

 

Затем с трудом и скрипом Украина провела макроэкономическую стабилизацию – цены перестали расти в таком бешеном темпе, замедлился спад производства. К началу «нулевых» Украина подошла в не очень плохой форме. Страна росла и, казалось, что перед Украиной открываются десятилетия безудержного экономического роста. Но не тут-то было.

 

В 2003-2004 годах Украина снова попала в популистский капкан. Политики начали раздувать государственные расходы. Этот цикл закончился 22 февраля 2014 года, когда один из двух политиков, несущих прямую ответственность за экономическую катастрофу в Украине, покинул Киев в неизвестном направлении. Сейчас мы выкарабкиваемся. Получится или нет – посмотрим, это зависит от нас с вами, всех активных людей, которые участвуют в политике, выдвигают требования к власти, формируют запрос на перемены.

 

Нельзя сказать, что случившаяся с нами беда совсем уникальна. На свете есть десятки примеров экономических катастроф, вызванных популистской политикой.

 

Популизм – проведение политики, поддерживаемой значительной частью населения, но в конечном счете наносящей вред экономическим интересам этого большинства.

 

 

Принципы популизма

Популист говорит, что если мы повысим налог для богатых, то бедным достанется больше. Мы не прикладываем никаких усилий для того, чтобы дополнительно произвести это «больше». Мы просто берем и облагаем налогом то, что есть. Однако любой налог – это не бесплатный завтрак. Повышая налоги, вы снижаете стимулы к труду и стимулируете богатых людей уезжать в другие страны. В результате то, что кажется чем-то, оказывается ничем.

 

Популисты не знают никаких ограничений в смысле денег. Вот нужно что-то повысить – пенсии, социальные пособия – и они будут обещать повысить социальные стандарты, не обращая внимания на состояние бюджета и макроэкономическую статистику. Зачем? У нас же есть Нацбанк – большое, красивое здание в центре города, мы им дадим указания и напечатаем денег. Не хотят печатать – поменяем главу Нацбанка. Будет гиперинфляция? Ну, это еще неизвестно когда.

 

Популисты воспринимают людей как не самостоятельных существ. По их мнению, большинство людей не может позаботиться о себе само. Популист обычно еще и патерналист. Он не только расскажет, как лучше, но еще и переведет через дорогу, вытрет с глаз слезы и будет все решать за нас.

 

Кто может справиться с любой проблемой лучше, чем «наше родное советское государство?» В случае с Украиной в значительной степени все упования на спасительную роль государства – это наследие советского периода. В принципе, такое преклонение перед властью досталось не только бедным постсоветским странам, но и странам Латинской Америки и Африки.

 

Руди Дорнбуш и Себастьян Эдвардс в 1990 году опубликовали важную статью под названием «Макроэкономика популизма в Латинской Америке». К тому времени уже был накоплен очень большой опыт катастроф, который мы сейчас повторяем в Украине.

 

«Популистские режимы, как правило, старались решить проблему неравенства доходов с помощью экспансионистской макроэкономической политики», – писали они. Говоря по-простому – с помощью печатания денег. Как была устроена эта политика? Раздувались государственные расходы, увеличивался дефицит бюджета, который нужно было покрывать сначала с помощью заимствования, а потом, если переставали давать в долг, с помощью печатного станка.

 

Популисты думают, что они самые умные и никакие законы экономики им не писаны. Заканчивается эта политика всякий раз крупными макроэкономическими кризисами, и в итоге выясняется, что главные пострадавшие – те самые бедные слои общества, которых популисты обещали накормить, обогреть, перевести через дорогу и уложить спать.

 

 

Вашингтонский консенсус

Популизм – это болезнь. Болезнь лучше всего рассматривать, сравнивая со здоровым состоянием. Есть такое страшное словосочетание – Вашингтонский консенсус. На самом деле это всего лишь набор экономических принципов, который в конце 1980-х годов сконструировал американский экономист Джон Уильямсон, – как раз для того, чтобы показать латиноамериканским, а потом и посткоммунистическим странам, как надо делать. Ведь как не надо – уже было понятно.

 

10 заповедей Вашингтонского консенсуса:

 

1. Бюджет должен сводиться. Расходы не должны превышать доходы;

2. Государство должно прекратить субсидировать отрасли экономики. Если у государства есть деньги, оно с гораздо большей пользой и толком потратит их на инвестиции в человеческий капитал – среднее образование, медицина;

3. Чтобы бизнес развивался, ставки налогов должны быть умеренными и справедливыми, не должно быть исключений, не должны быть «одни животные ровнее других»;

4. Положительные ставки процента. Это значит, что деньги должны иметь цену. Деньги, которые человек, компания, государство, берет в долг, должны иметь стоимость и не иметь отрицательной ставки процента, когда ты отдаешь меньше, чем взял. Только с помощью положительных ставок можно добиться того, что люди будут финансировать перспективные предприятия, а не пытаться заработать на хитрой игре с Национальным банком;

5. Конкурентоспособный курс национальной валюты;

6. Либерализация внешней торговли;

7. Снятие ограничений на прямые иностранные инвестиции. Прямых потенциальных инвесторов не нужно бояться, а наоборот – привлекать;

8. Приватизация. Государство – вон из бизнеса;

9. Дерегуляция. Как можно меньше тяжелых, не реализуемых и никем не контролированных правил;

10. Защита прав собственности.

 

Посмотрев на этот список, любой может провести мысленный эксперимент и понять, насколько нынешняя украинская экономическая политика отвечает всем эти критериям здоровой экономической политики.

 

Предпосылки

Что нужно для возникновения ситуативных предпосылок для популизма? Во-первых, плохая экономическая ситуация. Во-вторых, высокий уровень неравенства – богатая элита, бедное большинство. В-третьих, вера в способность государства быть всесильным, экономический национализм. Можно задуматься, насколько Украина отвечает и этим критериям.

 

Вот как Дорнбуш и Эвардс описывают характерный для Латинской Америки экономический цикл. К власти приходит правительство, которое пообещало всех спасти, сделать всех зажиточными. А как? Мы начинаем раздувать расходы и первое время кажется, что эта политика действительно приносит хорошие результаты – растут зарплаты, растут розничные продажи. Правда при этом падают запасы, растет импорт, а золотовалютные резервы сокращаются. Но в первый год это можно даже не заметить.

 

К сожалению, наступает вторая фаза. В стране появляется дефицит (например, в Венесуэле правительство регулярно вводит ограничения на количество рулонов туалетной бумаги). Что делать дальше? Мы начинаем контролировать цены, вводить нормированное распределение благ, но все равно что-то не работает, потому что дефицит с туалетной бумаги распространяется на самые необходимые вещи. Кончаются деньги, падает курс национальной валюты и реальные зарплаты. Романтичный президент Сальвадор Альенде выходит на площадь и его убивают. Так закончился недолгий процесс правления в Чили Социалистической партии «Народное единство».

 

 

Популизм на марше

Когда политики выходят со словами, что мы сейчас всем поможем, то получается много интересного. Вот, например, Юлия Тимошенко сейчас сражается против того, чтобы украинцы платили рыночную стоимость газа. К чему это ведет? Лозунг звучит красиво. Украинцы должны платить честные цены на украинский газ. А на российский газ какие должны быть цены? На него, к сожалению, не удается установить стоимость, потому что он закупается по ценам мирового рынка. Почему украинские компании, которые добывают газ в Украине, должны оказаться на собственном рынке в худшем положении, чем «Газпром»? Такого рода политика приведет к тому, что добыча газа внутри Украины просто станет бессмысленной.

 

Если вспомнить лозунги, под которыми в прошлом году партии шли в парламент, там было много об экономическом национализме. Можно считать, что это консенсусные веяния украинского политического класса. К чему ведут привилегии для своих производителей? К тому, что все мы будем платить своему производителю не заработанную им ренту. Не заработанную в том смысле, что он продает нам товар, ведь стал более конкурентоспособный не за счет инноваций и повышения эффективности, а за счет того, что политики ввели такие условия работы для импортеров и иностранных производителей, что «свой» – в шоколаде.

 

Режим Януковича показал, что можно довольно долгое время жить в долг, делать вид, что все хорошо, и повышать социальные стандарты. И только после того, как придет к власти новое правительство, выяснится, что казна пуста, золотовалютные резервы проданы и с этим что-то нужно делать.

 

Недавно представители почти всех парламентских фракций голосовали за то, что государство должно помогать не самым бедным, а тем, кто совершил ошибку. Я взял долг в валюте – ошибся, потому что брать долг в валюте, в которой ты не получаешь доходы – это элементарнейшая ошибка. Тем не менее, по мнению популистов, государство должно прийти на помощь таким людям. Я имею ввиду закон о реструктуризации валютных кредитов, который был дружно проголосован этим летом. Если сегодня государство будет спасать тех, кто ошибся, за деньги тех, кто подумал и принял другое решение, то у такой экономики нет оснований рассчитывать на устойчивые и высокие темпы роста.

 

Общество расколото, рядовой избиратель понимает, что политика – это дело богатых, она захвачена крохотным меньшинством, поэтому подавляющее большинство не верит ни одному политику. Как на это реагируют политики? Они повышают градус своих обещаний. Даже умеренные политики сдвигаются влево, а избиратели, которые воспринимают это как сигнал, думают, что чем ярче политик громит олигархов, тем он более от них независим. Даже понимая, что этот политик и его левые меры не принесут какого-то экономического облегчения, все равно избиратели голосуют за тех, кто с помощью популистской риторики производит впечатление более независимого от элиты, выступающей за более рациональную экономическую политику.


comments powered by Disqus