18 вересня 2015

Александр Пасхавер: «Мы должны строить не правила и институты, а ценности»

Вместе с Реанимационным пакетом реформ мы продолжаем исследовать то, какие изменения происходят в стране, а какие еще только должны произойти – и почему. На этой неделе в Fedoriv Hub выступил известный украинский экономист и мыслитель Александр Пасхавер и рассказал о том, какой он видит Украину в ближайшем будущем. Platfor.ma записала самые интересные мысли о том, в чем разница между украинскими и европейскими ценностями, в чем проиграл Майдан и когда мы почувствуем реформы.

 

 

Все 24 года независимости мы переживали кризис ценностей. Они не совпадали с правилами игры, которые были заданы, а в таких случаях страдает и одно, и другое. Один из моих знакомых социолог Евгений Головаха как-то сказал, что население Украины представляет собой аморальное большинство. Это связано с тем, что произошла сшивка ценностей: старые исчезают, а новые еще не наработали.

 

Ценности – это то, что хорошо, правильно, справедливо, важно. Мы не всегда им следуем, но всегда их уважаем. Если мы переживаем кризис ценностей, то наступает революция. И, на мой взгляд, именно это мы и переживаем.

 

Представьте развал СССР. Спросите себя «почему?» Это был толчок по больному организму. Ценности, которые нам навязывали 70 лет, исчерпали себя. Мы относились к ним цинично, со смехом. И поэтому никто не защищал Союз, вот он и развалился.

 

Дальше произошло следующее. 90-е годы – это реформы Кучмы. Первые рыночные реформы были именно при нем. Подумайте только, какая смелость была нужна, чтобы разрушить колхозы, раздать землю, перевести жилье в частную собственность…

 

Когда-то Кучма мне говорил, что он левых взглядов. А я говорил ему, что это совершенно не важно, ведь вы работаете как правый политик. Это противоречие было очень ярко выражено и часто давало сбой. Но тем не менее, ему удалось построить европейские институты и правила игры.

 

Мы обвиняем президентов и премьер-министров в том, что они неправильно их строили. Но как бы их не строили, ничего бы не получилось. Потому что социальные ценности среднего украинца не просто отличаются – они противоположны европейским.  Речь в доверии: европеец доверяет государству и чужим людям, а украинец – нет. Поэтому когда ты строишь одно, получается другое. Так мы создали квазигосударство с квазидемократией.

 

 

Людям хотелось жить в европейских условиях, но они были не готовы исповедовать европейские ценности. Расскажу о себе. Когда-то мы сидели за столом с коллегами, и я задал простой вопрос: «Готовы ли вы жить на легальную зарплату?» Все ответили честно: «Нет». Исповедовать евро ценности – очень жесткое правило, а значит мы будем испытывать сильное социальное давление. Поэтому до Майдана этот кризис был тупиковым.

 

Каким образом вообще идет развитие? Сначала меняются социальные условия, потом начинают меняться ценности. И только после этого возникает необходимость в новых правилах. И идет развитие. А если нет, то возникает революция.

 

В этой цепочке должно быть так, чтобы ценности определяли правила, а не наоборот. Иначе не бывает. В этом смысле Майдан – осевое время для Украины. Почему так? Потому что там появились люди, которые вели себя в соответствии с европейскими ценностями. Это главная перемена в украинской стране. Тупик был прорван.

 

Так в чем же разница между нами? В Украине ценности такие: недоверие ко всему, ориентировка только на ближний круг, отклонение от законов приемлемо, невысокая ответственность за свои слова, индивидуализм и ощущение, что от тебя ничего не зависит. А европейские такие: необходимость свободы, готовность к компромиссам и сотрудничеству, ответственность за свои слова. И если нет, то ты маргинал, который выбывает из основного социального процесса.

 

Те ценности, которые кажутся нам неправильными, должны выйти из моды. Ценности формируются не одно поколение. Они закладываются с 5 до 15 лет, и человек с ними умирает.

 

Вы не сможете сейчас ничего изменить даже в себе, но вы можете начинать учить своих детей. А они научат своих. Так мы воспитаем новые ценности. Какое-то время старшее поколение будет немного стесняться, а молодежь – уже нет. Это нормально.

 

Наши реформаторы считают, что их дело – строить новые правила и институты. Я уверен, что так мы проиграем. Мы должны строить ценности. Именно они должны определять правила, а не наоборот. К тому же, реформаторы не очень жалеют людей. Они должны были продумать реформы так, чтобы люди постоянно чувствовали маленькие изменения. Если мы будем двигаться с такой же скоростью, то никогда не догоним даже соседнюю Польшу. Но мне кажется, что года через 2-3 реформы пойдут быстрее.

 

Почему мы должны равняться на Европу? Например, часто в пример ставят Сингапур. А вы знаете, что это авторитарное азиатское давление на протяжении 40 лет? Это штрафы, физическое наказание, конфуцианская этика. А теперь подумайте, готовы ли в Украине терпеть такую власть? И где нам ее взять? Мы дышим европейским воздухом и не можем заимствовать то, что нам не свойственно.

 

 

Михаил Саакашвили для Украины – это мастер-класс. Но в Грузии он был крышей, а реформы делал Каха Бендукидзе. Кстати, Каха говорил, что для хорошего результата нужны три человека, которые ладят между собой. Один держит власть, второй – делает реформы, а третий сажает. В Грузии так и было: Саакашвили, Бендукидзе и прокурор.

 

К сожалению, нигде и никогда революция не проходит в один этап. Меня очень удивило то, что Майдан не дал нам политика, вокруг которого бы сплотились люди. Это тема для отдельного исследования, но это довольно странно – ведь после многих революций появляются новые лица. Однако наши активисты не создали достойных политических движений, не выдвинули лидеров, способных влечь за собой население.

С этой задачей Майдан не справился.

 

В Украине получилось так, что власть взяли умеренные. Это нестандартное постреволюционное явление. Как правило, умеренные склонны решать свои проблемы, договариваясь со старыми.

 

Радикалы склонны воевать – их приход к власти никогда странам легко не обходится. Умеренные должны испытать на себе влияние радикалов и заимствовать у них решительность. Компромисс – это не воевать, а давить.

 

Перейдем к будущему. Первый и, как по мне, лучший вариант развития для нас – трансформация в мирном русле. Во многом успех зависит от того, насколько наша новая власть социально чувствительна. Почему Янукович проиграл? Он был совершенно не чувствителен. Нынешняя власть в этом смысле гораздо лучше.

 

Второй сценарий: радикалы не выдерживают и берут власть в свои руки. Но это управление с перехлестом – как для жизни людей, так и для жизни государства. Это маловероятно. Наконец, третий путь – это проигрыш. Радикалы перегорят, бой будет проигран.

 

Раньше мне казалось, что Украина – самая неудачливая страна из всех постсоветских. Но сейчас я чувствую, что это не так. У нее есть очень много свойств, которые предсказывают успех. У нас появился шанс, но его еще предстоит использовать.


comments powered by Disqus