16 березня 2015

Новые ценности новой страны: идеи 33 украинских мыслителей и активистов

Сейчас в медиа идет много запретительной активности со стороны государства. Это нельзя показывать, то нельзя. А что нужно? Что нужно говорить сегодня украинцам, чтобы объединить, мотивировать и направить украинское общество вперед, вместе преодолевая экономические и социальные вызовы? Координатор проекта «Ценности новой Украины» Ольга Ваганова систематизировала для Platfor.ma идеи 33 украинских моральных авторитетов, активистов и мыслителей, чтобы определить ключевые ценности новой Украины.

 

Фотографія: shutterstock.com

Мы начали разговаривать с ведущими украинскими мыслителями и моральными авторитетами (их перечень приведен в конце материала) о том, какие ценности смогут стать нашими путеводными звездами, в январе. Сейчас, после 25 экспертных интервью, каждый новый разговор немного модифицирует, но, по большому счету, уже не меняет картину.

 

Вот, что у нас получилось, и вот какие расхождения были. Обращаю внимание, что тут мы скорее описываем картинку будущего. Не все из перечисленного есть уже сегодня, но к этому есть предпосылки и нужно стремиться, чтобы не только выбраться, но и получить страну, которую будут ценить ее граждане.

 

Свобода

Украина будет территорией свободы. Особенно сильно это будет ощущаться на фоне России (если там ничего не поменяется). Философ Сергей Дацюк считает, что в ситуации войны свои ценности следует формулировать в противопоставлении ценностям вражеским, поэтому тут и ниже мы приводим несколько таких бинарных оппозиций. Так вот, индивидуальная свобода украинцев будет противостоять коллективному патернализму русских. У нас коллективного принуждения «левиафана» не было даже в период Януковича, так как на территории Украины различные виды рабства, включая крепостничество, реализовывались в гораздо меньшем объеме, чем в России. Поэтому у украинского общества есть определенный запас внутренней свободы, ее можно прикручивать, но всегда останется тот минимум, который у украинца не забрать.

 

Вокруг ценности «право», «правовое государство», «власть права», которая первоначально была предложена, возникла дискуссия. С одной стороны, право сразу ассоциируется с судами, которые у нас понятно какие. И словосочетание «правовое государство», пусть даже мы говорим о будущем, резко сдвигает весь документ в сторону утопии, красивых слов. С другой стороны, если привязать к «праву» ассоциацию «демократия», то появляется противостояние между правом силы, которое отстаивает Россия, и силой права, которое будет присуще Украине. И такое право существует не внутри судов, оно первично, предшествует судам, оно внутри представлений общества о справедливости.

 

Рядом со «свободой» было еще слово «воля», но руководитель «Новой Украины» Андрей Ермолаев указал на такую коннотацию: «воля» менее рациональна, чем свобода, в воле больше желания, чем стремления, воля - это желание навязать свои субъективные убеждения вопреки обстоятельствам. Поэтому оставили ценность, с которой согласились все – свобода.

 

И это та свобода, которая идет только в паре с ответственностью. Каждый должен взять ответственность за свою жизнь, свою семью и свое окружение на себя.

 

Круг этой ответственности разные эксперты описывали по-разному. Политический и медийный эксперт Андрей Заблоцкий заявил, что круг ответственности нужно расширять на всю страну. Но более консервативные мои собеседники останавливались на близком окружении: дом, район, село. Мне тоже постепенное расширение круга ответственности кажется более воплотимым (а ведь все эти ценности – чтобы начать их воплощать). Например, если раньше я думала, что все в доме должен делать ЖЭК, без моего участия, то «расширение зоны комфорта» для меня – это самоорганизация подъезда, а не создание районной инициативной группы. Но тут, как говорится, мнения экспертов разошлись: одни выступали за постепенное, эволюционное развитие, другие – за лягушиный прыжок.

Фотографія: shutterstock.com
 

По мнению руководителя Международного центра перспективных исследований Веры Нанивской, взятая на себя персональная ответственность в противовес советскому инфантилизму и патернализму – это главное. Продолжая оппозиции с вражескими ценностями, то ответственность за себя (гражданство) в Украине противостоит отказу от ответственности (подданство) в России.

 

Свобода и ответственность логично приводят к децентрализации и развитию территориальных общин, что, в свою очередь, требуют инициативности снизу. Причем желателен такой уровень инициативы и ответственности, как будто от каждого человека зависит все. Каждый может стать соломинкой, которая переломит спину верблюда или, как это назвали в Гражданской платформе «Нова країна», гидры (старой коррупционной и неэффективной системы).

 

Сервисное государство.  В «Договоре достоинства ради устойчивого развития» Несторовской группы это сформулировано так: «Государство не командует обществом, а является его инструментом, если угодно — сервисом».  В экспертных интервью звучало понятие «десакрализация власти», то есть уход от представления, что тот, что попал во власть умнее, лучше, более «избранный», чем обычный человек.

 

Самоорганизация, пока не развитая на бытовом уровне (о чем знает каждый, кто пытался создать ОСМД), имеет все предпосылки для процветания на украинской территории. Исторически у нас было «майданное» сообщество, организовывались «соборы», «толоки», «вече», а законы и правила, по словам экс-советника по культурной политике НИСИ Оксаны Мельничук, принимались такие, которые считались «справедливыми» их исполнителями. Просто принуждения и запреты нам не подходят.

 

Где свобода и осознанная ответственность, там естественным образом есть чувство собственного достоинства. Достоинство получило самые полярные оценки от экспертов. Одни говорили, что достоинство есть у каждого, даже у самого подлого человека, и само по себе является не ценностью, а носителем ценностей. Другие утверждали, что достоинство – это главное, за ним подтянется и свобода, и ответственность, и все остальное. Например, на своей презентации группа «21 ноября» представила три ценности: свобода, достоинство и честный труд. Как бы то ни было, в нашем документе достоинство идет с формулировкой «Основой жизни украинцев станет уважение к себе (индивидуальное достоинство) и к другим». Бинарная оппозиция тут: индивидуальное достоинство украинцев против величия государства в России.

 

Солидарность

Несмотря на то, что с солидарностью ситуация повторилась: некоторые эксперты сочли солидарность не ценностью, а результатом общности ценностей, мы выставили ее в один из основных пунктов нашего списка. Нам кажется, что сегодня, когда все всем предъявляют претензии, солидарность нужна, как воздух, и должна стать осознанной установкой.

 

Украина, как и многие страны, полиэтнична, но ее этническое ядро – украинцы. Историк Института истории НАН Украины Владимир Головко выделяет три большие идентичности жителей нашей страны: «украинская националистическая» (упрощая, она сосредоточена на западе страны), «постсоветская» (упрощая, это восточная часть страны) и «постмодернистская» (она размазана по большим городам, концентрируется в Киеве). Эти социокультурные группы по-разному воспринимают историю страны, у них отличаются ценностные установки и представления о себе. Восток всегда был более патерналистичен, а запад больше полагался на себя, так проявлялись, в первую очередь, экономические особенности развития регионов. Хотя «совковость» есть и в западных областях, и в центре, и на юге.

 

Но все они – украинские граждане, все три социокультурные группы голосовали за независимость Украины в 1991-м (правда, тогда «постмодернистская» идентичность была только в мечтах людей, так как это – продукт глобализации и экономического роста). У нас много объединяющего. И если мы хотим сохранить территориальную целостность Украины сегодня, то нужно думать об общем национальном сознании, которое базируется, в том числе, на общих ценностях.

 

В Украине продолжат жить бок о бок разные социокультурные группы, разные идентичности: в этом наша общая драма (директор Института политических и этнонациональных исследований НАН Украины Александр Майборода даже применил слово «трагедия» в отношении исторической разъединенности украинской нации). Драма, но и возможность! В разнообразии – наша сила. Нас объединят общие ценности. Все граждане Украины будут знать украинский, а большинство также русский и английский. По словам руководителя отдела истории 20-30-х годов XX столетия Института истории НАН Украины Станислава Кульчицкого, 1% граждан Украины не знает русского языка и 0,3% не знают украинского языка. Конечно, должен быть один государственный язык, украинский.  

Но культивировать языковую проблему не стоит. «Ощущаете ли вы себя гражданином Украины?» – это главное.

 

На первое место в объединении общества может выйти как раз осознанная солидарность – компромисс ради будущего, ради общего блага: чувство сопереживания, взаимопонимания, сотрудничества, взаимоподдержки между разными группами. Основатель «Агентства имиджа Украины» Александр Ксенофонтов обратил внимание также на самоотдачу украинцев, готовность поделиться последним ради братства, что так сильно проявилось на Майдане.

 

Все это связано с социальным доверием, которое, по мнению историка, профессора Украинского католического университета Ярослава Грицака, – одно из важнейших условий развития общества.

 

Поэтому мы научимся разговаривать друг с другом, с «иным» ради результата. Мы разные, но хотим быть вместе. Прошлое нас разъединяет, а будущее объединяет. Даже так: недавнее прошлое нас разъединяет (в Киевской Руси-то мы были вместе), а будущее объединяет.

 

Украина продолжит свой путь толерантной и миролюбивой страны, для которой важно добрососедство. Конечно, толерантность не может быть ко всему: если человек совершил преступление, то нельзя быть к нему толерантным. Если кто-то хочет убить тебя, то нельзя быть к нему толерантным. Но к человеку с другими идеологическими установками мы будем толерантны. Здесь бинарная оппозиция такая: украинское миролюбие против российского мирозлобия, озлобленности на весь мир.

 

Но это должно быть миролюбие не слабости, а силы: чувство защищенности – это основа для принятия новых правил игры, для перехода из ценности выживания в ценность самореализации, что является критически важным для выхода на траекторию устойчивого развития. Поэтому для украинцев всегда будут близки мужество и доблесть. Да, мы миролюбивы, но никто не имеет права угрожать нам. Мы всегда будем защищать себя и свою землю, вспомним наше славное военное прошлое и пантеон героев-защитников.

 

Добрососедство, по словам сооснователя «Нова Країна» Андрея Длигача, воплощается в том, что Украина становится цивилизационным и смысловым интегратором: для европейцев мы азиаты, для азиатов – европейцы, такая себе амбиция перекрестка.

 

Экономика

По мнению Богдана Данилишина и Станислава Кульчицкого экономика – это сейчас главное. Об экономике говорили все, в формулировках «признание получит честный труд», «богатство станет результатом усилий, а не случая», «труд будет приводить к честному благосостоянию». Нам нужен успех, реализация, необходимо повышать продуктивность труда, вкладываться в профессионализм. Бинарная оппозиция тут: трудолюбие в Украине против паразитирования на энергоносителях в России.

 

Мы должны развивать индивидуальное предпринимательство и вместе работать на повышение качества жизни. Украина станет страной для процветающего бизнеса, для производства и торговли, для среднего класса. Если будет средний класс, то будет и гражданское общество, так как средний класс контролирует власть.

Фотографія: shutterstock.com
 

Делать акцент тут на малом и среднем бизнесе или помнить о том, что у нас, в принципе, неплох и крупный бизнес – это уже тактика. Делать ли акценты на сельском хозяйстве (в том числе, органическом) и ІТ, как советовал нам Сорос, и что было бы логично для периферийной страны, ищущей точки входа в сообщество развитых стран, или не ставить ограничения на сферы – тут мнения экспертов разошлись.

 

Главное, что мы станем субъектом и полноценным участником мирового разделения труда. Наше миролюбие включает добрососедство. А достоинство вкупе со ставкой на честный труд будут пропуском в «элитный клуб» развитых стран.

 

Для этого станем делать ставку на технологии, инновации, знания. Впишемся в научную и технологическую орбиту западной цивилизации (и будем публиковать статьи в мировых научных журналах) – так как на российской орбите нет такого внимания к инновациям и технологиям. У Украины нет другого пути кроме повышения производительности и технологичности, так как у нас нет нефти и газа, мы не сидим на этой игле. Поэтому должны крутиться, как та лягушка, что сбила масло. Нам мало быть сырьевой страной, Украина будет продать продукт с добавленной стоимостью. Инновации в Украине в противовес архаизации в России.

 

Нам нужно стать страной, нацеленной на будущее, на созидание. И визуализировать страну в разных перспективах: через 7 лет (для себя), через 20 лет (для детей) и через 200 лет (чтобы видеть там Украину).

 

Что касается подачи этих ценностей, то нужно хвалить, много хвалить людей, говорить о достижениях, культивировать доверие к другому и гордость за себя. И не забывать наш прекрасный юмор.

 

Как сказал Станислав Кульчицкий: «Я думаю, что нам удастся выползти.  И сейчас у нас главное задание – «выползание из России». Я придумал этот термин в 1991 году, потом призабыл, а сейчас, кажется, придется опять вспомнить».

 

Список источников состоянием на 1 марта февраля 2015, в алфавитном порядке:

  1. Наталья Амельченко (Национальный университет «Киево-Могилянская академия») , интервью, февраль 2015.
  2. Олег Афанасьев (консалтинговая группа Business Systems), интервью, февраль 2015.
  3. Евгения Близнюк (служба аналитики Администрации Президента Украины), интервью, январь 2015.
  4. Ярослава Верменич (Институт истории НАН Украины), интервью, январь 2015.
  5. Владимир Головко (Институт истории НАН Украины), интервью, январь 2015.
  6. Ярослав Грицак (Украинский католический университет), Хто такі українці і чого вони хочуть, 2011; а также интервью, февраль 2015.
  7. Богдан Данилишин (экономист, НАН Украины), Что может объединить восток и запад Украины, февраль 2015.
  8. Сергей Дацюк, Нариси української ідентичності, 2014; а также интервью, февраль 2015.
  9. Андрей Длигач (Нова країна), интервью, февраль 2015.
  10. Андрей Ермолаев (Нова Україна), интервью, февраль 2015.
  11. Андрей Заблоцкий (независимый политический и медийный эксперт), интервью, февраль 2015.
  12. Алла Заднепровская (бизнес-коуч, МКГ «Жива Справа»), интервью, февраль 2015.
  13. Сергей Здиорук (Национальный институт стратегических исследований), интервью, январь 2015.
  14. Инициатива 21 ноября, презентация 26 февраля 2015.
  15. Светлана Калинина (медиаэксперт, Kwendi), интервью, январь 2015.
  16. Саша Кольцова (Крихітка Цахес), интервью, январь 2015.
  17. Александр Ксенофонтов (Агентство Имиджа Украины), интервью, февраль 2015.
  18. Станислав Кульчицкий (Институт истории НАН Украины), интервью, январь 2015.
  19. Александр Майборода (Институт политических и этнонациональных исследований НАН Украины), интервью, январь 2015.
  20. Оксана Мельничук (экс-Национальный институт стратегических исследований), интервью, январь 2015.
  21. Лариса Нагорная (экс- Институт политических и этнонациональных исследований НАН Украины), Регіональна ідентичність: український контекст, 2008.
  22. Вера Нанивская (Международный центр перспективных исследований), интервью, февраль 2015.
  23. Марта Наумова (Институт социологии), интервью, февраль 2015.
  24. Несторовская группа, Договір гідності заради сталого розвитку, февраль 2015.
  25. Роман Ольшевский (Нова країна), интервью, февраль 2015.
  26. Александр Пасхавер (экономист, Академия технологических наук Украины), С нашими нынешними ценностями мы не можем быть богатой страной, февраль 2015.
  27. Валерий Пекар (Нова країна), интервью, январь 2015.
  28. Наталья Поповіч (УКМЦ), интервью, февраль 2015.
  29. Степико Н., Українська ідентичність: феномен і засади формування, 2011.
  30. Влад Троицкий (ГОГОЛЬфест), интервью, январь 2015.
  31. Алина Фролова (УКМЦ), интервью, январь 2015.
  32. Виктория Брындза (Несторовская группа), интервью, февраль 2015.
  33. Татьяна Желтомирская (независимый эксперт), интервью, февраль 2015.

Соорганизаторы проекта «Ценности новой Украины» - телегруппа StarLightMedia и кинотелепроизводитель FILM.UA Group, 2015 год. 


comments powered by Disqus