2 березня 2016

Влад Троицкий: «В культурной дипломатии нужно из жертвы переходить на позицию героя»

Вчера в Киеве при полном аншлаге показали обновленную оперу-реквием «Иов». Это очередной проект режиссера Влада Троицкого, который уже создал Dakh Daughters, «ДахуБраху» и ГогольFest. Platfor.ma поговорила с одним из главных культурных деятелей страны о том, как эффективно транслировать Украину миру, почему от старых институций не стоит ждать ничего хорошего и благодаря чему наша музыка развивается активнее, чем театр.

 

 

– МИД недавно задумался о культурной дипломатии и пригласил в команду куратора Книжного арсенала Ольгу Жук. Верите ли вы, что государственная политика в этой сфере изменится?

 

– Я ходил на заседания при МИДе по поводу того, как формировать культурную дипломатию и даже неофициально считался консультантом. Любому организму нужен подготовленный орган, который реализует идеи. Я имею в виду уровень квалификации и менеджмента. Пока что этот орган в МИДе только формируется. И я до сих пор думаю, что почти все украинские государственные институции – это кладбища чужих и своих надежд, поэтому реформы на них безнадежны. Даже если место облагородить, оно останется кладбищем. Его жители – зомби, которые вылезают и возвращают назад то, что поменяли до них.

 

Единственный вариант – пытаться формировать на независимых территориях очаги, где готовились бы кадры нового качества. После того, как новая парадигма окрепнет, ее можно блоками внедрять в неживую материю. Но есть риск, что произойдет так: вы опустите свежий огурец в банку соленых в надежде на то, что он изменит всех, но уже через день он станет слабосоленым, а через неделю вы его уже не отличите.

 

Нужно аккуратно внедрять новые институции и возрождать традиции культурной дипломатии. Есть примеры того, что культура в этом работает намного эффективнее, чем другие области. Меня весьма обнадежил процесс отбора на Евровидение. Обычно я за ним не слежу. Но в этот раз я посмотрел – и действительно гордился. Джамала, The Hardkiss – то, что они пели – это безумно качественно. В целом вырос уровень высказываний и мышления, радует и то, что проектом занялись СТБ.

 

– Но что конкретно можно сделать в сфере культурной дипломатии?

 

– К примеру, в прошлом году «ДахаБраха» дала более 100 концертов по всему миру. В каждой стране они давали интервью, о них выпускали материалы – это реальная культурная дипломатия. Другое дело, что она никаким образом не скоординирована с государственной. Недавно Ирена Карпа возглавила украинский культурный центр в Париже. Она драйвовая девушка и я надеюсь, что с ее помощью произойдет синергия частных и государственных инициатив. Но все же в работе нужно учитывать, что государственная машина очень инерционная.

 

 

Скоро мы будем играть в Вене на одном из самых крупных фестивалей Европы. Это плацдарм, где сталкивается российское и украинское влияние. И пока что Россия, конечно, выигрывает. Но мы уже там есть. Мы играем на очень престижной площадке. Вокруг этого просто нужно сделать рамку, добавить правильный месседж – и это и есть то, что должно происходить с украинской культурной дипломатией. Если выходить в прямое соревнование с русскими сезонами, то мы, разумеется, проиграем. Там ресурсов и качественного контента просто больше. Не стоит изображать, что у нас много чего хорошего. Нужно еще выбирать – везти за границу 100 человек хора Веревки (о нелегкой жизни коллектива мы недавно писали. – Platfor.ma), на который придет украинская диаспора, или же The Hardkiss c Джамалой. Нам все же есть, что транслировать Западу.

 

Или вот, к примеру, удивительный по эффективности продукт получился с режиссером Люси Берелович в партнерстве с Французским институтом – спектакль «Антигона». Тема Антигоны лучше звучит для французов, когда они видят сильных и свободных людей, бесстрашно говорящих на разные темы. Это вызывает гордость, потому что вы понимаете, что люди отважились на поступок.

 

В культурной дипломатии нужно из позиции жертвы переходить на позицию героя, который дерзнул, у которого есть достоинство, а в обществе – доверие. А без доверия не бывает веры.

 

– В последние годы украинская музыка довольно активно развивается. С чем вы это связываете?

 

– После Майдана возник тренд «слушай свое». Но эти изменения не окончательны – к примеру, в Ивано-Франковске еще пойдут на криминальную или попсовую рэп-группу, а на качественных украинских исполнителей билеты не продаются. Русский шансон еще слушают в маршрутках и такси Львова. Но то, что началось постепенное вытеснение всего этого, и что качество того, что предлагает Украина, выросло – это факт. Уровень мышления повышается, страна выкристаллизовывается. Возможно, нас даже ждет сильная экспансия на Запад, как в свое время это сделала балканская музыка.

 

У нас очень мощная школа композиторов и современной академической музыки. Некоторые из них по смелым решениям дадут фору многим европейским представителям. Нужно отдать должное музыкальному агентству Ухо, которое формирует тренд и учит дегустировать разные виды современной академической музыки. А, скажем, благодаря PinchukArtCentre в Украине популяризировалось понятие современного визуального искусства. Когда мы говорим об этом, то апеллируем именами и смысловыми категориями, актуальными для всего мира.

 

 

Украина вписывается в мировой контекст. Но заметьте, что все это за счет частных инициатив, а не государства. При этом частные инициативы находятся не в конкурентной среде. Чтобы сделать оперу, тебе нужно арендовать помещение, технику, репетиционную базу, придумать, где взять костюмы. У государства при этом есть помещения и зарплаты, но эффективность использования ресурса находится за гранью добра и зла.

 

– Если человек хочет реализовать идею, но она не вписывается в контекст, что нужно сделать, чтобы ее реализовать? Музыка активно развивается, а вот, например, театр – нет.

 

– Театр – более ресурсная история. Например, вам нужно здание. Государство могло бы сформировать пространство, где бы работали и создавали искусство. Об этом мы говорили с министром Вячеславом Кириленко еще прошлым летом. Предполагалось, что такой проект реализуют на киностудии Довженко. Но этого не произошло. Они согласились с тем, что сейчас там происходит и не захотели что-то менять.

 

Опыт показывает, что прямая атака на старые институции невозможна. Сейчас я вижу, что локацией для создания подобных проектов может стать арт-завод Платформа. Вскоре мы будем делать презентацию программы, расскажем, как там будет проходить ГогольFest.

 

– Вы сказали, что прямая атака на старые институции невозможна. Стоит ли договариваться с отдельными людьми в государстве, которые смогут продвинуть инициативу?

 

– В обществе нет понимания, что культура и гуманитарная сфера являются системообразующими. Мы думаем, что все определяет экономика, а на самом деле – сознание. Оно формируется через культуру и образование. Без этого реформы и борьба с коррупцией не получатся. Это абсолютно тривиальная мысль, но ни один из наших политиков не отдает себе отчета в том, насколько это реально. Если вы посмотрите на любую успешную страну и подумаете, на чем базируется ее успех, то вдруг поймете, что стержень, который держит внешнюю, внутреннюю политику и чувство собственного достоинства – именно в культуре. И она далеко не всегда связана только с традициями. Она формирует завтрашний день, помогает формировать систему образования, добавляет достоинства и уважения.

 

 

Можно, конечно, гордиться тем, что страна выступила против. Это беспрецедентная история, когда люди стояли на холоде ради идеи, духовных ценностей. Мы сумели сказать: «Нет». Теперь нужно чему-то сказать: «Да». Определиться, чему именно, научиться договариваться, слышать друг друга, не играть в жертву, несмотря на то, что всегда заманчиво пострадать. Заметьте, что Россия инвестировала колоссальные ресурсы в культуру с 2006 года и таким образом консолидировала общество. Это дало свои результаты.

 

– Есть ли какие-то принципы бизнеса, которые стоит применять в культурной сфере?

 

– Я бывший бизнесмен. Есть бизнесы, построенные за счет того, что кому-то станет хуже, а тебе лучше. А есть те, где всем по чуть-чуть становится лучше, а тебе – чуть больше, чем другим. Я за второй вид.  Развивающийся бизнес похож на написание новой оперы или постановку спектакля. Принципы просты – учись доверять, но рассчитывай на себя.

 

Матеріали рубрики Re:Invent публікуються за сприяння Фонду розвитку українських ЗМІ посольства США в Україні.


comments powered by Disqus