25 травня 2015

Дефолт, убийства, разочарование и надежда: The New York Times об Украине

На прошлой неделе в одном из самых влиятельных мировых изданий The New York Times вышел материал о нашей стране – «Украина: год после революции прошел – коррупция осталась». Уволенный с большим шумом первый замминистра экономического развития и торговли Украины Саша Боровик утверждает, что появление этого текста – желтая карточка от Запада для Петра Порошенко и красная – для Арсения Яценюка. Platfor.ma перевела статью Давида Херженхорна, чтобы понять, как выглядит Украина для мирового сообщества.

 

Фотографія: shutterstock.com

Страна на грани банкротства. Ряд политически мотивированных убийств и загадочных суицидов бывших представителей власти посеял страх в столице. Борьба начала раскалывать проевропейское коалиционное большинство в парламенте. Кроме всего, постоянная угроза войны неторопливо растягивается вдоль российско-украинской границы.

 

Прошел год с тех пор как Петр Порошенко сменил президента Виктора Януковича, и шесть месяцев после очередных парламентских выборов. Несмотря на это, Украина так и осталась глубоко погрязшей в политическом и экономическом хаосе.

 

«Вне зависимости от того, нравится он вам или нет, Порошенко не справляется, – говорит Брюс Джексон, президент американского Института переходных демократий. – Украинское правительство настолько слабое и хрупкое, что оно просто неспособно сделать хоть что-то, чтобы построить целостное и независимое государство».

 

Попытки урегулировать политические проблемы между правительственными кругами Киева и пророссийскими сепаратистами, которые контролируют львиную долю Донецкой и Луганской областей, зашли в тупик из-за бесчисленных споров и обсуждений. И это несмотря на период прекращения огня в феврале, необходимый для децентрализации власти и расширения местной автономии как опоры долгосрочного соглашения между сторонами.

 

Разбитая вдребезги экономика продолжает идти ко дну. В первой четверти 2015-го года ВВП стремительно упал на 17.6%. Надеясь не допустить дефолта, правительство участвует в переговорах с кредиторами, но пока безрезультатно. Чиновники жалуются, что более чем $40 млрд, обещанных Международным валютным фондом и союзниками, включая США и ЕС, будет недостаточно, чтобы поддерживать страну на плаву.

 

Президент Петр Порошенко и премьер-министр Арсений Яценюк обещали искоренить местную коррупцию. На данный момент обещания так и остались просто словами, что, возможно, стало наибольшим разочарованием для народа, который в прошлом году отстаивал свои права в центре Киева. Вместо этого ситуация переросла в очередной поток обвинений в невыполнении своих обязанностей и заботу о сведении счетов между политиками.

 

Парламент, в котором проевропейские партии составляют большинство, в прошлом месяце проголосовал за создание специальной антикоррупционной комиссии. Ее целью было исследовать прецедент, связанный с Яценюком, учтивым любимчиком Запада, и его Кабинетом министров, которые обвинялись в растрате более чем $325 млн государственного бюджета.

 

Однако правительство и его соратники отрицают все обвинения, и утверждают, что продвинулись дальше, чем все предшественники, пытаясь вытрясти из страны постсоветское наследние неумелого руководства и его злодеяния. Они подчеркивают, что уже предпринят целый ряд инициатив, направленных на перестройку печально известной газовой индустрии и назначения нового руководства в Национальном банке.

 

Продолжительные неурядицы становятся причиной трений между украинским правительством и его европейскими союзниками, особенно Германией и Францией. Лидеры этих стран способствовали прекращению огня на востоке и сильно расстроены медлительностью изменений.

 

«Это не просто российская агрессия против жертвы-Украины, – говорит Джексон. – Это предсказуемая и агрессивная Россия против непредсказуемой и ненадежной Украины. Кажется, что Украине нельзя доверять. Что говорит Европейский союз? Где децентрализация? Где обязательства? Где реформы, в конце концов?»

 

Не удивительно, что уверенность общества в украинской власти стремительно уменьшается.

 

Плюс ко всей шумихе, Порошенко недавно объявил, что собирается принять суровые меры против самых могущественных и богатых бизнесменов страны, пытаясь ограничить их влияние и вернуть себе поддержку. Но попытки сделать олигархов врагами проваливаются. Мало того, что сейчас они являются наибольшими работодателями в Украине, так они еще и поддерживали правительство.

 

«Когда ты не хочешь ничего делать и тебе не о чем известить народ, тебе нужен враг, – говорит Дмитрий Фирташ, бывший покровитель Виктора Януковича и цель номер один в так называемой «деолигархизацинной» кампании. – Очень удобно делать богатых людей козлами отпущения».

 

Для Киева сейчас не существует большей проблемы, чем борьба с коррупцией. Но даже чиновники, непосредственно борющиеся с этим явлением, говорят, что пока нет никаких перспектив.

 

Давид Сакварелидзе, заместитель генерального прокурора, помогал навести порядок в судебной системе в родной Грузии. Он получил украинское гражданство и был уполномочен перестроить прокуратуру. «Они все еще коррумпированы, и никаких систематических изменений в правоохранительных органах и судах пока не произошло», – поведал Сакварелидзе в интервью, находясь в своем офисе в Киеве.

 

Фотографія: shutterstock.com
 

По его словам, система уголовного правосудия должна быть перестроена и песресмотрена чуть ли не с самых истоков. Например, в Украине никогда не было эффективной системы согласованного признания вины, позволяющей прокурорам быстрее разрешать дела. Также не существовало четко поставленных целей и приоритетов в системе законодательной власти. «Ни у одного из прокуроров нет руководящих принципов. Вместо того, чтобы активно действовать, парламент сосредоточился на бесконечных принятиях и утверждениях законов, что только усугубляет бюрократию».

 

Одним из самых громких обещаний украинской революции было создание Антикоррупционного бюро, которое должно было привлечь к работе 700 чиновников. 16-го апреля, после долгих задержек, Порошенко наконец назначил первого директора бюро, Артема Сытника, бывшего прокурора Киева.

 

Из-за вечных задержек правительство было неспособно удовлетворить обещания о быстрой реституции и возвращении украденного имущества. Никто так и не выяснил, где находятся миллиарды долларов, которые якобы украл экс-президент Янукович, члены его семьи и ближайшие соратники.

 

Ни Янукович, ни чиновники, бежавшие с ним, не были арестованы. Большинство из них сейчас в России. Расследования против бывших депутатов и руководителей государственных компаний приостановлены.

 

Егор Соболев, организатор прошлогодних протестов, а теперь член парламента и председатель Комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции рассказал, что его закидали жалобами.

 

«Большая проблема нашей страны – отсутствие реальной системы правосудия и судей, ведь большая часть этих людей остались со времен Януковича, а они, как нам известно, очень коррумпированы. То же самое с прокурорами, – говорит Соболев. – Кроме того, существует еще одна, очень важная проблема. Президент Порошенко не готов увольнять этих людей».

 

Соболев не одинок в своем недоверии к новой власти. Множество майдановских активистов, которые сейчас в парламенте, говорят, что чувствуют себя некомфортно с Порошенко и Яценюком. Ведь, несмотря на то, что они были оппонентами Януковича, они являются ветеранами украинской политической системы, которую демонстранты стремились ликвидировать.

 

Это стало одной из причин того, что парламент поддержал создание Николаем Гордиенко специального антикоррупционного комитета. Гордиенко – экс-глава Государственной финансовой инспекции, который обвинил Кабинет министров Яценюка в злоупотреблении своим статусом и растратой бюджетных денег.

 

Вообще-то все это недовольство было вполне ожидаемо, говорят аналитики. «Люди всегда разочарованы в любых революционных переворотах, это закон социологии», – говорит Майкл Макфол, професор Стэнфордского университета, бывший американский посол в России и специалист по вопросам революций. – Никогда не было такого, чтоб люди говорили: 'О, все даже лучше, чем я предполагал!’ Вместо этого мы часто слышим: 'Власть делает недостаточно'. Всегда слышим: 'Реформы принимаются медленно’».

 

Впрочем, Макфол признается, что верит в попытки Украины. «Я впечатлен количеством реформ, через которые они уже прошли. Я думаю, что Украина недооценивается Западом». Тем не менее, говорит он, задача поставлена сложнейшая и необычайно комплексная, особенно учитывая требования западных доноров. «Запад пока просто не понимает, о чем просит. В Украине еще недостаточно благоприятные условия, чтобы осуществить все требования прямо сейчас», – говорит Макфол.

 

Борис Ложкин, начальник штаба Петра Порошенко, сказал, что у президента пять приоритетов: обеспечение прозрачной экономики и деятельности правительства, демонополизация, деолигархизация, дерегуляция и децентрализация. «Олигархия как основа политической и экономической жизни страны должна прекратиться», – предупреждает Ложкин.

 

Тем не менее, конфронтация среди бизнесменов и чиновников, имевших связи с правительством Януковича, только усилили чувство страха в Украине.

 

По меньшей мере шестеро таких соратников экс-президента совершили суициды в этом году, а седьмой, Олег Калашников, бывший член парламента от партии Виктора Януковича, был застрелен неподалеку от своего дома в Киеве в прошлом месяце. Прокуратура ведет следствие, но не верит, что убийства и суициды как-то связаны.

 

Власти опасаются новых вторжений пророссийски настроенных сил, несмотря на то, что некоторые аналитики говорят, что вероятность этого невелика, а Украина проводит антитеррористическую операцию против своих же.

 

«Россия просто ждет внутренних конфликтов в Украине, чтобы сделать ее менее привлекательной для Запада, – говорит Александр Баунов из Московского центра Карнеги. – Надежды Путина сводятся к тому, что России не нужно будет ничего предпринимать, чтобы ослабить Украину. Украина ослабнет сама собой. Поэтому он просто ждет, чтобы использовать ее слабость когда-нибудь в будущем».


comments powered by Disqus