24 березня 2016

Мустафа Найем: «Легко уйти и сказать, что они коррупционеры, а я хороший. Но что дальше?»

На днях депутат и журналист Мустафа Найем выступил на антикоррупционном форуме в Днепропетровске. Platfor.ma записала его самые интересные мысли о том, что украинцам нужно верить, объединятся и почему у страны нет другого выхода, кроме как сжечь мосты с прошлым.

 

 

 

Журналисты – самый скептический слой населения в стране. За десять лет освещения политики в Украине я никогда не верил в изменения. Мы каждый год описывали, как воруют при Ющенко, Тимошенко, Януковиче, Порошенко. Менялись только слова и фамилии. Я никогда не верил в то, что когда-нибудь придет человек и скажет: «Стоп». И не потому, что эти люди плохие. В личном общении депутаты и мэры – нормальные люди, но, когда они приходят в кабинеты, с ними что-то происходит.

 

Я никогда не верил, что это поменяется. Возможно, это прозвучит цинично, но я не верил даже во время Майдана, потому что я видел, кто стоит на сцене. У меня не было иллюзий, что люди, которых мы выбираем после Майдана, – это люди нового поколения. Давайте признаемся, что лидеры, которых мы избрали, – это не люди Майдана. К сожалению, мы вынуждены были выбирать их, имея войну в стране.

 

Но все же, вопреки тому, что я сам журналист и тому, что я был скептиком, год назад, когда мы пошли в парламент, я все-таки поверил. И я объясню, почему.

 

Случились конкретные вещи, которые убедили меня, что может быть иначе. Первое – одна наша коллега-депутат подошла к нам и сказала, что есть законопроект, и если мы его примем, то некоторые олигархи потеряют контроль над государственными предприятиями. Суть в том, что если какой-нибудь человек имел 10-15% госкомпании, то он мог контролировать все, что происходит там. За все 10 лет работы в журналистике я никогда не мог представить, что украинский парламент примет такой закон. Но мы сказали: «Давайте попробуем, вдруг получится».

 

И у нас получилось. Вопреки тому, что олигархи договаривались с президентом, министрами, премьер-министром, тому, что нам угрожали, а телеканалы уничтожали нашу репутацию, рассказывая, что мы берем взятки и на кого-то работаем. Мы это сделали вопреки тому, что ни одна фракция не проголосовала единогласно.

 

По сути, 12 человек, которые стояли на трибуне, заставили Раду поменять свое решение. По простой причине – не потому, что эти 12 людей были сильными. А потому что за ними стояла вся страна. И было ощущение, что если этого не сделать, то это позор, и завтра их вынесут из кабинетов. Это был первый момент, когда я подумал, что нас боятся – не нас как депутатов, а тех людей, которые хотят во что-то поверить.

 

Второй момент, когда я поверил, что что-то действительно может измениться –во время реформы полиции. Когда мы начали набирать ребят, замглавы МВД Эка Згуладзе говорила, что все получится. Я, как журналист, не верил ни единому слову. Мне казалось, что это невозможно – мы не сможем в самую коррумпированную систему в стране набрать людей, которые не брали бы взятки.

 

Когда шел на первый набор, я был шокирован. Садились молодые ребята и говорили моими словами: «Мне надоело. Я хочу что-то поменять. Я не хочу брать взятки. Можно защищать закон, а не чьи-то интересы». Прошло семь месяцев – первые патрульные вышли на улицы в Киеве. С того момента и до сегодняшнего дня зафиксирован только один факт коррупции внутри полиции, при этом она сама его и вскрыла.

 

А ведь МВД – это самая коррумпированная структура. Государство в государстве. И вот рядом с ними появились люди, которые не берут взятки. Люди, которые впервые вышли защищать. Они не являются ничьим достоянием. Никто не может сказать, что он их сделал: ни министр, ни замминистр, ни президент. Они сами сделали себя.

 

Но если бы год назад мне сказали, что у нас по улицам будут ходить такие полицейские, то я бы не поверил. Я думаю, что и вам тяжело в это поверить. В какой бы город мы ни приезжали делать реформу, встречи начинались так: «Ребят, у вас ничего не получится. Что вы нам рассказываете? Они будут все равно брать взятки».

 

Признайтесь себе, что вы тоже так думали. Проблема всех нас в одном – мы не хотим знакомиться друг с другом. Каждому из нас кажется, что мы лучше других. Каждому из нас кажется, что в стране нет других некоррумпированных людей, которые хотят другого.

 

На протяжении всей истории нам вбивали в головы, что коррупция неискоренима, страна в этом погрязла, другой Украины нет и не будет, поэтому давайте договоримся, что мы воруем у себя, а вы у себя. Но мы начали создавать новые островки в этом море.

 

Шесть месяцев назад в Краматорске, когда мы набирали патрульных, ко мне подошел парень – он был одет в пальто не по размеру и старые сапоги: «А мне можно в патрульные? Но у меня есть одна проблема – я из Донецка. Я живу там, потому что мне некуда выезжать. В Краматорске мне негде жить. Мой отчим сепаратист. Моя мама их поддерживает. Я живу с ними в одной квартире и воюю. У меня на стене висит флаг Украины. И я хочу поступить в патруль украинской полиции». Он прошел все тесты, сейчас учится в Харькове и будет украинским полицейским. И я уверен, что он не будет брать взятки.

 

Как-то раз в парламенте мы открыли бюджет и увидели строку – выделить $1 млн на фестиваль патриотической песни «Будьте вiльними». Так вот есть два человека. Один – этот мальчик, который выбрал свободу, прошел блокпост, и каждый день рискует, потому что сотрудничает с украинской властью. И есть второй – «умный», который сидит в парламенте и заложил $1 млн на фестиваль, назвав его «Будьте вiльними». Скажите, кто из них имеет больше прав на свободу? Кто из них на самом деле хочет свободы для этой страны?

 

Как нам потом объяснили, $1 млн – это было вовсе не на фестиваль. А для питания дорогих гостей госуправделами при президенте. Просто они не могут провести в бюджете такой строкой. Вот в такой стране мы живем.

 

Я не хочу прожить эту жизнь бесполезно. У нас в парламенте есть несколько депутатов, которые пришли с первого Майдана – Революции на граните. Они голодали там, затем прошли Оранжевую революцию и Революцию достоинства. Им уже 55-60 лет, но они не видят изменений. Мне очень грустно, что у нас в стране так. Я хочу это поменять.

 

К сожалению, нас таких в парламенте 15-20-30 человек, но это как один в поле. Сейчас они надеются нас оттуда выжить.

 

В первую очередь с вашей помощью. Они надеются, что вы будете на нас давить: мол, мы в коррупции, сидим в парламенте и вообще такие же, как они. Кто-то сломается и уйдет – такие примеры уже есть. Но нельзя уходить из системы, если нам доверили, значит нужно работать там. Нужно заставлять их делать так, как мы хотим. Хватит уже, нужно расти. Сколько можно сдаваться перед людьми, которые сильнее нас, у которых есть опыт и деньги. Нас долго заставляли, выжимали из системы, рассказывали, что мы плохие, наивные и глупые. Мы верили и уходили. Легче всего хлопнуть дверью и сказать: «Они все коррупционеры, а я хороший». А что дальше?

 

Представьте, что все те, кому вы доверяете во власти, хлопнули дверью и ушли. Вы будете сидеть в зале, а коррупционеры – рассказывать вам, как нужно жить. Нельзя так делать, нужно брать на себя ответственность. Да, к сожалению, сейчас политика – это грязная вещь и нам приходится работать с коррупционерами. Я каждые полгода писал по статье о людях, которые сидят в парламенте и администрации президента, что они коррупционеры. Но если сейчас нужно с ними договориться, чтобы мы приняли правильный закон, по которому через 2-3 года политика будет другой, то я буду это делать. Или я могу хлопнуть дверью и уйти. Именно на это они и рассчитывают.

 

Второй момент, на который они надеются – это что нас вынесут оттуда. Это произойдет, если вы будете верить популистам. Такие люди станут приходить к вам и рассказывать, как все будет хорошо уже завтра. К примеру, как они будут поднимать пенсии. И они расскажут все очень красиво. Они это делают намного лучше, чем мы. У них больше возможностей дойти к вам. Они приходят в ваш дом каждый вечер. Новости, радио, газеты, телевидение, интернет и слухи – это их оружие в ваших головах. И вы этому верите.

 

Многие верят, что происходят реформы, но это не так. Они лишь прикрывают ширмой желание зарабатывать деньги. Я никогда не думал, что это может быть так цинично и просто. Когда люди, которые ничего не понимают в системе, приходят зарабатывать деньги, идут с ними на выборы – и снова оказываются у власти. Это то, что происходит сейчас.

 

Как мы можем это изменить? Самое главное – верой. Что-то изменить могут люди, у которых горят глаза и которые сожгли за собой мосты.

 

Два года назад я был журналистом и мне было бы очень комфортно и дальше рассказывать, какая власть плохая. Сейчас кто-то сомневается, что хороший я. Мы что-то потеряли, но мы сожгли мост – и пошли вперед. Именно таких людей они боятся – тех, кто верит вопреки всему. Которые пойдут и возьмут на себя ответственность. Вера – то, что заставит их пошатнуться. Но будет страшно, если они уйдут, а мы не сможем взять на себя ответственность.

 

Поэтому второй шаг – возьмите на себя ответственность. Каждый на своем месте. Если вы работаете на госпредприятии, не ломайтесь. Не заставляйте людей вокруг себя верить, что зло, деньги, подлость и коррупция сильнее обычной работы хороших людей. Нам всю жизнь доказывали, что, если ты честный, то ты глупый. Это не так. Посмотрите на нас. Мы честные – и мы не дураки. Мы хотим, чтобы нас было больше, но без вас мы не сможем. Возьмите на себя ответственность.

 

Третье. Если вы действительно верите и взяли на себя ответственность, найдите вокруг себя таких же. Они боятся людей, которые объединились. Нас троих – меня, Сергея Лещенко и Светланы Залищук – было достаточно, чтобы таких, как мы, стало 15. Они боятся, потому что 15 человек уже могут громко сказать, что кто-то ворует. И не только в нашей фракции, а во всей власти. Люди, которые громко говорят и не боятся – это самое страшное для власти. Для этого не нужны деньги или опыт, нужно просто честно говорить, как есть. Мы говорим честно.

 

И последнее. Если вы нашли вокруг себя таких людей и у вас горят глаза, то присоединяйтесь к нам. Это единственный способ достучаться наверх. Возможно, через полгода или год будут досрочные выборы. Не пугайтесь этого. Хотя мне самому страшно. Я никогда не шел на выборы самостоятельно, не знаю, как строится команда, где зарабатываются деньги на это. Но я знаю тех людей и вижу ваши глаза. У них таких нет. К ним не приходят огромные залы в обычные дни. Только мы вместе, объединившись, можем сломать систему. У меня нет другого выхода. Если допустить, что есть другой выход, все пойдет по кругу. Мы дождемся следующего Майдана, снова будет кровь, наши дети будут участвовать в других революциях и заново бороться с коррупцией. Давайте не бояться.

 

Матеріали рубрики Re:Invent публікуються за сприяння Фонду розвитку українських ЗМІ посольства США в Україні.


comments powered by Disqus