1 грудня 2015

«У вас так много инициатив при такой плохой инфраструктуре»: немецкий культурный менеджер об Украине

В рамках Культурно-образовательной академии Гете-Института Украина и Германия объединяют усилия, чтобы принести культуру в маленькие города. Куратор проекта и видный немецкий эксперт по культурному менеджменту Марк Гегенфюртнер рассказал Platfor.ma о том, как реализовать проект в маленьком городке, в чем современная функция музея и почему в театре должны играть простые горожане.

 

 

– Марк, какова ваша роль в этом украинском проекте?

 

– Моя задача ― показать украинцам потенциал культурной жизни в родной стране. У вас много энтузиастов, которые хотят развивать культурную сферу, вкладывать туда свою энергию. Но при этом культурная инфраструктура в стране очень слабая. Особенно на периферии. В этом году на встречах Культурно-образовательной академии мы делимся опытом Германии по децентрализации культуры. Эта модель развития культурной среды основана на административно-территориальном устройстве Германии. У нас финансирование этой сферы не лежит только на плечах государства ― этими вопросами занимаются администрации городов и федеральных земель.

 

– Между большими и маленькими городами – целая культурная пропасть. Как децентрализация (о важности которой мы уже писали) может помочь решить это?

 

– В больших городах культурная жизнь действительно намного активнее. Но при этом многие проекты гораздо эффективнее реализовывать в маленьких городках: там меньше населения, проще найти и привлечь нужных людей, легче вести коммуникацию. Поэтому децентрализация – это шанс для культурных менеджеров воплотить в жизнь свои идеи, а для местных жителей – привести культуру в свой городок.

 

– В рамках воркшопа Культурно-образовательной академии в Киеве были представлены четыре проекта. Расскажите немного о них.

 

– Один из самых интересных проектов ― это «План Z» или стратегия культурного развития города Жмеринка. Целая команда экспертов вместе с жителями города хотят создать живую культурную среду в Жмеринке. И что очень важно: мэр города и начальник отдела культуры не стоят в стороне и активно помогают разрабатывать этот план. Это должно послужить сигналом для других городов о том, что проекты реализовывать гораздо легче, когда правительство и администрация города понимают, как это важно, и поддерживают активистов.

 

Целью другого проекта, представленного на воркшопе, является преобразование региональных и местных музеев в активные культурные центры. Музеям нужно вспомнить, что они созданы не только для хранения экспонатов и проведения выставок, но и для того, чтобы транслировать культуру, вызывать людей на диалог, поднимать важные социальные вопросы.

 

Третий проект направлен на повышение квалификации деятелей культуры: они учатся правильно строить коммуникацию, быть более значимыми в своей сфере и эффективно сотрудничать с официальными учреждениями культуры.

 

Задача четвертого проекта – создать некую платформу для всех деятелей культурной сферы, где они бы могли общаться, обмениваться опытом и таким образом развиваться и влиять на общество через культурные инициативы.

 

 

– У вас большой опыт проведения партисипативных проектов с театрами. Как это работает?

 

– Приведу в пример один творческий эксперимент, который в Мюнхене поставил театр Münchner Kammerspiele. Проект называется Shabbyshabby Apartment. Для начала стоит сказать, что Мюнхен – очень дорогой город: за аренду жилья человек отдает половину заработка, а художники, например, не могут позволить себе арендовать студию для работы. Это большая проблема для города. Так вот, театр объявил конкурс на создание проектов жилья, которое каждый может себе позволить. Бюджет постройки не должен был превышать 250 евро. Участники конкурса должны были прислать схему жилища (это могла быть палатка, вигвам, картонный домик – все что угодно) и план размещения его в общественном месте – на площади, в парке или просто на улицах Мюнхена. Главными условиями конкурса были низкая стоимость дизайна, использование подручных средств (но не природных ресурсов), и минимализм в обстановке помещения. Лучшие проекты были построены на улицах Мюнхена, и каждый желающий мог арендовать такое альтернативное жилье на ночь. Это хороший пример того, как театр, если он открыт для экспериментов, может выходить за рамки своей привычной деятельности и поднимать важные социальные вопросы. И такие культурные проекты можно реализовать как в большом, так и в маленьком городе.

 

Другой пример партисипативного проекта – это привлечение простых горожан к участию в спектаклях. Не обязательно играть Чехова или Шекспира, можно сказать пару реплик или просто постоять на сцене. Такая новая форма взаимодействия со зрителем очень распространена в немецких театрах.

 

– Как вы считаете, какую роль должно играть государство или местные власти в реализации культурных проектов?

 

– Они могли бы помогать разными способами. Во-первых, предоставить финансирование. Во-вторых, в их силах упростить бюрократические процедуры. В-третьих, могли бы предоставить пустующие помещения, которые обязательно есть во всех госучреждениях, для проведения культурных инициатив. Но главное, с чего они должны начать – это захотеть помочь и пойти навстречу деятелям культуры. А способы найдутся.

 

 

– Считаете ли вы, что страна должна активно привлекаться к управлению театрами? Речь идет о финансировании крупных коллективов, как, например, у нас в Украине.

 

– В Германии бюджеты театров очень редко повышают, обычно их уменьшают. Как правило, у нас они самостоятельно ищут источники финансирования. Государственные деньги – не цель для театра, они должны сами искать ресурсы.

 

– Сколько лет необходимо Украине, чтобы достичь такого же уровня культурной организации как в Германии?

 

Это интересный, но неправильный вопрос. Я бы не ставил его таким образом. Каждая страна имеет свою культурную историю, которая во многом зависит от инфраструктуры, а процесс усовершенствования требует времени. Таким образом, я не исчислял бы ничего такого в годах. К примеру, театры в Германии имеют свою историю, и вы не можете сравнивать их структуру с Украиной. Но культурный процесс так или иначе исчисляется одной декадой. Все дело в процессе управления изменениями. Даже если вы попытаетесь ускорить его, это займет время, потому что самая важная вещь состоит в том, чтобы проявить терпение.

 

– Как вы оцениваете уровень украинских культурных менеджеров?

 

– Есть много очень восторженных активистов в области культуры, у вас действительно очень высокий потенциал.  Это довольно странно, что при таком низком уровне культурной инфраструктуры у вас так много разных инициатив. То, что есть чрезвычайно мотивированные активисты и люди, которые хотят работать над сферой культуры в этой стране – это ваша сильная сторона. 

 

 

Матеріали рубрики Re:Invent публікуються за сприяння Фонду розвитку українських ЗМІ посольства США в Україні.


comments powered by Disqus