Вчора, 4 червня 2014

Комитет, которого нет: как идет украинская люстрация

Фотографія: shutterstock.com
 

Одним из главных требований Майдана было проведение масштабной люстрации. В итоге общественный активист Егор Соболев возглавил Люстрационный комитет, но что это за структура и каковы ее полномочия, толком не знает никто. О настоящем и будущем люстрации в Украине – в материале Platfor.ma.


– Неопределенный юридический статус нашего комитета – следствие нечестности правящей коалиции. Они первыми заговорили о люстрации, поскольку это было требование Майдана. Чтобы завоевать доверие людей, они сообщили, что будет создан Люстрационный комитет, и я его возглавлю. В программе правительства написано, что первый закон, который было необходимо принять – «О проведении люстрации в Украине». После этого, фактически, никто палец о палец не ударил.

Они не создали нас как государственный орган, ну и сейчас, попросту говоря, отмораживаются.

 

Егор Соболев, глава де-юре несуществующего Люстрационного комитета, вздыхает и разливает по кружкам чай. Разговор происходит в стенах маленькой кухоньки в офисе общественной организации «Воля».

 

Свой офис «Воля» делит с Люстрационным комитетом с момента его основания – как и сотрудников, компьютеры, счета за интернет и телефон. Офис находится в жилом доме и представляет собой двухэтажную квартиру в историческом центре с более чем аскетичной обстановкой. Люстрационному комитету выделили первый этаж офиса «Воли» – это кухня, бытовка и две небольшие комнаты. В первой – большой стол, за которым проводят встречи, во второй – рабочие места активистов и волонтеров. В углу – несколько книжных стеллажей, среди изданий выделяется увесистое творение экс-главы Верховного суда Украины Василия Онопенко под многозначительным названием «Мені судилося». С потолка сиротливо свисает лампочка. В эту спартанскую обстановку идеально вписывается расположившийся на подоконнике компьютер Samsung, сошедший с южнокорейского конвейера году эдак в 2003-м.

 

Со дня на день Люстрационный комитет совместно с «Волей» и гражданской инициативой «Реанимационный пакет реформ» переедут в новый офис в правительственном квартале, но пока мы встречаемся здесь.

 

Фотографія: shutterstock.com

 

Общественная организация «Воля», приютившая комитет, по утверждению Егора Соболева, существует за счет взносов активистов и киевских предпринимателей, которые поддерживают «Волю» со времен борьбы за сохранение исторических зданий и зеленых зон Киева. В самом Люстрационном комитете нет ни одного человека на зарплате. Большинство волонтеров – женщины. По профессии юристы, экономисты, политологи и айтишники. Занимаются люстрационной деятельностью в свободное от основной работы время.

 

Комитет делится на несколько условных групп: приемная (в ней волонтеры принимают и обрабатывают обращения граждан), законотворческая (юристы, которые готовят, лоббируют и следят за принятием многострадального закона «О люстрационной деятельности в Украине»), судебная группа, группа по правоохранительным органам, группа по налоговой, группа, курирующая Facebook, и отдельно IT-группа.

 

– Еще в начале марта Егор передал правящей коалиции несколько предложений, как сделать комитет государственной структурой – начиная с того, что это может быть орган при Кабмине и заканчивая тем, что его может своим решением создать Верховная рада. А в ответ тишина, – сетует Вера Прохира (она работает в приемной комитета, организовывает работу волонтеров с обращениями граждан). Вера попала в Люстрационный комитет через «Волю», а в нее – через Автомайдан. Образования у нее два – она политолог и юрист.

 

– Мы приняли решение немного подождать, но если государство будет продолжать нас игнорировать, то зарегистрируемся хотя бы как общественная организация. У нас ведь даже абонентского ящика нет – чтобы его завести, надо иметь статус юридического лица. Открывать абонентский ящик на имя Егора Соболева было бы не совсем корректно, – говорит Прохира.

 

Впрочем, отсутствие абонентского ящика не очень мешает жаждущим люстрации украинцам – в среднем комитет ежедневно получает шестьдесят писем по электронной почте.

Вместе с обращениями на Facebook и традиционной почтой выходит чуть более ста обращений в день.

 

– Волонтеры помогают нам систематизировать данные, которые присылают люди. Они же отвечают на сообщения. Сейчас главная работа ведется над систематизацией информации для электронной базы данных, в которой можно было бы по фамилии найти того или иного  судью или чиновника и увидеть все жалобы, которые на него подавали. На сегодняшний день в этой базе более тысячи чиновников – от начальников отделов райадминистраций до сотрудников министерств. Более трети – это судьи, значительное количество жалоб также на сотрудников правоохранительных органов. Одна из крупнейших IT-компаний Украины сделает для нас эту базу совершенно бесплатно, – рассказывает Вера Прохира. Называть себя эта IT-компания почему-то не хочет.

 

Согласно недавно принятому закону «О восстановлении доверия к судебной системе Украины», Временная комиссия по проверке судей должна в течение года проверить всех кандидатов на люстрацию. Им грозит до пяти лет лишения права занимать должность судьи. Впрочем, до полномасштабной люстрации еще очень далеко.

 

– Очень важно, что мы пролоббировали закон «О восстановлении доверия к судебной системе Украины». Я его для себя называю «закон о начале очищения судов». Этот документ уволил все судебное руководство и передал ряд прав руководителей судов самим судьям, это первый шаг на пути к полномасштабной люстрации, – говорит Егор Соболев.

 

При этом Геннадий Москаль, народный депутат от фракции «Батькивщина» и первый заместитель главы комитета Верховной рады по вопросам борьбы с коррупцией и организованной преступностью, настроен куда более критично.

 

– Ну приняли этот закон, а дальше что? Его же реально никто не выполняет, все судьи так и остались на местах, даже те, кто запрещали митинги во время революции. Они все прекрасно себя чувствуют.

 

Фотографія: shutterstock.com

 

Егор Соболев считает сам факт принятия закона большой победой, но не отрицает критику в его адрес.

 

– На примере этого закона мы поняли, что люстрация должна проходить совсем в другой форме.  Наше государство невозможно очистить, его можно только заново создать. Это, условно говоря, бочка дегтя, где лишь одна ложка меда в виде нормальных профессионалов. Намного легче поставить рядом новую бочку и начать наполнять ее медом, чем пытаться дистиллировать ту ложку меда из бочки с дегтем.

Посудите сами – с помощью закона «О восстановлении доверия к судебной системе Украины» мы впервые в истории Украины дали судьям право избирать себе руководителей. И в 90 процентах случаев они избрали тех самых, которых закон уволил. Ну не смешно ли?

 

Глава Люстрационного комитета рассказывает, как к нему приезжали судьи из районных судов, жали руку, говорили – спасибо за этот закон, за то, что вы уволили этих кровопийц, нам было так тяжело, теперь все будет по-другому. Потом они выходили из офиса, а Егор Соболев наблюдал, как они садятся в свои Bentley и BMW X5: «И я понимал, что ничего не изменилось».

 

– Поэтому на данный момент нами принято следующее решение – все органы власти должны быть сформированы заново через открытые конкурсы – сначала суды, потом прокуратура, затем милиция. Далее – центральные органы и госкомитеты, государственные администрации. При этом опыт мы предлагаем рассматривать как негативный фактор. Если человек ранее работал в прокуратуре, то конкурсную комиссию это должно пугать, и он должен поддаваться более тщательной проверке, – говорит Соболев.

 

Толчок всему этому должен дать закон «О проведении люстрации в Украине» (на данный момент в парламенте зарегистрировано уже четыре проекта этого документа). Впрочем, Верховная рада его принимать не спешит. Народные депутаты объясняют это по-разному.

 

Геннадий Москаль рассуждает, что даже если документ будет принят, осуществлять люстрацию будет некому, потому что нет Люстрационного комитета. А Люстрационного комитета нет, потому что его своим решением должен был создать Кабинет министров. А он не создал, и явно не торопится это делать. «Таким образом, решения Люстрационного комитета не имеют юридической силы, он вообще в непонятном статусе сейчас функционирует. И до тех пор, пока не будет решен вопрос о создании такого органа как Люстрационный комитет, нет смысла принимать закон о люстрации – он будет таким же бесполезным, как и закон 'О восстановлении доверия к судебной системе Украины'».

 

В правительстве обсуждать с Platfor.ma трудности вокруг создания Люстрационного комитета отказались сразу несколько чиновников: от главы Министерства юстиции Павла Петренко до министра Кабмина Остапа Семерака.

 

Более словоохотливой оказалась лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко. «Я считаю что в политике даже после Майдана, к сожалению, ничего особо не изменилось. Люстрация может коснуться всех, кто на сегодняшний день находится во власти, каждого политика, в том числе депутатов, поэтому сейчас идет откровенный саботаж любых инициатив такого рода. Наша фракция поддерживает все инициативы, исходящие от Егора Соболева, который представляет несозданный еще комитет по люстрации».

 

На замечание о том, что Люстрационный комитет, отчаявшись достучаться до небес, планирует регистрироваться как общественная организация, Тимошенко реагирует категорично.

 

– Нам ни в коем случае нельзя переходить в то поле, когда будет создана просто гражданская инициатива по люстрации. Необходимо добиваться принятия закона, который присвоит официальный статус Люстрационному комитету, после чего он будет иметь соответствующие инструменты для проведения полномасштабной люстрации. Кроме того, комитет должен иметь филиалы или департаменты в регионах. И тогда все активные гражданские деятели, которые интересуются темой люстрации, могут присоединиться к работе такого вертикально структурированного комитета. Такие органы как Люстрационный комитет или Антикоррупционное бюро, которые представлены общественностью, не могут быть созданы правительством, поскольку фактически тогда это орган власти, а это противоречит самой сути комитета. Его должна своим законом создать Верховная рада.

 

Впрочем, с Юлией Тимошенко категорически не согласен народный депутат, глава подкомитета по вопросам контроля за соблюдением законодательства в сфере борьбы с организованной преступностью и коррупцией Юрий Деревянко. Он является автором одного из уже зарегистрированных законопроектов о люстрации и сейчас планирует в сжатые сроки свести все четыре законопроекта в один, чтобы можно было наконец включить законопроект в повестку дня и проголосовать.

 

– Тот проект закона, который мы возьмем за основу, не предполагает такого органа как Люстрационный комитет.

Он предполагает четкие критерии люстрации, круг лиц, подпадающих под люстрацию, и органов, которые будут заниматься проверкой данных по всем субъектам люстрации. Дело в том, что для проведения действительно полной люстрации, комитету нужно было бы стать какой-то невероятной многорукой машиной с разветвленной системой подразделений в регионах, а иначе как им проконтролировать люстрацию на местах? Поэтому мы отошли от идеи создания органа как такового. Вряд ли эта модель будет эффективной.

 

То есть, по задумке Юрия Деревянко, Люстрационный комитет все-таки останется общественной организацией и будет исполнять функцию общественного контроля и мониторинга за проведением люстрации в высших органах власти и на местах. Закончить работу над единым документом планируется за пару недель, для чего уже создана рабочая группа, в которую вошли авторы всех альтернативных законопроектов.

 

Все эти причудливые парламентско-правительственные хороводы вокруг статуса Люстрационного комитета нисколько не мешают волонтерам упорно делать свою работу. Егор Соболев рассказывает о еще одном важном направлении деятельности комитета – подборе новых руководителей областных управлений милиции.

 

– Коалиция подсунула разные сомнительные кадры в качестве новых руководителей областных подразделений МВД. Мы организовали открытые конкурсы вместе с Министерством внутренних дел, и теперь любой человек в каждой области может выдвинуться кандидатом, а процесс назначения глав и руководителей областных подразделений стал прозрачным. Но при этом конкурсы милиция проводила всего месяц и не реагировала на наши требования начать с Донбасса, Одесской области. Только после того как эти области «запылали», они возобновили конкурсы. Итого конкурсы прошли уже в 9 областях. Сейчас мы, конечно, выбираем лучших из худших, а нужны новые люди, не запятнавшие себя участием в коррупционных схемах. Отмените требование о четырехлетнем опыте руководства в органах внутренних дел – и вы их получите!

Посмотрите на лидеров «Самообороны» или командиров добровольческих отрядов Нацгвардии – это же совсем другие люди, они смелые, с отличными организаторскими способностями, новым типом мышления.

 

По словам Егора Соболева, из всего Кабмина Люстрационный комитет сотрудничает лишь с министром юстиции и министром внутренних дел. Остальное правительство молчит, премьер-министр Арсений Яценюк – молчит.

 

– Может, это и к лучшему, – помолчав, говорит Егор Соболев. – Мы ведь с каждым днем все больше утверждаемся как общественный Люстрационный комитет.  Здесь вся работа делается на волонтерской основе. А участвуют в ней только те люди, которые действительно верят в идею очищения страны.

 

Идею, в которую почему-то отказываются верить во власти.


comments powered by Disqus