16 вересня 2015

Экономика культуры: Константин Кожемяка о том, как творчество может стать бизнесом

Константин Кожемяка, владелец фамильной типографии Huss, которая помимо коммерческой работы занимается подержкой украиской культуры, – один из тех, кто в последние несколько месяцев активно продвигает в Украине идею «креативной экономики». Platfor.ma решила поговорить с ним о том, почему бизнес вдруг заинтересовался этой темой и какие выгоды это сулит для креативных индустрий.

 

 

– Понятие «креативная экономика» возникло лет 15 назад, а само явление – намного раньше. В Украине о нем начали говорить совсем недавно. Почему, как вы считаете?

 

– Сразу скажу, я – не эксперт в креативной экономике, боже упаси. Я – неофит, человек бизнеса, который когда-то почувствовал, что нужно менять мир к лучшему, если уж у тебя есть такая возможность.

 

Понятие «креативная экономика» существует столько же, сколько и человеческое творчество, но в термин действительно оформилось в начале 2000-х. Социологи заметили, что найти обыкновенного рабочего в цех почти невозможно, тогда как на позицию парикмахера или стилиста – конкурс из десяти человек. Дальше они провели исследования и выяснили, что еще сто лет назад на производстве не было занято всего 2% населения, тогда как сейчас таких оказалось уже целых 30%.

 

Эти 30% начали мыслить иначе. Для них уже недостаточно было просто получать деньги за свой труд. Теперь они хотели самореализации, творческого роста. А более того – приносить своей работой пользу обществу и быть за эту пользу вознагражденными вниманием и уважением других. У таких людей очень высокий уровень самоорганизации, они открыты ко всему новому. Естественно, что работа на станке перестала их привлекать.

 

Теперь посмотрите, что случилось в Украине за последние два года. Мы тоже стали более активными, организованными, а главное – поверили, что можем изменить страну своими силами.

 

Революция привела к тому, что 95% населения буквально оказалась вне зоны комфорта. Людям пришлось думать, как же в нее вернуться, какие есть варианты. В таком контексте творческие индустрии оказались неплохим выходом.

 

 

К тому же, после революции мы «здобулы» еще один важный навык – умение договариваться между собой. У нас всегда была проблема с этим. Но сейчас такое время, когда нужно строить диалог. И чем это не основа для формирования креативной экономики?

 

– Кроме желания и инициативы снизу, развитие креативной экономики в стране требует и значительных средств. Где их взять в Украине?

 

– Смотрите, в мире полно позитивных примеров: фестивали, которые генерируют огромный поток туристов и приносят деньги в бюджет города, ревитализованные заброшенные заводы, которые становятся творческими фабриками. Но у всех них есть то, что нам не светит в ближайшие несколько лет, или по крайней мере пока идет война – государственное финансирование.

 

Многие возлагают надежды на краудфандинг, хоть я в него и не верю. Обычно в этой сфере он у нас слабо работает – люди готовы скидываться на протезы и похороны, а на что-то созидательное – еще нет. Они хотят результата здесь и сейчас. Им не скажешь: «Давай скинемся, проведем мастер-класс зарубежного эксперта. Из ста пришедших трое станут умнее, а потом один из них станет новым Эйнштейном». Нет, это не работает.

 

– Почему, как вы думаете?

 

– Да искоренили все это в несколько заходов. Терещенки, Караваевы – всех интеллектуалов разбили, задушили. Откуда ей взяться, культуре-то? Всем нам приходится ее восстанавливать.

 

– Если мы не можем рассчитывать на поддержку государства, а краудфандинг работает плохо, то где искать решение?

 

– Там же, где и всегда, – в самоорганизации и волонтерском труде, в горизонтальных связях, в людях, у которых есть общая цель – развивать страну. Все это может существовать даже без привязки к власти до того момента, пока креативная экономика не упрется в потолок законодательных ограничений. Когда это случится, придется все-таки собираться и лоббировать свои интересы наверху.

 

– А в чем существующее законодательство может помешать?

 

– Ну, к примеру, был у меня такой случай. Я вот считаю, что уже пойманную тобою «рыбу» можно давать только тем, кто сам ее поймать ну никак не может. Всем остальным стоит давать «удочку» – пусть ловят сами. Так и я как-то принес в один музей тираж путеводителей. Говорю: давайте я вам отдам их по цене ниже себестоимости, а вы продавайте немного дороже – на вырученные деньги сможете улучшить условия хранения картин, раз государство вам эти средства выделить не может. А работники музея мне на это: нет, мы не можем купить у вас, нельзя по законодательству, можем только принять в дар. И так у нас во всем.

 

– Хорошо, вот вы – человек из сферы бизнеса. Как можно убедить бизнес быть полезным обществу?

 

– Ой, говорить с ними очень тяжело, это уже состоявшиеся люди. Они либо находятся в зоне комфорта, и им твоя креативная экономика даром не нужна, либо это сбитые летчики, которые только задавят тебя и твои идеи своим унынием. Есть здравомыслящие бизнесмены, но их очень мало. Это же нужно, чтобы у них что-то выше третьей чакры открылось.

 

 

Креативная экономика, кстати, как раз и является возможностью для культурной сферы как-то привлечь внимание бизнеса. Для бизнесменов «экономика» – слово знакомое, «креативная» – манит. Так что может получиться.

 

– То есть такой эффект проверен на себе?

 

– У меня, например, момент озарения пришел во время Майдана. Я понял, что нельзя оставаться в стороне. Я и до этого поддерживал украинских художников, но этого было мало. Потом я осознал, что нужно двигаться дальше и увлекся креативной экономикой. Теперь я стараюсь продвигать это в Украине.

 

Например, 22 сентября в М17 вместе с партнерами провожу международный форум «Креативная экономика – Украинский start-up». Идея в том, чтобы известные мировые эксперты в этой теме поделились с нами опытом, а мы послушали, поучаствовали в дискуссии и поняли, в каком направлении нам двигаться. Приедет Дэвид Пэрриш и поделится успешными кейсами из области креативной экономики. Рагнар Сиил (у которого мы брали немаловажное интервью. – Platfor.ma) расскажет о результатах проведенных в 2014-2015 исследований потенциала Украины по внедрению основ креативной экономики в нашей стране. Будет Терри Сандел – он объяснит, как креативные индустрии могут развивать экономику. Приедет Сергей Хромов-Борисов – расскажет о действенной методике дизайна бизнес-моделей, созданной под началом швейцарского бизнес-тренера Александра Остервальдера. Подключатся наши украинцы и форум станет площадкой для получения новых знаний, новых связей и идей для своего бизнеса.

 

Еще год назад я и представить не мог, что билеты на форум такого типа будут продаваться. Но вот мы начали хором двигать эту тему, провели несколько ивентов, о них написали несколько СМИ – и интерес в обществе уже есть.

 

– А как же всякие украинские хабы, креативные пространства. Как вы к ним относитесь?

 

– По своей сути это концентраторы, места, где собираются люди, движимые одной идеей. Эти люди одинаково заточены на творчество, они подпитывают друг друга мыслями. Все это очень позитивно, но обречено либо на профанацию, либо на увядание. Посмотрите, на арт-заводе «Платформа» выступают те, кто вчера выступал в Fedoriv Hub, в «Часопысе» – те, кто позачера – в Киево-Могилянской академии, и наоборот. Всюду одни и те же. Но заметного выхлопа нет, потому что нет экостистемы, не налажены связи между креативщиками, бизнесом и потребителями.

 

Недавно я был на одной конференции для дизайнеров. Так вот они говорили, что их главная проблема – это бизнес, который по идее должен быть заказчиком услуг украинских дизайнеров, но на самом деле просто не знает об их возможностях. То есть существуют дизайнеры, которые создают хороший визуальный стиль, есть бизнес, которому этот стиль нужен, но коммуникация между ними не налажена.

 

 

Все эти тусовки существуют только для себя, это какой-то междусобойчик, совершенно не ориентированный на потребителя. А если он не ориентирован на потребителя, то как на нем зарабатывать? Утилита, умный дом, урбанистика – все это просто воздух, пока ты не сядешь и не объяснишь пользователю, как это работает и почему ему это нужно. У нас люди только начинают мыслить категориями продуктов.   

 

– Вы говорите, что нужно налаживать связи. Но как?

 

– Мы в сложной ситуации, но перед нами много возможностей. Мы перестали торговать с Россией, а в Европе наши товары пока еще не сильно нужны, что этим делать? Мировой опыт говорит, что нужно сформировать внутренний спрос на интеллектуальный продукт, который смог бы заменить стране трубы.  

 

Чтобы его сформировать, нужно воспитать полтора процента активных и умных людей, которые смогут принимать решения и влиять. Для этого следует построить современную систему образования, в том числе в сфере креативных индустрий, и приучить людей постоянно улучшать качество своего продукта. А еще – обзавестись поддержкой СМИ, которые популяризировали бы культуру потребления продукта креативных индустрий среди аудитории – с одной стороны, и объясняли бы бизнесу, что нужно поддерживать эту сферу – с другой. Из кругов продвинутых информация постепенно просачивалась бы в массы. Формировалась бы культура взаимодействия. А там, глядишь, и страна в целом стала бы способной генерировать ценности с большой добавленной стоимостью практически из воздуха.

 

Матеріали рубрики Re:Invent публікуються за сприяння Фонду розвитку українських ЗМІ посольства США в Україні.


comments powered by Disqus