23 квітня 2015

Карел Шварценберг: «Большинство в Чехии уже поняли, кто в вашем конфликте агрессор»

В рамках Книжного Арсенала презентовать книгу «Письма Ольге» одного выдающегося чешского политика Вацлава Гавела в Киев приехал другой – экс-глава МИДа этой страны Карел Шварценберг. Platfor.ma поговорила с главой древнего европейского рода о его друге Гавеле, том, насколько культура беззащитна перед диктатурой и как Россия портит впечатление о собственной великой культуре.

 

Фотографія: Сергей Коровайный

– Почему украинцам стоит прочесть книгу Вацлава Гавела?

 

– Потому что она прекрасно показывает, как один человек может противостоять диктатуре. Вацлав Гавел был в сопротивлении и дважды сидел в тюрьме. Это был экстраординарный человек, и прочесть его книгу особенно важно для жителей страны, которая столкнулась с такой серьезной угрозой своей демократии и свободе.  

 

– Вацлав Гавел был и писателем, и политиком. Что же было его самой большой страстью?

 

– Если честно, больше всего он любит писать. Конечно, он был выдающимся политиком, который практически подарил Чехии свободу. Но его настоящей страстью было именно творчество. И очень символично, что последнее, что он успел сделать в жизни – это в качестве режиссера выпустил фильм «Уход», над которым он работал долгие годы.

 

– То есть он был вынужден стать политиком?

 

– Да, дело в обстоятельствах, которые буквально толкнули его туда. В те времена, если ты вел себя в Чехии как приличный человек, то ты автоматически становился оппозиционером. А если ты входил в оппозицию, то практически неизбежно превращался и в политика. Но он вовсе этого не хотел. Однако режим, который настал после оккупации Чехословакии 1968-го года, – так называемая «нормализация», все больше и больше принуждал нас идти в оппозицию.

 

– Считается, что в современной мировой политике больше нет действительно великих персоналий, какими были Вацлав Гавел или, скажем, Маргарет Тэтчер.

 

– Конечно. И, честно говоря, я по ним скучаю. Я старый человек, и мне посчастливилось знать и госпожу Тэтчер, и Гельмута Шмидта (канцлера ФРГ в 80-е годы. – Platfor.ma), и Вацлава Гавела, и многих других великих людей. На фоне этих вершин нынешний политический ландшафт, конечно, выглядит немного равнинным.

 

– Кстати о великих именах. Что для вас означает быть частью фамилии Шварценберг (семья Шварценберг известна с XII столетия и на протяжении веков была одной из самых влиятельных в Европе. – Platfor.ma)?

 

– Для меня в этом нет ничего необычного. Я ведь с этим всю свою жизнь и просто не знаю, как это – не быть Шварценбергом. Но это, конечно, огромная мотивация быть лучше. Хотя в любом случае у нашей семьи в прошлом были настолько выдающиеся личности, что теперь Шварценберги – как куст картофеля. Потому что, как и у картофеля, у Шварценбергов все лучшее уже в земле. И я вообще-то не очень хотел становиться кустом.

 

– А для простых чехов фамилия Шварценберг что-то означает?

 

– Да, конечно. И в позитивном, и в негативном смысле. У семьи, которая столь долго играла очень важную роль в общеевропейских событиях, не может не быть врагов. Но также у нас множество друзей.

 

– Что в Чехии сейчас на самом деле думают об Украине? Ваш президент Милош Земан открыто поддерживает Россию…

 

– К счастью, сейчас он теряет поддержку чешского общества. Поначалу мнения по поводу вашего конфликта разделились примерно 50/50. Для среднего чеха еще с советских времен Украина все-таки казалась частью России, и полного понимания проблемы не было. Но сейчас все изменилось, и спасибо «великий государь Владимир Владимирович» (Карел произносит эти слова на русском. – Platfor.ma) и его политике, что чехи тоже начали понимать опасность России. Но российская пропаганда у нас работает очень мощно, и, разумеется, все еще есть люди, которые выступают за Путина. Однако общий вектор изменился. Большинство уже поняли, кто агрессор в вашем конфликте. И про наши власти тоже уже всем понятно. 

 

Фотографія: Сергей Коровайный 

– Вы приехали в Украину по делам культуры. Какие основные особенности чешской культурной политики за рубежом? Какой Чехия хочет выглядеть в глазах мира?

 

– Мы маленькая страна, поэтому нам нужно концентрироваться на ключевых направлениях. У нас есть чешские культурные центры в некоторых странах мира, чтобы пропагандировать по всему миру наших великих писателей и музыкантов. Таких, например, как ваш Тарас Шевченко. Я уверен, что такие культурные центры за границей действительно полезны. К сожалению, до сих пор есть политики, которые считают, что культурная сфера – это нечто не особенно важное.

 

– Как вы считаете, нужна ли стране государственная программа в сфере культуры? Наш профильный министр Вячеслав Кириленко полагает, что нет.

 

– Я вам так скажу: и да, и нет. У каждого министра культуры должно быть виденье этой самой культуры, будь он в Чехии или в Украине. Только нельзя все держать в голове и надеяться, что ты сможешь все сам организовать – нужно продвигать свое виденье культуры через других людей. А вообще, нельзя быть хорошим политиком и тем более министром культуры без собственного виденья того, как должна развиваться культурная среда.

 

– Вы считаете культуру необходимой для развития общества?

 

– Без культуры общество не может быть развитым и либеральным. И, кстати, сейчас можно ожидать настоящего бума в развитии вашей культурной сферы. Потому что в опасные времена всегда появлялись великие творцы – вспомните Сартра, Камю и Пикассо в годы немецкой оккупации Европы. Да даже в моей стране при тоталитарном коммунистическом режиме культурная среда была, честно говоря, поинтереснее, чем сейчас. То, что культура расцветает в плохие времена – это очень интересно.

 

– У нас бытует мнение, что события на Востоке Украины случились именно из-за того, что культуре в этом регионе уделяли недостаточное внимание. Может ли культура предотвращать войны?

 

– Не думаю. Мне кажется, культура на это неспособна. Весь наш опыт говорит об обратном. Я приведу вам, возможно, самый трагический пример в истории человечества. В двадцатые и тридцатые годы прошлого века Германия была страной, с, пожалуй, наиболее развитой наукой и просто заоблачным уровнем культуры, с великими музыкантами и писателями. Тем не менее именно там появился Гитлер.

 

Посмотрите, многие великие творцы прекрасно сотрудничали с диктаторами и прославляли их. Взять хотя бы многих действительно талантливых советских писателей – многие из них писали хвалебные тексты о Сталине и Ленине. А великие немецкие музыканты Вильгельм Фуртвенглер и Пауль Хиндемит? А трагедия, пожалуй, лучшего французского романиста XX века Луи-Фердинанда Селина? Он был потрясающим писателем, но стал нацистом. Так что культура никогда не могла предотвратить никакое варварство и насилие.

 

Фотографія: Сергей Коровайный

– А что же тогда может?

 

– Могут смелые и ответственные люди, думающие своей головой. Но то, что они должны быть культурными – большое заблуждение. История говорит нам обратное. Еще раз – посмотрите, какое огромное количество великих культурных деятелей прославляли диктаторов в одном только XX веке.

 

Противостоять злу в первую очередь способен сильный характер человека. Тут хорошим примером может служить Англия, где в XVIII веке молодежи в общественных школах давали не только знания, но и воспитывали характер: независимость, смелость, умение самостоятельно думать.

 

– А что вы думаете о российской культурной политике?

 

– У России богатейшая культура с действительно выдающимися художниками, композиторами и писателями. Хотя, кстати, многие не знают, что немало великих россиян на самом-то деле были украинцами. Например, Гоголь писал на русском, но вся его атмосфера и все персонажи родом из Украины. Российская культура – одна из величайших в мире. Но российская культурная политика серьезно портит впечатление от нее.

 

– Ваше мнение по поводу концепции того, что если где-то говорят на твоем языке, то ты имеешь право вмешиваться в дела этой страны?

 

– Вы знаете, я очень старый человек. И я помню точно такие же аргументы Гитлера – если где-то есть немцы, то мы обязаны их защитить. Так что все происходящее сейчас – будто репетиция той трагедии, которую я уже видел в своем детстве. Те же лозунги о защите, то же неуважение к закону, та же диктатура.

 

Еще до того, как я пришел в политику, я жил в Австрии и прочел множество исторических книг. И для меня удивительно, что аргументы, которые Кремль использовал при оккупации Крыма, были точно такими же, как у Гитлера при аншлюсе Австрии. А события на Востоке Украины слишком уж похожи на Мюнхен (соглашение между ключевыми европейскими державами о передаче Германии Судетской области Чехословакии. – Platfor.ma).

 

Должно быть, кто-то в российской власти внимательно читал исторические документы – потому что некоторые фразы удивительным образом в точности совпадают с теми, что звучали 70 лет назад.

 

– Каким же тогда будет конец Путина? Неужели таким же, как у Гитлера?

 

– Они все-таки совершенно разные люди, что, впрочем, не означает, что в их политике нет сходства. Гитлер был очень истеричной особой, неудавшимся художником, который стал политиком. Тогда как Путин – хладнокровный разведчик из КГБ, последователь Феликса Эдмундовича Дзержинского. Причем он гордится этим. А теперь давайте подумаем – скольких людей убил Дзержинский? И можно ли гордиться тем, что ты его последователь? Это уже говорит о Путине очень многое.

 

Презентация книги Вацлава Гавела «Письма Ольге» состоится 23.04 в 18:00 – 18:45 на сцене «Кафе Європа».


comments powered by Disqus