5 листопада 2014

Иван Крастев: «Людей больше объединяют Facebook и Twitter, чем политические платформы»

Болгарский политический аналитик, исследователь посткоммунистической ситуации в России, Украине и странах Восточной Европы Иван Крастев прочел лекцию в SmartVille, организованную журналом reeD. Platfor.ma наводит самые интересные его мысли о том, когда референдум теряет смысл, почему люди выходят на протесты, и на чём строится демократия.

 

 

Одно британское социологическое агентство сравнивало людей, которые следили по ТВ за заседанием парламента, и тех, которые смотрели шоу «Большой брат». Социологи пытались понять, кто чувствует, что их интересы более представлены: те, которые смотрят шоу «Большой брат», или те, которые следят за парламентом. Первые говорили: «Люди на экране очень похожи на нас, и я уверен, что мог бы попасть в это шоу, а вот те люди, которые в парламенте – они все с университетским образованием, они говорят по-другому не так, как мы». И мой вопрос связан с этим: что происходит с выбором? Большинство избирателей не считают, что их голос на что-то повлияет.

 

Про выборы и протесты

Внезапно в 70 странах мира случились протестные движения, причём масштабные, и Украина – среди них. Недавно, например, сто тысяч человек в Венгрии вышли на улицы в знак протеста против ограничения движения информации в интернете. Но каким образом происходит, что в странах, где люди легко голосуют, они так же легко выходят на улицу? В моей стране, в Болгарии, в этом году уже дважды более ста тысяч человек выходили на улицы. Ели вы посмотрите на все эти протесты, вы увидите аспекты, которые характерны для всех них.

 

Как правило, они не организовываются крупными политическими партиями или организациями. И люди не просто не организовываются партиями – они не одобряют эти партии и трудовые объединения. Это происходит в демократических и не демократических странах, богатых и бедных.

 

Выборы не работают в политической системе, где ставки достаточно высоки или достаточно низки. Например, во время гражданской войны очень сложно убедить людей в том, что выборы проходят справедливо. В Сирии или Ираке люди предпочитают голосовать пулями. Люди чувствуют, что независимо от того, за кого они голосуют, ничего не поменяется. Если ставки очень низки, тяжело мотивировать людей пойти проголосовать. Это очень актуально, когда у вас есть ощущение, что поменяв правительство, вы не поменяете его политику, потому что многие вопросы им не решаются. Например, есть глобальный рынок, и глобальный рынок давит на вашу власть.

 

Если раньше мы выбирали между двумя политическими позициями, то теперь это какие-то назначения менеджеров. Вы назначаете не политиков, а руководителей, и результатом этого является то, что люди начинают ощущать, что они не решают важных вопросов. Поэтому очень часто голосование происходит в пользу каких-то странных партий, новых людей. В моей стране правительство не переизбирается. Если вы хотите попасть в правительство в Болгарии, вам нужно сказать, что вы никогда до этого там не работали.

 
Если вы, например, врач, и приходите к пациенту, неужели лучший способ заставить его вам поверить – сказать: «Я раньше никого не лечил»? Однако в болгарской политике это работает.

Когда люди выходят на улицу, они хотят не избрать правительство, они хотят сказать, что они граждане, которые верят в социальные изменения, в социальные трансформации, и это чрезвычайно важно. Потому что если вы считаете, что ничего не поменяется, зачем вам, собственно, приходить на выборы? Раньше, когда люди выходили на улицы, это было, как правило, идеологически мотивировано, все пытались понять, кто выигрывает: коммунисты, фашисты, социалисты. На сегодняшний день люди обычно протестуют, говоря: «Мы очень разные, у нас различные взгляды, но нас свело вместе то, что мы осознаем свой гражданский долг, и то, что мы должны сделать». На сегодняшний день людей больше объединяют такие вещи как Facebook и Twitter, чем идеологические и политические платформы.

 

Почему я считаю, что это важно? Революции, в отличие от выборов, осуществляют глобальное воздействие. Внимание к Украине было привлечено как раз не голосованиями, а массовыми протестами на улицах, и это актуально не только для Украины, но и для Турции и Бразилии. Как только вы выходите на улицы, вы обращаетесь к политикуму как таковому, к человечеству. Очень интересно, что во многих странах у людей нет конкретных требований, хотя ваш случай слегка отличается. Что касается Бразилии, люди вышли на улицы, протестуя против повышения цен на автобусные билеты. Occupy Wall Street – это был немножко другой уровень, это протест против капитализма как такового. И, невзирая на то, насколько это абстрактно или конкретно, в таком типе антиполитического движения важно то, что человек выходит как личность, как индивидуум, который считает, что у него есть определенные права, и он хочет повлиять на тех, кто осуществляет эти права.

 

Три недели назад правящая партия в Венгрии получила две трети голосов на всенародных честных выборах. И вдруг на улицы вышли сотни тысяч людей, чтобы изменить это.  Такие народные протесты непредсказуемы. Например, в России в 2011 году только все согласились, что общество потеряло интерес к политике, как неожиданно 100 тыс. людей вышли на улицы, протестуя против прошедших выборов. Но почему они не протестовали на предыдущих выборах?

 

Про референдум и разочарование властью

Люди часто говорят про референдум. Референдум имеет смысл, когда речь идет о достаточно глобальных вещах, например, если Шотландия голосовала за то, чтобы остаться или выйти из состава Великобритании, это было понятно. Но в Болгарии был проведен референдум по вопросу поддержки проекта атомной станции. Мало кто в этом разбирается и может об этом что-то знать. Меньше 20% проголосовало. Люди не хотят брать на себя ответственность за то, чего они не понимают.

 

Когда Обама стал президентом Соединенных Штатов, он сказал, чтобы люди писали ему о том, какие приоритеты в правлении ставить. Знаете, что было приоритетом номер один? Легализация марихуаны. Потому что есть какая-то активная группа – люди, которые интересовались легализацией марихуаны, написали это. Верю ли я, что это основная проблема Америки – нет. Но с этой точки зрения этот дефект существует. С этой точки зрения страшно, если люди хотят путем референдума легитимизировать какое-то решение. Заметили ли вы, что политики всегда хотят референдум по вопросам, где всегда ясно, какая точка зрения у большинства? Нормальным должен быть тот референдум, где очень сильно разделенное общество, 50\10. А как правило выходит политик, который говорит: «Давайте голосовать за то, что Украина – самое великое место в мире». Понятно, что украинцы голосуют. Это абсурдно, потому что это просто инструмент для популярности. Представьте, если будет референдум по бюджету. Как это будет выглядеть?

 

Есть известный американский экономист – Альберт Хиршман, который еще в 70х годах написал маленькую книжечку, которую стоит прочесть, даже если вы не очень сильно интересуетесь политэкономией. Книга называется «Exit, Voice and Loyalty», и она задает простой вопрос: каким образом люди реагируют, если они разочарованы той организацией, которой они делегировали определенные права или функции. Есть два вида реакции на ухудшение государственных услуг.

 

Первый тип реакции – это голосование, волеизъявление. Если вы ссоритесь со своей девушкой, вы можете уйти, но сначала вы попытаетесь уговорить и решить ваши разногласия. Тоже самое касается вашей страны.

 

Второй – люди просто уходят. Например, если вы учитесь в университете, и вам не нравится качество обучения, вы просто уходите в другой вуз. Если вы покупаете какой-то продукт, и качество его вас не устраивает, вы переключаетесь на что-то другое. Это тот способ, которым рынок регулирует этот процесс, и для этого необходимо, чтобы у вас был выбор. Если уходят наиболее активные потребители, вы посылаете сигнал производителю, что он обанкротится, если ничего не сделает. Но представьте, что все уходят одновременно. Если общество состоит из очень активных людей, по рыночным законам, они не выживут. Таким образом работает рынок.

 

Но иногда этот механизм может быть способом сохранить статус-кво. Я приведу пример из России. Одной из причин, почему в РФ отсутствовала мотивация для политических изменений, это то, что границы были открыты, и тем, кто протестовал против режима Путина, гораздо легче уехать из страны, чем изменить ее. Если вам больше нравится Германия, почему бы не уехать туда навсегда. И очень много людей уехали. Это критическая масса, и зачастую это те люди, которые были бы нужны.


comments powered by Disqus