22 квітня 2016

Дмитрий Дубилет: «Нам приходится смотреть на законы широко»

На этой неделе в Киеве прошла крупнейшая IT-конференция Центральной Европы – iForum. В рамках одной из панелей выступил менеджер проектов инициативы iGov Дмитрий Дубилет, и рассказал о том, как волонтеры переводят госуслуги в электронную форму. Platfor.ma записала его самые интересные высказывания о челночной дипломатии, откровенном бреде в сфере госуслуг и том, как иногда спасает не совсем очевидная трактовка законов.  

 

Фотографія: shutterstock.com

Возможно вы слышали про сервис https://igov.org.ua/ – это такой портал, который развивает волонтерское сообщество. По сути, мы переводим государственные услуги в электронную форму. Чего-чего, а госуслуг у нас хватает – их больше тысячи. И вот мы считаем своей миссией перевести все эти чертовы услуги в электронную форму.

 

Всего мы запустили уже более 200 услуг: например, субсидии, оформление помощи по уходу за ребенком, регистрация автомобилей. За все время работы украинцы уже более 120 тыс. раз воспользовались нашим порталом, чтобы взаимодействовать с государством. Но, конечно, по сравнению с общим объемом это просто слезы. Всего, по нашим данным, граждане коммуницируют с госорганами 120 млн раз. И большинство из этих раз – боль, неэффективность и коррупция. Мы считаем, что если перевести услуги в электронную форму, то это все поборет.

 

На данный момент iGov по стране распространен неравномерно. Стартовали мы в Днепропетровске, где уже успешно запущено 192 услуги. Среди лидеров также Тернополь и Хмельницкий, да и Киев не пасет задних. Прогресс конкретного региона всегда зависит от коммуникации и умения убедить власть в том, что это нужно. Но в целом я спокоен за iGov как проект национального масштаба. Тем более, что догонять всегда легче, чем начинать с чистого листа. В нашем случае можно просто нажать ctrl+c–ctrl+v – и запустить все в следующей области, нужна лишь политическая воля.

 

Подчеркну, что этот проект – волонтерский. Он не принадлежит ни бизнесу, ни частному лицу, а весь код лежит в открытом доступе. Всего у нас более 200 активных волонтеров, около половины из них – это IT-разработчики. Также есть много активистов на местах, которые убеждают власть запускать эти услуги. Всего же более 23 тыс. человек пожелали стать нашими волонтерами. Так что множество людей по всей стране помогают переходить государству на цифровые рельсы.

 

В качестве примера мы взяли проект электронных госзакупок ProZorro – он тоже стартовал с частной инициативы, а затем перешел на баланс государства. Мы идем по этому же пути. Сейчас у нас проходит аудит, и мы переводим проект на баланс международной организации Transparency International, а затем уже на баланс государства.

 

До недавних пор iGov был проектом с практически нулевым бюджетом. Но затем мы поняли, что, несмотря на все усилия волонтеров, нам нужны люди в штат и зарплаты для них. Спасибо спонсорам – удалось нанять десять людей.

 

Какие же выводы мы сделали из этого проекта? Возможно, кто-то будет сотрудничать с государством, им это пригодится.

 

В вопросах госпроектов нужно идти от частного к общему. Когда ты берешься за инициативу национального масштаба, то рука сама тянется делать что-то глобальное и фундаментальное – придумать сотни законопроектов, внести изменения в Конституцию и тому подобное. Из-за этого, к примеру, тема электронного правительства двигалась очень медленно. Мы поняли, что нужно начинать с малого. Вот, например, есть некие справки, которые гражданин должен давать государству о себе. Можно нарисовать идеальную картинку, где существует некий реестр, а человеку не нужно никуда ходить – власть может в любой момент сама обратиться туда и получить всю необходимую информацию. Но мы пришли к выводу, что так сразу не бывает, нужна стратегия быстрых побед. Сначала можно упростить весь процесс хоть немного: заказать нужную справку через интернет, и затем пойти забрать, а не долго и мучительно стоять в очереди. Следующий этап – это когда и ходить никуда не надо, заказанную по сети справку пришлет Укрпочта. Дальше – и вовсе электронным письмом. И только потом дело дойдет до электронного реестра.

 

Вот, к примеру, мы хотели облегчить жизнь девушкам, которые меняют фамилию после свадьбы. Оказалось, что это настоящий ад: нужно менять загранпаспорт, права, гражданский паспорт, и идентификационный код. В идеале мы хотим, чтобы в ЗАГСе можно было написать заявление, а потом в одном месте все сразу получить.

Фотографія: shutterstock.com

 

Когда мы изучали этот вопрос, то оказалось, что чтобы сменить водительские права, нужно сдать медицинскую справку. Это показалось мне слишком глупым даже для нашего государства, и я поручил это перепроверить. Оказалось, что действительно нужно получать новую справку – вдруг невеста в ЗАГСе чем-то таким заразилась. Мы стиснули зубы и запустили сервис с учетом этой справки. А потом эту глупость отменили – и мы просто убрали соответствующую графу из анкеты. Такой подход значительно ускоряет процесс перехода на электронику.

 

В украинской власти нет людей, которые берут на себя ответственность и принимают решения. Но зачастую это бывает плюсом. В условиях размытой ответственности есть много людей, с которыми можно договариваться что-то запустить. Если министр отказывается, то стоит пойти к его заместителю. Если не мэр, то глава комиссии. Во власти множество людей, и нужен хотя бы полукивок хоть от одного из них, чтобы запустить процесс.

 

У нас большое сообщество волонтеров, и у многих есть родственники или друзья, которые работают во власти. Честно говоря, весомую часть услуг мы запустили не потому, что откуда-то из министерства спустили указ, а именно благодаря вот таким родственникам.

 

Еще один важный прием – это челночная дипломатия. В нашем проекте она проявляется особенно ярко. Идешь к министру и говоришь, что с мэром предварительно договорились, вы же не против? Министр не против. Затем проворачиваешь тот же трюк с мэром. И все запускается.

 

В Украине колоссальный потенциал с точки зрения привлечения волонтеров, и державе еще нужно научиться этим пользоваться. В стране все очень сложно, у нас идет война и реальные боевые действия. Но есть те, кто не может или не хочет воевать, а совесть все же мучает. И вот их позитивной энергией надо пользоваться.

 

Одна из наших задач – это разделять глобальные задачи на мельчайшие частицы, чтобы многие волонтеры могли их подхватить. Например, в рамках iGov действовал волонтерский колл-центр. Мы обзванивали людей, которые воспользовались госуслугами, и расспрашивали, все ли было хорошо, нет ли коррупции, таким образом собирая ценную информацию. Правда, недавно мы эту инициативу завершили, так как одним из спонсоров проекта стала компания со своим собственным колл-центром, теперь они сами стали прозванивать. Но это все равно хороший пример того, как отдельные волонтеры маленькими действиями решают большие задачи.

 

Нам приходится смотреть на законы широко. В условиях слабого государства если напрямую что-то не запрещено, то разрешено. Я бы очень хотел, чтобы мои дети жили в условиях, когда законы можно было бы трактовать однозначно. Но в нынешней ситуации приходится креативить с их восприятием. Мы запускаем какую-то услугу, и в законе указано, что определенный документ нужно подписывать. Ты прищуриваешься, глядя на этот пункт, и убеждаешь всех вокруг, что электронно-цифровая подпись тоже сгодится, хотя там такого, конечно, не написано.

 

Или указано, что некая процедура осуществляется через государственный сайт. А ты снова щуришься и говоришь: но там ведь не пишут, что только через госсайт. И тут важно сказать, что, конечно, у нас бы ничего не вышло, если бы продвинутые люди во власти не позволяли нам смотреть на законы вот так широко.

 

В целом у нашего проекта никогда не будет конечного результата, когда мы сможем сказать: все, сделано, расслабляемся. Нас ждет бесконечный режим шлифовки и усовершенствования.


comments powered by Disqus