24 вересня 2015

«Вам не хватает ответственности перед законами»: шведский дипломат об Украине

В киевском Музее советской оккупации при поддержке Шведского института прошла дискуссия на тему «Примирение после конфликта. Как это работает в демократии?» В числе прочих в ней принял участие первый секретарь посольства Швеции в Украине Давид Эмтестам. Platfor.ma записала его самые интересные мысли о том, зачем необходимо развивать гражданское общество, роли чиновника в государстве и том, как вопрос сирийских беженцев связан в ЕС с Украиной.

 

 

Мы хотим помогать развивать гражданское общество в других государствах. Мы считаем, что активное гражданское общество станет фундаментом для построения сильного государства, а сами страны будут устойчивыми, спокойными, стабильными и хорошими соседями.

 

 

Исторически сложилось, что Швеция граничила с двумя империями, с которыми у нас были не самые приятные отношения – это Германия и Россия. Но сейчас у нас прекрасные отношения с Германией: мы торгуем, соседствуем и все очень хорошо. Однако так было не всегда, и если бы кто-то раньше сказал, что у нас с Германией через 80 лет будет все спокойно, предсказуемо и это будет демократическая страна – никто бы не поверил. Сейчас я бы хотел, чтобы Россия стала второй Германией – скучной и предсказуемой страной, с которой у нас хорошие отношения. Может быть, сегодня нам кажется, что это нереально, но со всеми империями всегда было так. Всем от этого будет лучше, но как это сделать – я вам сегодня не смогу сказать. Однако я уверен, что ключевую роль в этом сыграет гражданское общество.

 

Я дипломат северной страны и, к тому же, дипломат Евросоюза. Я не буду сейчас критиковать ЕС, это было бы глупо, но можно отметить, что между партнерами в Европейском союзе и между северными странами взаимоотношения немножко отличаются. Между европейскими странами все делается в письменном виде. Это некий знак, что доверие есть, но хочется, чтобы на бумаге все-таки были доказательства. Между северными странами отношения все же другие. Например, в 1950-е годы мы решили, что сможем пересекать границы соседних государств без паспортов. Премьер-министры встретились, пожали руки и договорились об этом. И до сих пор мы живем по этому устному заключению и ездим без паспортов. Не было никаких договоров, просто каждый у себя занимался национальной бюрократией.

 

Или другой пример. В конце Второй мировой войны финны хотели эвакуировать свое гражданское население и обратились к Швеции с просьбой принять беженцев. Ответ поступил в течение двух часов – Швеция готова была принять 100 тыс. человек. На решение понадобилось всего пару часов, потому что между нашими странами есть доверие. Конечно, такие отношения не строятся за один день, но во многом это результат внутренней стабильности в стране.

 

 

К сожалению, стабильность – это такое слово, которое часто употребляется авторитарными державами. Но у нас это не так. Стабильность – это когда есть фундамент для различных мнений и интересов. К тому же, демократическая страна очень долго принимает решения, но если уж приняла – это надолго. В авторитарных странах все по-другому – решения могут приниматься быстро, однако через день их можно изменить.

 

С моей стороны было бы глупо говорить, как решить военный конфликт, потому что у нас такого опыта нет – Швеция более двухсот лет не участвовала в военных конфликтах. В данном случае лучше встретиться с хорватскими дипломатами.

 

Роль чиновника

У группы АВВА есть песня «The winner takes it all». Это практика торжествует во многих странах постсоветского пространства. Когда политик побеждает на выборах, он помогает всем близким трудоустроиться, не обращая внимания на их компетенцию. В демократическом государстве чиновник должен работать не на своего непосредственного начальника, а на народ. В своей работе он должен защищать прозрачность и предсказуемость и исходить из правил и законов, а не из кулуарных договоренностей.

 

У меня в университете был профессор, который говорил, что не любит слово «клиент» когда речь идет о государственных учреждениях, потому что в данном случае человек не клиент, а собственник. Бюрократический аппарат принадлежит народу, и чиновнику важно понять, что именно народ дал ему эту должность. Ответственность перед законами, перед Конституцией – это то, чего не хватает странам на постсоветском пространстве. Здесь чиновник больше как инструмент хозяина, он делает то, что говорит его хозяин. И если закон неудобен для хозяина, то чиновник ищет способы обойти его. Этого быть не должно.

 

Европейский Союз был построен на принципе солидарности. Проблема с беженцами (о которой Platfor.ma уже писала) – огромный вызов для этой солидарности. Политика Швеции очень проста – страны ЕС должны помогать мигрантам. Нельзя допустить того, чтобы только некоторые державы получали весь поток мигрантов. Сейчас огромное количество беженцев из Сирии принимают Швеция и Германия, и мы бы, конечно, хотели, чтобы в этот процесс были привлечены все страны ЕС. Очень жаль, что есть государства, которые говорят, что они не могут принять людей.

 

 

Сейчас Евросоюз обсуждает два вопроса, где тема солидарности очень актуальна – это российско-украинский конфликт и беженцы из Сирии. Например, те страны, которые хотят солидарности в российско-украинском вопросе, не всегда готовы помочь с беженцами, а другие страны наоборот принимают весь поток беженцев и говорят остальным членам ЕС: «Зачем нам помогать вам с Украиной, если вы не помогаете нам с беженцами?»

 

Конечно же, нельзя противопоставлять эти две истории. Их очень трудно сравнивать – российскую агрессию в Украине и гражданскую войну в Сирии. Однако в Евросоюзе все вопросы взаимосвязаны, а эти два – самые актуальные и являются большими вызовами для ЕС. Сейчас нам нужно найти компромисс, чтобы одни страны чувствовали, что у них есть поддержка в российском вопросе, а другие – в вопросе с беженцами.

 

Как бороться с пропагандой

Проблема с российской пропагандой есть и в Швеции. Она достаточно острая, ведь для Швеции Россия странная вещь. С одной стороны, для нас это экзотическая страна, но с другой – она совсем рядом с нами. Люди не очень хорошо знают, что там происходит, но все равно для нас это важно, ведь мы соседи. «Близко» и «экзотично» – эти две вещи могут быть опасны.

 

Есть такое российское агентство «Спутник», они часто рассылают шведским СМИ пресс-релизы и на них часто ссылаются. В нынешние времена очень важно обучать шведских журналистов, как относиться к таким источникам информации, как Russia Today и «Спутник».  Это проблема для демократического государства. В авторитарном государстве очень легко решить подобный вопрос – нарушив принципы свободы слова. Этот вопрос очень активно обсуждается в различных кругах, но решения проблемы еще нет, никто не знает, что с этим делать. С одной стороны, не хочется запрещать работать представителям СМИ, с другой стороны, является ли Дмитрий Киселев журналистом? Очень сложно ответить на этот вопрос однозначно.

 

Наверное, здесь нам должны помочь украинские профессионалы, для вас Россия – это не экзотика, а слишком суровая реальность. Для нас же это нечто экзотическое. И это играет в пользу России.

 

Изображения: cargocollective.com/basvanderburgh

 

Матеріали рубрики Re:Invent публікуються за сприяння Фонду розвитку українських ЗМІ посольства США в Україні.


comments powered by Disqus