26 травня 2016

Артемий Троицкий: «Украинская музыка в общем и целом сделана лучше, чем российская»

В столичном Fedoriv Hub выступил Артемий Троицкий. Platfor.ma воспользовалась визитом российского общественного деятеля и музыкального критика, чтобы поговорить с ним о реакции РФ на песню Джамалы, внезапной ненависти россиян к бывшим кумирам вроде Андрея Макаревича и Бориса Гребенщикова, а также о том, как Сергей Шнуров все просчитал.

 

 

 

– Насколько украинская музыка отличается от российской?

 

– Я знаком в основном с теми вашими артистами, которые имеют успех в РФ – я не о попсе, а о более престижных жанрах. Украинская музыка очень хорошо и профессионально сделана, в общем и целом лучше, чем российская. Дело в том, что в России есть два полюса: на одном попса, на другом – альтернатива. И между ними почти ничего нет, разве что русский рок. Ваши артисты заняли у нас такую очень правильную нишу: это музыка, которая по сути своей является попсовой, но при этом более качественная и гораздо более актуально звучащая. Таких артистов в РФ почти нет. Поэтому у нас имеют большой успех, скажем, Иван Дорн или «Бумбокс». То есть отнюдь не альтернатива, но поставить их рядом с Басковым или Ваенгой язык не повернется – украинцы все же играют более или менее актуальную музыку.

 

– Есть ли у Джамалы шанс на большое международное признание и звездную мировую карьеру?

 

– Известный факт состоит в том, что единственные артисты, которые стали международными звездами после и благодаря Евровидению – это ABBA. И год это был 1974-й, то есть стукнуло этому успеху уже 42 года. С тех пор никто из лауреатов конкурса большой мировой звездой не становился. Обычно еще упоминают в этой связи Селин Дион, но она прославилась не благодаря Евровидению, а значительно позже. Поэтому я думаю, что не будет ничего страшного, если я скажу, что, по моему мнению, не будет Джамала европейской или тем более мировой звездой. Полагаю, что Евровидение-2016 – это пик ее карьеры.

 

– Если взять несколько бесноватую реакцию многих россиян на сюжет ее песни «1944» о депортации крымских татар, то это можно уложить еще одним кусочком паззла в картину того, как Россия отказывается признавать исторические ошибки…

 

 – Среди российских лидеров можно назвать буквально одного-двух, которые обладали способностью к самокритике и признанию ошибок. Это точно был Михаил Горбачев и до некоторой степени Борис Ельцин. Все остальные, в частности нынешний Путин, скорее застрелятся соленым огурцом, чем признают свои ошибки. При этом Путин сделал их уже огромное количество, но ни сожалений, ни извинений я от него никогда не слышал. Даже в тех ситуациях, когда это было для всех очевидным.

 

Я думаю, что озверелая реакция на Джамалу и ее «1944» связана в первую очередь с тем, что речь идет не просто о депортации, а о депортации именно крымских татар. Возникает слово «Крым», которое для России сейчас настоящий фетиш. Поэтому история крымских татар из трагического, но достаточно проходного эпизода Второй мировой войны сейчас выросла в большую скандальную тему. А Джамала, конечно, в этот скандал подлила бензин.

 

– Из-за чего происходит вот такое принципиальное отрицание возможности ошибки?

 

– Обычно это все сводится к менталитету лично гражданина Путина, который часто называют пацанским, бандитским и шпанистским. Такого рода публика действительно считает признаком слабости любое признание ошибок, извинения или проявление благородства и сочувствия к сопернику. Выражаясь их языком, это западло. То есть если ты себя будешь так вести, то настоящие крутые парни перестанут тебя уважать. Такой уж менталитет, на мой взгляд, абсолютно уродский. Но лидеров с другим менталитетом у страны пока нет.

 

– А что вы думаете о случившемся с другими лидерами: несколько десятилетий, к примеру, Борис Гребенщиков, Андрей Макаревич пели о том, что надо вроде бы любить и уважать друг друга, все этому подпевали, а теперь за два года эти люди вдруг стали отверженными.

 

– Это тяжелая тема. С Гребенщиковым я на эту тему не общался, а с Макаревичем говорил и довольно много. Андрея, конечно, очень деморализовало то, что миллионы людей его любили и верили ему, а потом в одночасье развернулись на 180 градусов. Это для любого артиста удар, а тем более для такого избалованного, который давно утвердился в статусе лидера мнений, инженера человеческих душ и всего такого значимого. Для него это была травма. Думаю, сейчас он от нее немного отошел, но поначалу это было удивительно.

 

– Сорок лет все любили шашлык, а затем вдруг в считанные дни решили: ну нет, шашлык – это отвратительно и вообще вражески.

 

– Да, вот такая странная история. Но в России вообще много странного случилось за последние пару лет. И это лишь один из феноменов, которому я не могу дать никакого объяснения.

 

– А как сейчас в России относятся к украинским артистам?

 

– Я сейчас живу по большей части в Эстонии, но, насколько мне известно, некоторые украинские музыканты в РФ по-прежнему выступают. В основном это попсовое направление. Российский рынок для них очень важен, потому что, хоть в РФ все экономически и просело, но денег там все еще много. Если же взять тех украинских артистов, которые стали объектами нашей пропаганды: «Океан Ельзи», «ВВ» – то их карьера в РФ окончена. Вряд ли какие-то наши концертные промоутеры возьмут на себя риск привезти их на гастроли. Если уж даже у Гребенщикова отменяется концерт, при том, что он ведет себя достаточно нейтрально, то уж у этих ребят тем более.

 

– В Украине зачастую подвергают обструкции тех, кто ездит на гастроли в Россию. Как вы к этому относитесь?

 

 

– Думаю, что это такой процесс, который должен развиваться естественно, а государство в это вмешиваться не должно. Знаю, что у вас есть некие черные списки российских артистов, которых запрещено приглашать на концерты. Мне кажется, это неправильно. Я считаю, что вполне можно звать их в Украину, а что произойдет дальше – пусть уж народ решает. Вот приедет какая-нибудь Валерия или Олег Газманов в Украину, и на концерте их забросают тухлыми яйцами. Все, понятно, народ высказал свое мнение, акт возмездия свершился, и скорее всего эти артисты к вам больше не приедут. Вот это по-честному. А административными мерами закрывать артистам – подчеркиваю, артистам, а не боевикам-ополченцам – путь в Украину, на мой взгляд, очень ущербная позиция.

 

То же самое можно сказать про украинских артистов, которые выступают в России. Если им так захотелось, то пусть едут. Но когда реакцией на такие их гастроли станет то, что к ним повернется спиной украинская публика – извините, ребята, вы сами на это шли.

 

– Кто, по вашему мнению, сейчас главный музыкант РФ?

 

– Бесспорно, это Сергей Шнуров. И уж точно он самый обсуждаемый.

 

– Он ведь делает все продуманно, правда?

 

– Шнуров очень умный, невероятно ушлый и суперпрактичный парень. Я его неплохо знаю лично и могу сказать, что он все делает продуманно. У него все посчитано и сбалансированно, а вся его бесшабашность кажется куражной только со стороны. Там все учтено. Не знаю, какая гражданская позиция у Шнурова, но то, что он и нашим, и вашим – это точно. Именно поэтому его не трогают. Любого другого артиста за такое количество мата, алкоголя и наркотиков у нас бы давно взяли за жопу. Но Шнуров – артист неприкасаемый, потому что важные люди в российской власти понимают, какую огромную пользу он приносит государству.

 

– Украинцам может и хотелось бы думать, что власть в РФ поддерживают только герои песен Шнурова – этакие полупьяные пузатые мужики. Но это ведь не совсем так?

 

– Я бы не сказал, что Путина и крымнашизм поддерживает большое количество интеллектуальной элиты. В кругах интеллектуалов это скорее исключение, чем правило. А молодежь абсолютно инфантильна и индифферентна к тому, что происходит. Конечно, жаль, но против этого факта не попрешь.

 

– Но при этом на Болотной площади были десятки тысяч молодых россиян…

 

– Во-первых, для 15-миллионной Москвы даже 100 тыс. на Болотной – это не так уж много. Когда я был у вас на Майдане в декабре 2013-го года, то было народу тысяч триста, а может и больше. При том, что людей в Киеве гораздо меньше. А во-вторых, отношения участников всех наших Болотных страданий к тому, что происходит, было не слишком серьезным. Это была тусовка, весело, клево, но стоять насмерть или даже просто стоять и сильно мерзнуть никто не хотел. Это все было от и до. Постоял, порадовался, покричал, погрозил власти кулаком – и пошел дальше тусоваться по питейным заведениям.

 

– Смена власти в РФ вообще возможна?

 

– На мой взгляд, да, но не путем народно-демократической революции, условного Майдана, а только через некий госпереворот. Вот это вполне возможно, и я даже думаю, что это довольно вероятный сценарий.

 

– А может ли еще случиться некая революция в музыке?

 

– Для революции уже не осталось пространства. Развитие музыки в последние десятилетия можно сравнить с эпохой Великих географических открытий: Колумб, Магеллан, Васко да Гама. Великие открытия в музыке уже закончились и довольно давно – лет двадцать назад. Остались какие-то мелочи. А если музыка не может создать что-то принципиально новое, то о революции речь уже не идет. Но при этом в музыке куча талантливых людей и каждый день создается множество прекрасных вещей. Хороших песен по-прежнему много, но революций уже не будет.


comments powered by Disqus