8 квітня 2015

Арсений Финберг: «В волонтерство легко попасть, но сложно выйти»

Подольский маршрут киевлян нередко проходит через улицу Фроловскую, 9/11. Именно там расположился крупнейший центр помощи переселенцам из зоны АТО. Его сооснователь Арсений Финберг еще полтора года назад был известен, в первую очередь, созданием экскурсионного бюро «Интересный Киев», сейчас же его имя в равной степени ассоциируется с «Волонтерской сотней», организацией «Кожен може» и проектом DreamKyiv. Еврейская молодежная платформа Juice устроила очередной Сhat, во время которого Арсения Финберга расспросили о его волонтерской деятельности и специфике работы «Фроловской 9/11». А Platfor.ma записала самое интересное.

 

Фотографія: Виктория Фейгина

Волонтерство – это процесс,  в который легко войти, но, к сожалению, из которого крайне сложно выйти. До сих пор не удается, хотя много раз хотелось. Моя активная волонтерская деятельность началась 18 февраля. Я понял, что практической пользы от моего пребывания на Майдане нет. Кинул клич в Facebook о том,  что еду закупать медикаменты, дал номер банковской карты, предложив присоединиться к закупкам. Оказалось, что желающих достаточно много. Уже на следующий день под моей координацией по Киеву ездили около десяти машин, покрывая большинство клиник – государственных, частных, секретных – всех тех, где лежали раненые. Снабжали продуктами, медикаментами и всем необходимым. Мы помогали раненым около двух месяцев, пока не возникла другая задача – помощь переселенцам в связи с событиями в Крыму. Так возникла организация «Волонтерская сотня», созданная Мариной Лысак.

 

Спустя некоторое время мы закрыли неофициальную организацию «Волонтерская сотня», потому что под этим названием по всей Украине стали возникать структуры, не имевшие к нам никакого отношения. Возможности контролировать происходящее у нас не было. Взамен мы решили открыть два официально зарегистрированных фонда – «Кожен може» и «Свої» – с определенным родом деятельности, строгой отчетностью и обзяанностями людей. Именно эти названия плюс логотип компании «Эста Холдинг», которая бесплатно предоставила площадку, указаны на воротах волонтерского центра «Кожен може допомогти», более известного как «Фроловская 9/11».

 

Крупнейшие проекты фонда «Кожен може» – не только волонтерский центр на Фроловской. Это и гуманитарные поставки в зону АТО – в меньшей степени бойцам, в большей – мирным жителям прифронтовых территорий, и пункты помощи в нескольких больницах – в 18-ой и в Ожоговом  центре.

 

В «Кожен може» меня достаточно давно назначили ответственным по делам переселенцев, но в основном на мне инфраструктурные задачи. Договоренности с городом о том, чтобы они отдали нам списанные МАФы с улиц, соглашения с программистами. В общем, моя задача – сделать так, чтобы это все работало. Я стараюсь строить систему, а не углубляться в проблемы каждой конкретной семьи.

Власти нам не препятствуют. Скорее, наоборот: часто они сами изъявляют желание создать видимость, будто участвуют в помощи

Вспоминается Булгаков, а именно слова Воланда, адресованные к Маргарите: «Никогда и ничего не просите. Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас.  Сами предложат и сами все дадут!» За время работы центра в моем телефоне появились номера многих министров и депутатов, которые помогают решать возникающие вопросы. Как раз власти нам не препятствуют. Скорее, наоборот: часто они сами изъявляют желание создать видимость, будто участвуют в помощи. Наверное, это связано с тем, что волонтерские центры во многом выполняют работу за них.  Но мы позиционируем себя как центр первой помощи и ни в коем случае не хотим на себя брать функции государства. Поэтому, если госслужащие могут быть хоть чем-то полезны – пытаются поддержать.

 

Люблю рассказывать одну показательную историю. Как раз начиналась зима, и мы решили поставить палатку для обогрева на Фроловской, с чем официально обратились к МЧС. Они полторы недели подумали, а затем сообщили, что считают просьбу нецелесообразной. Тогда мне пришлось сделать один звонок. Буквально через несколько часов у нас появилась палатка и пункт обогрева.

 

Я и другие координаторы проводят еженедельно с десяток экскурсий по волонтерскому центру. Наша позиция такова: мы готовы любому показать, что делаем и как работаем. И приглашаем всех желающих. Я думаю, что организации «Фроловской 9/11» могут позавидовать большинство госорганов и не только. На территории бывшей стройки, которую мы превратили в кибуц, списанные МАФы служат пунктами выдачи гуманитарной помощи. У нас электронная очередь с дублированием в нескольких местах, интернет-база данных отчетов обо всех переселенцах, которые проходят через нас, индивидуальные талоны со штрихкодами на получение помощи, которая выдается в зависимости от определенных критериев. Система действительна крутая, мы не один месяц ее строили, и сейчас она вполне успешно работает.

  • Фотографія: https://www.facebook.com/frolivska911
  • Фотографія: https://www.facebook.com/frolivska911
  • Фотографія: https://www.facebook.com/frolivska911
  • Фотографія: https://www.facebook.com/frolivska911
  • Фотографія: https://www.facebook.com/frolivska911
  • Фотографія: https://www.facebook.com/frolivska911

Я собрал команду айтишников-волонтеров, которые бесплатно написали программы. Возможно, это и ноу-хау, но оно четко заточено под те задачи, которые мы решаем. Мало того, мы регулярно предлагаем другим волонтерским организациям воспользоваться этими разработками. Наши программисты готовы адаптировать программы под нужды коллег.  Все было сделано бесплатно, поэтому мы не считаем созданное исключительно нашим. Уже по крайней мере одна организация работает по нашей программе в Киеве, а волонтерская «Станция 'Харьков’» думает о внедрении нашей системы.

 

За эти полгода через «Кожен може» прошло около 30 тыс. переселенцев. В пиковые дни мы принимали до 200 семей, сейчас, к счастью, поток спал до 100 семей, среди которых около 50 обращаются впервые. Помощь мы стараемся выдавать в течение первых 45 дней после приезда и считаем, что этого времени вполне достаточно, чтобы найти базовую работу, особенно в Киеве. Я знаю, что те, кто хотят, трудоустраиваются. На Фроловской все утроено так, чтобы люди могли это сделать.

 

Кроме того, из «Кожен може допомогти» еженедельно мы отправляем тонны одежды в другие города, где находятся временные переселенцы. Ведь нам приносят в разы больше, чем мы можем раздать на Фроловской. Спасибо Новой почте, которая бесплатно доставляет все посылки. Практически еженедельно мы растаможиваем несколько фур гуманитарной помощи и медицинского оборудования, которое затем рассылаем по больницам Украины. Много передают из Дании, США, Польши. Я говорю о контейнерах оборудования, которое за границей списано по причине устаревания, а для наших клиник оно самое новое и современное. Медикаменты получаем в малых количествах – с ними связан ряд проблем и сложностей. Сюда их завозят, в основном, большие международные организации вроде ООН и ЮНИСЕФ.

Как ни патетично это звучит, есть желание быть полезным стране. Поменяв что-то вокруг себя, хочется поменять в масштабе

Проблема конкуренции между волонтерскими организациями присутствует, это факт. Каждый волонтер считает себя самым достойным. Мы принципиально не включаемся в такие игры, просто тихо делаем свое дело. Происходит деление неизвестно какого пирога. Что касается «Кожен може», мы всегда открыты к сотрудничеству и диалогу.

 

Вопрос мотивации в волонтерстве довольно сложный. Вообще, сама по себе благотворительность не требует мотивации. Если есть потребность этим заниматься – занимаются. Ради чего-то – редко. Каждый из своих побуждений: кто-то по-другому не может, кто-то считает нужным помогать своим соседям, ведь половина волонтеров на Фроловской – это сами переселенцы. Во многом волонтерство – это тщеславие. Я, например, горжусь тем, что нам удалось построить. Но делаю ли я это ради тщеславия? И ради него в том числе. Для себя до конца не могут ответить, что главенствует – желание быть полезным и умение быть эффективным или тщеславие.

 

Я очень давно и часто хочу сбежать, но всегда появляются задачи, которые вряд ли кто-то другой сможет решить, поэтому беру их на себя. Может быть, это самоубеждение и если я уйду, то ничего не поменяется. Но почему-то не уходится.

 

Не произойди то, что произошло в стране, возможно, развитие подобной инициативы и состоялось бы, но точно без меня.  Наверное, для нас принципиальным отличием между революциями 2004-го и 2014-го года было то, что прежде мы считали, будто, избрав новую власть, сразу произойдут перемены, и мы заживем в новой стране. А сейчас мы поняли, что если сами ничего не поменяем вокруг себя, то и в стране ничего не изменится.

 

Не знаю, чем будет заниматься «Кожен може» и «Свої», когда закончится война, но я буду наконец-то заниматься «Интересным Киевом». Бизнес требует моего внимания. Чем меньше времени ему уделяю, тем меньше он развивается. А ведь это единственное, что приносит прибыль и позволяет кормить семью.

 

Как ни патетично это звучит, есть желание быть полезным стране. Поменяв что-то вокруг себя, хочется поменять в масштабе. Но пока я не вижу для себя такой возможности. К сожалению, я не смогу содержать семью на зарплату депутата или министра.  Один министр отдает свою зарплату на нужды нашого центра – это 4500 гривен. Я не готов идти в политики, а там обманывать и воровать. Наверное, мои моральные устои не позволят этого делать. Если будет возможность заниматься политикой и при этом содержать семью, обеспечив надежный тыл в своих проектах – возможно. 


comments powered by Disqus