24 грудня 2014

Аркадий Бабченко: «Эта война – начало распада России в том виде, в котором мы ее знаем»

Аркадий Бабченко – знаковое имя для европейской военной журналистики и прозы. Человек, который прошел две чеченские войны, но стал убежденным пацифистом. Российский независимый журналист, которому запрещен въезд в самопровозглашенные ДНР и ЛНР. В понедельник мы опубликовали первую часть выступления Аркадия Бабченко на встрече в Украинском католическом университете. Сегодня Platfor.ma приводит лучшие мысли российского публициста о том, почему сейчас идет окончательный распад Российской империи, кто виноват в событиях на Донбассе и каким будет Майдан в РФ.

 

Фотографія: Александра Чернова

Гражданство России

Желание поменять гражданство у меня возникало последние лет 10. Совсем недавно я очень остро жалел, что я не уехал, когда дочке было год-два. Но я хочу, чтобы она выросла русской. Потому что Россия – это не только Путин. Я хочу, чтобы ее биоритмы сформировались по соотношению ясных и пасмурных дней в моей стране, чтобы ее детство ассоциировалось с теми запахами, которые есть у меня в стране. Я хочу, чтобы она помнила дом в деревне, который построил ее прадед. Чтобы она была носителем русской культуры. Потому что то, то сейчас происходит с Россией – это страшно.

 

Я оптимист, до последнего надеюсь на хорошее. Но уже сейчас вижу, что РФ в тех границах, которые мы знаем, в среднесрочной перспективе уже не будет. Мы сейчас живем в период финального развала империи, который начался еще в 1913 году. И мне бы хотелось, чтобы русская культура не исчезла. Поэтому пусть пускай моя дочь до 18 лет поживет здесь, а дальше учится за границей. 

Но это же моя страна. И я хочу, чтобы она была нормальной. Почему я должен уезжать? Пускай они сами тулят.

 

Никаких 80% поддержки Путина в России нет. Все независимые социологические фонды тоже были розгромлены и сейчас являются методом пропаганды. Есть такое понятие – спираль молчания. Когда 80% говорит, что белое это черное, то остальные замолкают. Потому что боятся думать не так, как все. Когда я гуляю по Москве, то понимаю, что никаких 80% нет. Да, это всегда был более либеральный город, чем остальные, и если бы мы в 2011-м году защитили право на честные выборы, то победил бы Навальный. Путина сейчас действительно поддерживает большинство, но едва ли более 60%.

 

Общество действительно сходит с ума. И с ним происходит все то, что с Германией в 37-м году. Им овладела какая-то повальная шизофрения. Все это достигнуто телевидением – это оказался мощнейший инструмент пропаганды. Мы его недооценивали. То, во что он превращает людей – очень страшно.

 

Аннексию Крыма действительно поддержало большинство. Но война – это совсем другое дело. Ее в России поддерживает меньшинство даже по социологическим опросам. Потому что Афганистан, Чечня, Приднестровье, Грузия – общество еще помнит эти гробы и в целом воевать оно не хочет. Но есть небольшая прослойка каких-то абсолютно поехавших головой личностей – ее сейчас подняло наверх само государство. Им отдается управление страной, и они способны на многое. Геббельсу приписывали выражение «Дайте мне средство массовой информации – и я любую нацию превращу на стадо свиней». Начало этого процесса мы видим.

 

Кто виноват в войне?

Предпосылки к гражданской войне на Донбассе, конечно, были. Но я уверен, что если бы не Россия, не «стрелковские» отряды, то ничего бы там не случилось. На мой взгляд, это первая война в истории, развязанная исключительно благодаря средствам пропаганды. В общем-то, на ровном месте. Орать «Россия, Россия» – это одно, а взять в руки автоматы – совсем другое.

 

Говорить, что на Донбассе все виноваты, что они там все «сепары» – как раз и есть первый шаг к обесчеловечиванию не только противника, но и гражданского населения. Если они там все «сепары», значит, что по мирным кварталам можно работать «Градами». Нельзя подобным образом уничтожать правовое общество.

 

Я вообще руками и ногами за федерализацию, за любые референдумы, за право нации на самоопределение. И мне кажется, от фразы «территориальная целостность Украины» отдает имперским духом. Украина-то не за территориальную целостность воюет, не против сепаратизма. Она воюет против квазигосударственных террористических образований. Никакого Приднестровья или Северной Осетии там не будет. Там получится рассадник терроризма. Эта территория будет принадлежать вооруженным группировкам, которые будут существовать только исключительно бандитизмом. А это грабежи, разбои, похищения и торговля заложниками. И эту проблему Украине придется решать в любом случае. Это вопрос государственной безопасности и безопасности своих граждан.

 

Общественное мнение в России и его отсутствие

Практика показывает, что никакого общественного мнения в России не существует. Как телевизор скажет, такое оно и будет. В принципе, это нормальное состояние развитого общества. Во всем мире большинство население – бюргеры, которые никогда не думают о политике. Весь прогресс, всю политику делает активная прослойка общества, которая составляет 10-15%. Они всегда двигают свою страну и мир вперед, опираясь на остальные 80%. 

Сейчас россияне кричат «Мочи хохлов!», но через две недели свободного телевидения они бы говорили: «Слава Украине!».

 

Проблема в том, что в России прослойка активных граждан практически утеряна. Но это парадоксальная страна, ведь сколько ее ни долби, свободолюбивые люди в ней появляются. На Болотной площади проходили двухсоттысячные марши за демократические ценности. Еще год до этого такого никто представить не мог. Но вот мы проиграли, не смогли. Сейчас общество существует по спирали молчания, но, тем не менее, такие люди есть. И небольшой шанс на то, что эти люди смогут развернуть Россию к демократическому и свободному обществу, остается. Но есть шанс и на то, что страна развернется к абсолютному мракобесию, православному ваххабизму.

 

Власть сама не понимает, что сейчас происходит с обществом, какие у него настроения. По инсайдерской информации, они дали спокойно провести последний Марш мира только для того, чтобы просчитать, сколько людей туда придет. Они посчитали, офигели – и я думаю, что это последний подобный митинг.

 

Россия – не Украина. Власть безумно боится Майданов. И я уверен, что будет отдан приказ стрелять на поражение. 93-й год уже все показал: танки стреляли в собственный парламент. И это было при Ельцине, который считается самым демократичным правителем за последние 100 лет. И то, что при Путине любая попытка Майдана будет залита кровью, у меня не вызывает сомнений.

 

Я понятия не имею, что у Путина в голове. Раньше он был очень предсказуем. Карьеру Ванги в России можно было построить на раз-два. Смотришь все варианты, выбираешь самый плохой и говоришь, что так и будет.  А теперь абсолютно не понятно, в каком мире он существует. Я не представляю его следующий шаг.

 

Как погрузить Россию в хаос

Любая война выходит за свои границы.  И эта война обязательно выйдет за рамки Донбасса, в сторону России. Это процесс уже начался. Я думаю, что в среднесрочной перспективе вся Россия превратится в ДНР. Власть уже теряет рычаги контроля за обществом. И в какое-то время эта гигантская территория станет контролироваться вооруженными группировками. Этот конфликт показал, что достаточно ста вооруженных человек, чтобы погрузить в хаос стотысячный Славянск. Общество не может сопротивляться сплоченной вооруженной группе. 

Я считаю, что эта война – начало распада Российской Федерации в том виде, в котором мы ее сейчас знаем.

 

Украинофобия – в логике событий. В Советском Союзе ее не было – но антисемитизм же был. Вы просто назначены на роль нового врага, с которыми мы беспрестанно боремся. С 92-го года у нас сменилось много врагов. Сначала эстонские фашисты, которые сносят памятники героям Великой отечественной. Потом были чеченцы, чуркобесы, таджикские мигранты, грузины, геи, неверующие-антихристы, пиндосы. А теперь хохлы.

 

Демонизация противника

У каждой воюющей страны есть риск стать авторитарным государством. Первый шаг к этому – демонизация противника. Надо отчетливо понимать, что на той стороне не исчадие ада, не черти с копытами, а тоже люди. И что каждая из сторон воюет за добро, только понимается оно по-разному. Но если ты перестаешь видеть в противнике человека – это означает, что можно все. И поступая с ним как тебе угодно, ты обязательно выходишь из правового поля. Шаг за шагом это приводит к тому, к чему пришла Россия.

 

И это началось с Чечни, когда общество решило, что ради победы можно «Градами» разносить села, применять пытки и ввести бессудные казни. Потому что чеченцы были демонизированы. И как только ты поступаешь с противником по военной необходимости, эта концепция обязательно будет перенесена на свое общество. Если украинцы согласятся, что «сепаров» можно убивать без суда, придется обходить правосудие и с людьми, которые «сепарам» сочувствуют. И дальше по цепочке. За десять лет страна может превратиться в то, кем есть сейчас Россия.

 

Украина вошла в Донбасс фактически в том же состоянии, что и Россию в Чечню в 94-м. Разрушенная экономика, небоеспособная армия. Но все же в Украине большую надежду дает то, что поднялось общество. Становление государство идет нормальным, естественным путем: не сверху, а снизу. Сейчас общество строит государство. И это дает большую надежду, что Украина не станет авторитарной: но тем не менее, за этим нужно следить. И каждый раз бить по рукам при любой попытки взращивать ненависть.

 

Каждый человек должен иметь право на свое мнение: государство должно за этим следить. Все зависит от того, насколько развитым является общество. Если оно образованно, то любое нелепое маргинальное высказывание просто растворяется и пропадает. Ты найдешь 10-20 дурачков, которые тебя слушают, остальные просто отвернутся. Так что здесь надо не бороться с теми, кто что-то не так говорит, а создавать просвещенное, не мракобесное общество. Важно, чтобы hate speech тут не развивался. За это ответственны в том числе и СМИ.

 

За нашу и вашу свободу

Я остаюсь оптимистом и надеюсь, что трансформация России произойдет либо мирным путем, либо малой кровью. Но сейчас все предпосылки ведут к тому, что без большого big badda boom там ничего не изменится. Мне все же кажется, что никто не боролся за свою свободу так, как это делали русские. Уже много столетий. Но дело в том, что государство всегда было настолько сильным, что мы проигрывали. Но я все же надеюсь, что когда-нибудь мы выиграем. Хотя сейчас каких-то предпосылок к тому, что все изменится относительно мирным путем, нет. Черт его знает, может по-другому и нельзя. Может, если свобода достается легко, то она так же легко и уходит. В 91-м году нам свобода досталась легко, вот мы ее и профукали.


comments powered by Disqus