29 вересня 2016

«Нельзя изменить историю, уничтожая ее символы»: глава фонда Берлинской стены об Украине

Недавно в Киев приезжал директор Фонда Берлинской стены Аксель Клаусмайер. Platfor.ma воспользовалась случаем, чтобы поговорить с немецким профессором о том, как нужно меняться современным музеям, почему декоммунизация не должна быть повальным сносом и как снесенная Стена стала символом демократии.

 

 

– В Национальном художественном музее Украины вы прочли лекцию, темой которой стало участие посетителей в жизни музея. Как вы думаете, настолько важна культура вовлечения в наше время?

 

Аксель Клаусмайер

– Я убежден, что участие посетителей в жизни музея чрезвычайно важно, потому что сейчас ожидания от выставок у зрителей совершенно другие, чем были раньше. В наше время люди хотят быть более вовлеченными во все сферы жизни. В той институции, которую я возглавляю, а также во многих других, сотрудники стараются дать посетителям мотивацию быть более задействованными и активными.

 

Музей предлагает посетителям не просто доступ к данным, но и ускоряет процесс их усвоения, так что человек может легко «съесть» их. Существует и обратная связь: культурные институции получают выгоду от участия посетителей. С тех пор как музеи стали публичными пространствами, они зависят от людей, которые приходят на выставки.

 

– Что посетители могут сделать для того, чтобы улучшить музеи в нашей стране?

 

– Я верю, что культурные институции служат для сохранения демократических свобод. Они являются публичными пространствами, которые могут дать дополнительный образовательный толчок. Когда посетителей воспринимают всерьез, они запросто могут помочь музеям совершенствоваться.

 

Я расскажу вам один пример. Два с половиной года назад гостиница «Украина», в которой мы сейчас общаемся, была госпиталем, здесь лежали мертвые тела, потому что вокруг происходила революция. Люди, которые работали здесь, были вовлечены в происходящее. Теперь они могут рассказывать о том, что они видели, и не только в повседневной жизни, но и, например, на лекциях в музеях. Пока они являются носителями этого знания и говорят о нем, события на Майдане не будут забыты. Они должны быть задокументированы. Иначе через тридцать лет все забудут о том, что здесь было.

 

Воспоминания вообще очень быстро исчезают. Молодые люди уже не имеют никаких личных воспоминаний о Берлинской стене. Они не помнят о разделенной стране, о времени, когда война была рядом. Все, что они могут – быть онлайн, бронировать через гаджеты билеты на самолеты в Испанию и все время разговаривать по телефону.

 

Сейчас все знания мира доступны нам 24 часа в сутки. То, что происходило не так давно, кажется нам далеким, как древние Помпеи. То, о чем недавно знали и говорили все, быстро забывается. Но мы нуждаемся в людях, которые были свидетелями этих событий и которые могут поделиться с нами своими воспоминаниями. Они взаимодействуют с нами, например, работают с нашими коллекциями, и они, конечно же, думают совершенно по-другому, чем молодежь. Такие люди иначе ощущают свои шансы, возможности и варианты развития событий. Мы должны принимать различные точки зрения и извлекать из этого выгоду.

 

К примеру, немецкий исторический музей сегодня является одним из главных культурных центров Германии. Сейчас его сотрудники собираются открывать выставку, посвященную Мартину Лютеру. В интернете они создали опрос для своих посетителей, написав: «В 2017 мы собираемся создать выставку по случаю 500-летия Реформации. Какое название вы могли бы предложить для нее?» Люди оставляли тысячи различных предложений. Некоторые из них были странными, как и всегда в подобных случаях, но многие были очень хороши. Такие вещи помогают музею, поскольку потенциальные посетители чувствуют себя вовлеченными, они помогают в создании выставки, придумывают названия, ключевые слова и приносят новые экспонаты. Люди знают, что их принимают всерьез, и это дает им мотивацию.

 

Другой музей, располагающийся в Берлине, открыл свой сайт, на котором сотрудники спросили у посетителей: «Каким бы вы хотели увидеть наш музей через пять лет? Какими, по вашему мнению, должны быть ключевые экспозиции? Возможно, вы бы обрадовались выставке на тему художественного искусства или истории балета, архитектуры или спорта?» Таким образом они вовлекают людей в процесс совершенствования культурной институции.

 

 

Кадр из художественного фильма «Гуд бай, Ленин»

 

– Со времен СССР в Украине осталось множество монументов той эпохи. Как вы считаете, их нужно уничтожать или стоит создать специальный музей?

 

– Я думаю, что огромное число монументов времен СССР исчезли по серьезным причинам, но все же вы не можете игнорировать достаточно большую часть своей истории. Это просто невозможно. Вчера я посетил Родину-мать – это великолепная скульптура. Я знаю, сейчас ведутся дискуссии о том, что нужно убрать у нее из руки щит с молотом и серпом, но таким образом невозможно что-либо изменить. Эта леди все равно будет стоять там еще какое-то время, и многие будут спрашивать: «Почему и когда она была создана? В 1981? Что было с Украиной в то время? Ага, она была частью Советского союза».

 

Невозможно изменить историю уничтожением символов, связанных с ней, даже если они несут воспоминания о боли, смерти и страданиях. Берлинская стена в данном случае является, на мой взгляд, лучшим примером. Когда-то она была длиной в 155 километров, а сейчас от нее осталось только полтора километра, то есть всего процент от того, что было раньше. Чем меньше остается от того, что существовало в прошлом, тем больше это ценится. Мы должны сохранять аутентичность городов и стран. Да, сейчас у нас есть интернет и мы можем не ехать в Берлин, чтобы увидеть Стену, но если вы хотите ощутить все эмоции сполна, стоит посмотреть на нее вживую.

 

Я приехал в Киев, чтобы посетить Бабий Яр и Родину-мать. До этого я видел их на фотографиях множество раз, но не ожидал, что они произведут на меня такое впечатление. Мы должны сохранять такие места, даже если у нас осталось множество болезненных воспоминаний, связанных с ними. Мы можем думать о них в контексте той истории, которую знаем. Времена и интерпретации меняются, но, по крайней мере, с помощью материального культурного наследия мы можем объяснить то, что происходило когда-то, и понять, почему это значимо для нас.

 

Существует множество «слоев» истории, и, исходя из этой перспективы, я хочу наконец-то ответить на ваш вопрос. Я считаю, что очень важно некоторые монументы сохранять, а некоторые – отправлять в музеи.

 

– Как правильно разговаривать с людьми о «неудобных» моментах в истории?

 

– Это то, что мы стараемся сделать: посмотреть на ситуацию с разных перспектив. Каждая история может быть рассказана по-разному. Представьте, что вы с пятью друзьями решили отдохнуть. С вами случилось какое-либо событие, например, вы отправились в путешествие на лодке. После того, как вы поговорите с каждым из этих людей, вы услышите пять различных историй. Этот же принцип относится и к истории.

 

Я поддерживаю подход, при котором вы рассматриваете один и тот же момент со всех возможных сторон и через призму всех доступных ресурсов, материалов, методов. Тогда, проанализировав его, вы можете принять решение и увидеть ситуацию так, как никогда раньше. Это демократический процесс, и я уверен, что он является ключом к лучшему будущему, но я также знаю, что непросто пройти через него, когда на тебя направлено оружие, как это происходит сейчас на Востоке Украины.

 

– Как на данный момент жители Германии относятся к Берлинской стене?

 

– Это, конечно же, зависит от того, о ком именно мы говорим. Житель бывшей Германской Демократической Республики и житель Федеративной Республики Германия ответят совершенно по-разному. С одной стороны, в то время в Германии было много трагедий, грусти, страданий, боли, смерти, были разделения семей и друзей, но с другой стороны, стоит вспомнить прекрасное послание 1991 года: Берлинская стена была мирно разрушена, не прозвучало ни единого выстрела, чтобы победить диктат. Берлинская стена – это символ надежды, свободы и демократии, которая может быть достигнута мирным путем.

 

Визит Акселя Клаусмайера в Киев состоялся в рамках семинаров «Культ или культура: развитие парсипативных практик в музее», организованных Украинским центром развития музейного дела при поддержке Goethe-Institut


comments powered by Disqus