9 квітня 2014

Атакующая правозащита: как бороться за права человека после Майдана

Фотографія: Silvio Severino
 

Российский правозащитник и журналист Алексей Барановский приходит к выводу, что покрышки у зданий министерств и люстрация членов «Батькивщины», УДАРа и «Свободы»  могут построить новую Украину.

 

В течение марта в Киеве прошло две примечательных акции. Правозащитники, бывшие политзаключенные и общественники при участии (для пущей убедительности) сотни Самообороны Майдана им. Святослава Хороброго (ныне преобразованной в Общественный люстрационный комитет «Никогда снова») нанесли визиты в Государственную пенитенциарную службу и Министерство юстиции. Вот небольшие выдержки из рассказов участников этих акций.

 

Виктория Резниченко: «В старые добрые времена мы бы погорланили, помахали флагами, да разошлись. Но у нас вроде как новая власть и новые правила. Поэтому мы потребовали зайти внутрь (Пенитенциарной службы,- Platfor.ma), чтобы передать документы и пообщаться с начальством... Самый серьёзный дядя с самым большим лицом держал ответ. И отвечал в том духе, что: "У вас однобокие требования. А ведь заключенные тоже нарушают, и мобилки в камеры проносят, и наркотики, и вообще ведут себя из рук вон плохо". Мы с Павличенко состроили другу другу кислые рожицы. Потом, правда, дядю попустило, и разговор пошел о том, что нужно реформировать систему в целом, что зарплата у прапорщика на вышке - 1500 гривен, что у них тоже семьи-дети, и надо что-то решать. Здесь я с широколицым дядей даже согласна...

В итоге мы очень славно побеседовали, дяди заверили нас, что "сами двумя руками за", и обязательно примут меры. Болтовня, конечно, но все почему-то остались довольны. Некое странное ощущение, что теперь всё действительно иначе. Что нас теперь слушают, боятся, и наверняка проследят, чтобы на этот раз наши требования не канули в бюрократическую лету».

«Некое странное ощущение, что теперь всё действительно иначе»

Игорь Гаркавенко: «Так как сам министр юстиции выступал в Кабмине, нас встретил и проводил в просторное помещение один из его замов. К нам на беседу срочно вызвали замначальника Пенитенциарной службы Украины Игоря Артёменко. Я передал все конструктивные (в плане реформ) и деструктивные (в плане увольнений и наказаний) требования Революционной следственной комиссии к Пенитенциарной службе.

Экс-заключённые сумели достаточно экспрессивно поделиться опытом пребывания в самом жестоком месте Украины (имеется в виду исправительная колония 25 в Харьковской области,- прим. Platfor.ma). Правозащитники заявили о самых наболевших моментах, и потребовали их немедленного решения. Замначальника Пенитенциарной службы и представитель Министерства юстиции всё и всех выслушали, записали, и конечно, пообещали решить - "в режиме встречных, совместных, конструктивных действий". Посмотрим…

Да, конечно, были покрышки, привезённые с Майдана. Которые пока не горели... Да, были специфические люди в камуфляже, которые пока просто сидели за столом и спокойно общались. Но это пока... Я там сказал: "Всё время власти Януковича, мне звонили, писали "оттуда" люди, и говорили, что там их убивают, там над ними издеваются"... И что после нашей общей зимы, после всех жертв, я хотел бы заняться чем-то другим, я хотел бы, чтобы эти вопросы больше не возникали... А иначе лучше сжечь все эти "министерства" и "администрации", и начать всё с чистого листа».

 

Алексей Барановский, журналист, один из двадцати лучших правозащитников России 2010-го года

Чиновники напуганы. А страх обостряет все чувства, особенно слух. И сейчас в Украине открылось окно возможностей, которое позволяет не на словах, а на деле начать реформирование важнейших систем государственного организма. Таких, как тюремное ведомство. Чиновники что в Украине, что в России – это птицы гордые, и самое главное сейчас не позволять болоту зарастать тиной. Для этого нужно постоянно складывать покрышки у входа и заводить людей в камуфляже в светлые кабинеты, чтобы в какой-нибудь отдаленной колонии не думали, что все вернулось на круги своя и снова можно пытать заключенных, вымогать взятки и плевать на Конституцию. Увы, только так. И если реформа тюремного ведомства в России зависит от доброй (или недоброй) воли высшего руководства страны, то пенитенциарная реформа в Украине зависит только от ее граждан – насколько долго и сильно они смогут давить на чиновников именем Майдана, чтобы те исполняли законы и соблюдали права человека.

 

 

 

Однако борьба с пытками – это лишь один элемент строительства новой Украины. Впереди суды над преступниками из числа высшего руководства старой власти, в первую очередь ее силовиками. Над теми, кто отдавал приказы на избиение студентов Евромайдана, журналистов на Банковой и Грушевского, и теми, кто отдавал приказы снайперам.

 

Эти суды – прекрасная возможность раскрыть архивы спецслужб Януковича. Когда распался Советский Союз, для правозащитников ненадолго были приоткрыты архивы КГБ, и это дало возможность оценить характер и масштабы преследования инокомыслия в СССР. Известный диссидент Владимир Буковский принимал тогда участие в деле о проверке конституционности указов Бориса Ельцина по роспуску КПСС в Конституционном суде РФ (1992 год). В качестве официального эксперта Конституционного суда России он получил доступ к секретным документам ЦК КПСС, КГБ и даже архивам с пометкой «особая папка». Часть документов Буковский отсканировал и впоследствии опубликовал.

 

Эту вольницу, конечно, довольно быстро прикрыли правопреемники КГБ. Именно поэтому я и говорю, что открывшееся сегодня в Украине окно возможностей нужно использовать как можно более быстро и эффективно, потому что его изо всех сил будет пытаться захлопнуть встречный ветер.

 

«В оппозиционные партии и общественные организации внедрены сотрудники СБУ-нелегалы. Кроме того, агентура вербовалась из числа самих активистов "Батькивщины", "Удара", " Свободы" и общественных организаций. Теперь эти структуры сами могут вычислить своих "героев", или же узнать о них у нового главы СБУ Наливайченко, что и будет служить примером люстрации, о которой сегодня так много говорят»,- заявлял народный депутат Геннадий Москаль в феврале этого года.– Если же новое руководство СБУ не раскроет своих сексотов, оставляю за собой право опубликовать списки агентов с фамилиями и другими данными сам».

 

С тех пор ни СБУ, ни господин Москаль так и не обнародовали имена стукачей. Меж тем, очевидно, что люстрации чиновников может требовать только та общественность, которая подвергла люстрации сексотов в своих рядах.

 

«Мы без конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить – кто написал четыре миллиона доносов? Дзержинский? Ежов? Абакумов с Ягодой? Ничего подобного. Их написали простые советские люди. Означает ли это, что русские – нация доносчиков и стукачей? Ни в коем случае. Просто сказались тенденции исторического момента»,- писал Сергей Довлатов. Для того, чтобы такие исторические моменты никогда снова не вернулись, нужно люстрировать не только чиновников-коррупционеров и милиционеров-карателей, но и их тайных пособников-агентов в рядах оппозиции.

 

 

 

Это, конечно, очень не по-европейски. Но есть кое-что поважнее. Небесная сотня погибла на баррикадах Революции Достоинства, а достоинство, честь – они не предполагают толерантности по отношению к доносчикам. Украинцы поддерживают евроинтеграцию не для того, чтобы стучать на соседей и проводить гей-парады, а для того чтобы в милиции и тюрьмах не пытали людей, для того, чтобы не нужно было каждый раз носить покрышки ко входу министерств и ведомств – для реформирования государственных институтов не только снизу, но и сверху.

 

Однако есть и обнадеживающие сигналы. Назначение Арсеном Аваковым главой Общественного совета по реформированию МВД одного из сильнейших правозащитников Украины Евгения Захарова – добрый знак. Захаров не из тех, кто будет покрывать нарушения прав человека в ведомстве, это профессионал своего дела. То, что его и других представителей общественности привлекают к кадровым назначениям в руководстве ведомства означает, что реформа МВД уже началась, и у нее есть все шансы стать не простым переименованием, как в России, а действительно фундаментальным изменением ведомства.

 

P.S. Пока материал готовился к публикации, Верховная рада приняла два поистине революционных закона: «О восстановлении доверия к судебной системе Украины» (именуемый в народе законом «о люстрации судей») и о внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Украины, относительно адаптации правового статуса осужденного к европейским стандартам. Последний, в частности, предполагает разрешить заключенным пользоваться мобильными телефонами и ноутбуками. Российские правозащитники по этому поводу уже шутят в социальных сетях: «Бандеровцы вконец обнаглели: на святое наследие ГУЛАГа замахнулись!»


comments powered by Disqus