12 листопада 2015

«3D-принтеры будут обычным личным устройством»: чем эта технология станет для мира

Мировые хай-тек новости переполнены сообщениями о 3D-принтерах. NASA печатает двигатели для ракет, китайцы – дома, кулинары – шоколад. Украина пока не достигла такого уровня, но купить принтер или изготовить предмет на заказ уже возможно и у нас. О перспективах технологии Platfor.ma поговорила с основателем харьковской студии 3D-печати BeeLabs Владиславом Любченко.

 

 

– В мире 3D-принтеры используются повсеместно даже для печати органов. Как вы считаете, это временная мода или так выходит дешевле и быстрее?

 

 

– Для промышленности принтер – это находка. Особенно при изготовлении прототипов. Чтобы сделать его из гипса, дерева или воска, компания тратит около месяца времени и кучу денег, потому что мастера уникальные. С 3D-принтером прототип можно напечатать за один день и намного дешевле. Корпорации типа Boeing этим уже вовсю пользуются.

 

– В каких сферах 3D-принтеры наиболее полезны?

 

– В стоматологии и медицине в целом. В Украине недавно начали печатать протезы для бойцов АТО. А в Европе развивается стартап, авторы которого предлагают новый вариант гипса. Если человек сломал руку, ее сканируют лазером и получают 3D-модель. Затем дизайнер в программе рисует гипс, печатает его, а медики накладывают на руку. Он практически невесомый и полностью повторяет форму конечности.

 

3D-печать – это помощь бизнесу в создании прототипов и мелкосерийных деталей. Плюс индустрия создания игрушек для детей. Принтеры безумно просты в применении: нажав на пару кнопок, можно напечатать все что угодно.

 

– Есть ли здравый смысл в печати домов?

 

– Да, потому что это дешевле обычного строительства. В Китае за 2-3 дня напечатали двухэтажный особняк стоимостью $5,5 тыс. Почему так дешево? Для печати используются остатки строительного материала, перемолотые в однородную смесь.

 

 

– Что собой представляет мировой рынок 3D-печати? Сколько компаний работает?

 

– Технология зародилась в Америке, потом перекочевала в Европу, а через какой-то месяц ее подхватил и Китай. Сейчас на рынке около восьми лидеров производства, они поставляют принтеры по всему миру. Но у них все же не те объемы производства, которыми можно восхищаться. Мировой гигант MakerBot, создатель первого такого устройства для домашнего пользования, продал всего 70 тыс. принтеров. В Украине этими устройствами владеют около ста человек. Нам нужно еще лет пять, чтобы догнать уровень Европы.

 

– Почему мы отстаем?

 

– У нас не делают ставку на развитие технологий. Я научился моделировать в университете, там услышал о принтерах. Как об этом узнают другие люди, не связанные с техническими специальностями? Только по отголоскам новостей, которых в местных СМИ раз два и обчелся. Кроме того, мешает низкая платежеспособность. Люди просто не могут позволить себе купить принтер.

 

– А цена на принтеры со временем снижается?

 

– Постоянно. В 2007 году принтеры стоили $3,5 тыс., сегодня можно найти даже за $200. Рынок насытился производителями, поэтому цена устаканивается. Но улучшается функционал. Если сейчас по одной стоимости мы покупаем принтер с монохромным черно-белым экраном, то через год за ту же цену приобретем модель с сенсорным тачпадом на 25 миллионов цветов.

 

– Почему украинцы покупают принтеры у иностранных производителей по завышенной стоимости, а не у наших?

 

 

– А наших особо-то и нет. В Киеве работает одна известная фирма, которая собирает принтеры. За год она продала всего лишь 10-20 единиц.

 

– Вам известны украинские компании, которые пользуются услугами 3D-печати?

 

– Да, Приватбанк печатает шестеренки для банкоматов. Мы сотрудничаем с харьковским аэропортом, тоже делаем для них шестеренки и некоторые другие детали. Очень многие компании печатают сувенирную и оригинальную брендированную продукцию.

 

– Кроме крупных компаний кто печатает на 3D-принтерах?

 

– Основные мировые потребители – это дизайнеры, архитекторы, промышленники и инженеры. Другие пока неактивно пользуются, потому что высокая цена. У нас 15% клиентов – это люди, которые заказывают игрушки, цветочки, детали для бытовых приборов и тому подобное. 60% заказчиков – крупные предприятия. Оставшиеся – это небольшие фирмы и фрилансеры.

 

Больше всего меня вдохновляет применение 3D-печати для домашних нужд. К нам когда-то приходила женщина за пластиковой шестеренкой, она обошлась ей в 55 грн. А так пришлось бы покупать новый блендер. В интернете есть колоссальная база моделей для печати. Что бы я там ни искал, всегда находил – даже двигатели для ракет.

 

 

– Как вы считаете, за чем будущее – за личными принтерами или центрами по услугам печати?

 

– В 90-е годы люди ходили в копи-центры и компьютерные клубы, а когда техника стала дешевле и понятнее в применении, ее стали покупать домой. 3D-принтеры тоже станут личным устройством, но несколько крупных центров останется. В Германии работает компания, которая печатает абсолютно всем. Человек заходит на сайт, заливает модель, выбирает материал и цвет, оплачивает – и через пару дней забирает готовый предмет. Вот за такими сервисами будущее.

 

– У вас есть программа «Принтер в каждую школу». Какая у нее цель?

 

– Мы подарили один принтер люботинской школе для одаренных детей, там стартует пилотный проект. За три месяца дети научатся моделировать простые формы: стакан, ручку, машинки, корпуса. К сожалению, мы не такие меценаты, чтобы подарить всем школам Харькова принтеры – нам нужны средства на изготовление. Но надеемся, программа реализуется в полной мере. Принтер способен научить детей мыслить абстрактно и создавать предметы своими руками. А самое важное – знакомство с ним детей – это залог успешного развития технологии в нашей стране.

 

Матеріали рубрики Re:Invent публікуються за сприяння Фонду розвитку українських ЗМІ посольства США в Україні.


comments powered by Disqus