22 липня 2015

«Народный проект»: «Мы делаем армию сильной, технологичной и готовой дать отпор»

Волонтерство серьезно проникло во все сферы жизни Украины. Одна из самых мощных подобных инициатив – «Народный проект», который занимается оснащением армии современной техникой и реабилитацией пострадавших бойцов. Волонтер проекта Максим Тонков рассказал Platfor.ma о том, как купить тепловизор со скидкой и почему помощь другим людям стала частью жизни обычного кризис-менеджера.

 

Фотографія: shutterstock.com

– Чем вы занимались раньше и чем занимаетесь сейчас, кроме волонтерской деятельности?

 

 

– Начиналось все с того, что я работал менеджером по рекламе, потом в прессе, со временем стал коммерческим директором на телеканале. Занимал должность кризис-менеджера. Я в этом крутился, этим жил: телевидение, клиенты, партнеры... Но в какой-то момент устал от всего. Это как раз совпало с событиями на Майдане. Друзья предложили присоединиться к проекту и я понял, что моя помощь нужна людям. Я взял на себя часть работы, связанной с расширением функционала сайта, а также системой отчетности. Основные проблемы, с которыми мы сейчас сталкиваемся – это моральная и психологическая усталость населения, снижение уровня жизни, приводящее к снижению финансирования проектов. Негативное влияние на нас оказывает и хаотическое и бессистемное развитие волонтерского движения. Но нам удалось создать эффективную систему отчетности, которая позволяет наблюдать за всем в режиме онлайн. Любое происходящее событие отражается на сайте, будь то передача документов или сделанная операция.

 

– Вчера как раз видела пост: девушка хотела купить спальник и нашла в сети объявление о продаже того, который она шила для передачи в АТО.

 

– У нас в этом направлении тоже ведется работа. Мы отслеживаем, кому что отдаем. Пока работает только пилотная версия, но я уверен, что вскоре можно будет проследить всю историю.

 

– Вы помните первого человека, которому помогли в рамках волонтерской деятельности? С чего все началось?

 

– Моя помощь началась с координации людей и организации закупок. Приходили, спрашивали, например, где можно купить бронежилеты – я помогал, советовал. Потом все больше и больше.

 

 

– А вы предполагали, что волонтерская деятельность станет неотъемлемой частью вашей жизни?

 

– Это произошло постепенно. Планировали делать одно, но так как начались активные боевые действия в АТО, пришлось расширить сферу деятельности по оказанию помощи, увеличить количество проектов, была потребность быстрее и эффективней искать решения.

 

– В Украине на волне революции очень многие стали волонтерами. Как вам кажется, это было спонтанное явление?

 

– Нет, не спонтанное. Мне кажется, появилась потребность и возможность реализовать свои внутренние стремления. Многие продолжают заниматься волонтерством. Но я знаю и таких, которые максимально помогали, старались, в свое время сделали все от них зависящее, а сейчас они отошли от движения. Если бы меня не пригласили в «Народный проект», возможно, все было бы иначе. Но так сложилось, что я нашел себя в этой системе. Отступать уже некуда, да и желания нет. Накопилось очень много знаний, которые будут полезны нашей армии.

 

– Как ваши родные все это восприняли?

 

– Абсолютно нормально. Поначалу были опасения касательно доходов, ведь у семьи тоже есть потребности, которые нужно покрывать: продукты, одежда, оплата обучения... Первое время такие моменты немного отошли на задний план, никто не знал, как будет завтра. Но со временем все стало на свои места.

 

– Сколько сейчас времени у вас занимает волонтерство?

 

– Даже если я не в офисе, то все равно занят проектом. Постоянные звонки, поиск решений. Нельзя сказать, что вот на полдня я закрываюсь у себя в комнате и помогаю армии, а другие полдня – работаю. Нельзя спрогнозировать и спланировать рабочий день. Есть потребность: что-то нужно сделать уже сейчас, что-то можно реализовывать завтра. Вроде бы ты занимался своим делом, но тебе позвонили и сказали, что «надо это» – ты переключился и решаешь проблему. Выстраивается колоссальная мультизадачность.

Фотографія: shutterstock.com
 

– А за какое направление в проекте вы сейчас отвечаете?

 

– Мы занимаемся наполнением сайта, фильтруем, что куда. Говоря «мы», я подразумеваю команду волонтеров. Вот – нужно приобрести тепловизор для какой-то бригады. Мы выискиваем несколько запросов, формируем общий заказ, делаем общую скидку. Соответственно, наша цена отличается от рыночной стоимости в меньшую сторону, потому что мы закупаем по оптовым ценам.

 

Благодаря такому подходу нам удалось приобрести прицелы для винтовок за 500 тыс. грн вместо 800 тыс. грн. У нас всегда есть четкая аргументация, почему мы купили тот или иной товар по той или иной цене. Если человек готов нам предложить такой же товар, но дешевле – мы будем делать закупку у него. Деньги в руках вообще не держим – это главное условие, все оплаты у нас идут по безналичному расчету.  Проект строился именно на том, чтобы сделать сбор средств и расходы прозрачными.

 

– Были моменты, когда хотелось все бросить? И что вас останавливало?

 

– Таких моментов не было. И даже если будут, контрольный звоночек с утра снова заставит вернуться. Если людям нужна моя помощь и я могу ее оказать – я это сделаю. Не думаю, что 10 минут моего времени могут сравниться с чужими проблемами.

 

– А что самое сложное и самое приятное в работе волонтера?

 

– Самое сложное – найти время для близких. А самое приятное, что мы делаем армию сильной, технологичной и готовой дать отпор.

 

– Какому количеству людей вы уже помогли?

 

– Сложно вычислить, потому что мы помогаем целым проектам и бригадам. Когда передаем вещи, я не знаю, сколько человек их использовало. А в рамках биотех-реабилитации мы помогаем 23 бойцам. Уже собрали для них деньги, они проходят лечение. Один из них уже даже завершил процедуры и вернулся обратно в АТО. Был еще Юра из Кировограда. У него была проблема с позвоночником, дефект плечевой кости, была угроза ампутации. Пока его залечивали в госпиталях, у него пошли осложнения на ноги, он не мог ходить. Сам Юра смирился, что ему ампутируют руки, но у него была семья, два ребенка, поэтому нельзя было допустить такого исхода. Сейчас Юра после операции находится в Харькове в центре реабилитации и проходит курс, там ему помогут, и мы надеемся, что он вернется к полноценной жизни.

 

  

– У вас открыт сбор средств на сайте, любой человек может помочь. Часто ли помогают публичные, богатые люди или чаще помощь идет от простых людей?

 

– Основная помощь идет от обычных людей, у которых есть минимальная возможность - пожертвовать 5, 10, 15 грн. Следом за ними – частные спонсоры, у них больше возможностей, тут суммы измеряются в тысячах гривен. К примеру, 100 тыс. грн на лечение одного из бойцов недавно перевела группа «Друга ріка».

 

– А вещи в виде помощи вам приносили?

 

– С самого начала проекта мы этим не занимались. Мы не организовывали сбор круп, одежды, «приносите полотенца, соленья»... Наша цель – создание проектов, которые помогут формированию современной технически оснащенной армии. Мы проводим сопровождение ряда проектов: по безпилотникам, биотеху – это медицинская программа, социальным проектам, проекту по нейрореабилитации. В будущем мы планируем настроить работу так, чтобы раненные бойцы АТО проходили полный курс реабилитации, а в скором времени наладим и социальную адаптацию, вплоть до трудоустройства.

 

– Когда война закончится, вы продолжите заниматься волонтерством?

 

– Хочу вернуться к нормальной размеренной жизни. Но это в любом случае останется увлечением жизни.

 

Матеріали рубрики Re:Invent публікуються за сприяння Фонду розвитку українських ЗМІ посольства США в Україні.


comments powered by Disqus