31 травня 2016

Михаил Зыгарь: «Кажется, что в России все просто заснули и не знают, проснутся ли вообще»

В конце минувшей недели на Львовском медиафоруме выступил российский публицист Михаил Зыгарь. Бывший главный редактор «Дождя» рассказал о своей летописи политической истории России «Вся кремлевская рать» и том, что вообще творится в соседнем государстве.

 

Фотографія: Алина Смутко

Мне пришла в голову идея написать книгу, подводящую итог путинскому правлению. К тому же мне показалось, что мы довольно мало знаем о истоках тех или иных событий. Все происходило очень быстро, и можно было легко запутаться в причинно-следственных связях.

 

Когда случились события в Крыму, стало понятно, что книгу нужно заканчивать. Мы оказались в той точке, когда забыли, как мы дошли до такой жизни. Стало уже непонятно, как такое могло произойти. Люди не вспоминали о том, что с самого начала путинского правления тренд был совсем в другую сторону и стратегия была совсем другая.

 

Условно говоря, книга делится на четыре части – четыре этапа правления президентов России: Путин I Львиное сердце, Путин II Великолепный, царевич Лжедмитрий и Путин ІІІ Грозный. Послесловие книги называется Путин IV Святой. Это скорее его собственное отношение к самому себе. Он считает, что все знает и понимает. Любому советнику, который пытается с ним спорить, он говорит: «Просто ты многого не знаешь». Я считаю, что это необратимое изменение личности.

 

 

В 2007 году в России проходил саммит G8. Перед этим Путин принимал у себя восьмерых журналистов ведущих мировых СМИ. Отвечая на вопрос немецкого корреспондента, считает ли тот себя демократом, Путин ответил, что он демократ чистой воды и другого такого нет. Сказал еще, что ему после смерти Махатмы Ганди и поговорить больше не с кем. Тогда все восприняли это как шутку и засмеялись. В прошлом году на день рождения Владимира Путина министр иностранных дел Сергей Лавров подарил ему статую Махатмы Ганди в натуральную величину. И это уже не шутка. Теперь бронзовый Махатма – единственный собеседник для президента. Он уже не думает, что тогда шутил, а считает себя и индийского политика равновеликими фигурами.

 

Путин точно не собирается в ближайшее время никуда уходить. Он однажды уже попробовал эксперимент с преемником, но, очевидно, считает это ошибкой и не собирается ее повторять. По истечении своего нынешнего срока он не будет никому ничего не отдавать. Это я говорю на основе разговоров людей из его окружения.

 

Одна из моих коллег сказала: «Я боюсь думать, что будет после Путина. Не хочу расстраиваться». О том, что будет дальше, я могу только фантазировать. Есть сценарий Пиночета – мой любимый: действующая власть проигрывает выборы или референдум и просто уходит. Я надеюсь, что случится так. Сейчас Путин к этому не готов, но кто знает, что будет дальше. Есть условный сценарий Франсиско Франко, когда диктатор стареет и начинает подбирать команду, которая могла бы скрепить страну. Ей он постепенно передает власть. Но есть опасения, что этот вариант у нас уже в прошлом. Есть еще третий сценарий – Пакистан: когда ядерная страна функционирует от одного сильного лидера к другому постоянно. Но это плохой вариант.

 

Почти все мои собеседники упираются в своем прогнозировании в точку смерти Путина. Они говорят, что все поменяется, когда тот умрет. Никто, конечно, не говорит так прямо. Они используют эвфемизмы: когда произойдет необратимое, когда президент улетит на Альфу Центавра. Об этом боятся говорить прямо.

 

 

Кремлевская рать

 

В названии моей книги нет Путина, и главный герой тоже не он. В центре стоит весь политикум России – легион. Книга ровно о том, что за всем происходящим стоит не один человек, а такой себе коллективный Путин.

 

Что такое «вся кремлевская рать»? Я для себя определяю это как армию чиновников, которые хотят и готовы угадывать волю начальства. Им не нужно давать специальных инструкций. Они ловят все на лету.

 

Осенью 2012 года Путин заболел, и в течение двух недель его нигде не было. Он не выходил на связь, не общался с министрами. Но никто ничего не заметил: пресс-релизы выходили, заявления появлялись. Решения принимали так, как бы это сделал президент.

 

Российские политики никогда не говорят в интервью правду, особенно под запись. Тем более, все знают, что их слушают и записывают другие. Потому есть два варианта: либо под запись, либо честно.

 

Я всем говорил, что это будет книга для неподготовленного читателя. У меня был образ читателя, который будет жить через 100 лет. Поэтому, наверное, политики говорили со мной. Они все хотят войти в историю и не хотят быть там подонками. Поэтому стремились рассказать мне все сами.

 

 

Болезненный вопрос

 

Путин в первые годы своего правления неоднократно повторял, что Украиной нужно заниматься, иначе мы ее потеряем. Именно из-за Украины в 2004 году Путин получил первую серьезную, можно сказать, психологическую травму. Тогда он впервые убедился, что существует страшный американский заговор, жертвой которого является он. У него не было никаких сомнений, что оранжевая революция – это американские руки.

 

В 2004 году были выделены большие деньги на предвыборную кампанию в Украине. Приехало очень много специалистов из России. Они долго работали и все деньги потратили не на те цели. Все время при этом телеграфировали и говорили, что все под контролем. Так они говорили до самого конца. Потом стало понятно, что все не так хорошо. Те люди не могли признаться, что они все деньги разворовали и ничего не сделали. Поэтому объяснили провал тем, что враг потратил еще больше.

 

С этого момента началось убеждение Путина в том, что есть заокеанский враг, который находится в Вашингтоне. Он плетет интриги в Украине и пытается ею завладеть. И для него это очень личный и очень болезненный вопрос.

 

Путин, как советский человек, думает, что все знает про Украину: Крым, София Ротару, общий культурный бэкграунд. Когда он говорил, что мы один народ, он это и имел в виду. Он искренне в это верит.

 

У Владимира Путина еще есть Виктор Медведчук, который тоже говорит о единстве России и Украины. Ведь они вдвоем – один народ. У них один взгляд на мир. У Путина такое впечатление, что Украина осталась такой, какой он ее помнит. И Медведчук всячески это подтверждает. Президент ему очень сильно доверяет.

 

 

Русский Майдан, народ и отсутствие оппозиции

 

Болотная площадь и другие подобные акции – это было условным русским Майданом. Он не получился по разным причинам. «Русская идея» - не повальная болезнь для всех. Так не бывает. Не существует единого русского народа, который за все несет ответственность. Не может у всего народа быть одинаковый взгляд на вещи. У каждого человека свои мысли, свои убеждения. Каждый сам за себя.

 

В России, безусловно, есть группа людей, которой движет имперская идея. Но их не много. В их системе ценностей главное – это гордость за страну. Есть другая группа. Люди, для которых главные ценности – либеральные. Эта группа тоже не большая. Но она очень громкая и активная. Именно противоборство этих людей создает историю России. Все остальные люди просто хотят, чтобы их оставили в покое. Они не верят, что от них что-то зависит и они могут стать причиной изменений в стране. В России нет никакой оппозиции. Но те люди, которые называют себя оппозиционными активистами, делают это искренне.

 

Сейчас очень странное ощущение у людей. Кажется, что все просто заснули и не знают, проснутся ли вообще. При этом люди по-разному выстраивают модель поведения. Те, кто мог бы заниматься политикой, прекрасно понимают, что это сейчас не ко времени. Это бессмысленно и нужно подождать.


comments powered by Disqus