18 липня 2016

«Экологичные города – это часть коммунизма»: китайский архитектор о битве с бетоном

Современная урбанистика иногда демонстрирует все больше качеств, свойственных утопическому коммунизму, чем утопической демократии. В этом убежден один из главных китайских урбанистов Конгджан Ю. Выпускник Гарварда и его приглашенный профессор, директор китайской архитектурной компании Turenscape, профессор Пекинского университета поговорил с Platfor.ma о том, как он убеждает Компартию, что люди важнее, чем фабрики, а также почему экологичность – это часть коммунистической идеологии Китая.

 

 

 

– Вы основали архитектурную компанию Turenscape еще в 1997 году. Тогда все было иначе – и в Китае, и в урбанистике. Как выглядел мир, когда вы только начали работать?

 

 

– Сейчас хорошее время говорить о том, как было и что стало – разница уже критична и это понимают многие. В 1996 году после окончания университета и двухлетней практики я приехал в Китай, где не был много лет. Сел на поезд, идущий из Гонконга в Пекин и путешествовал какое-то время – мне хотелось увидеть страну. Изменения меня поразили: дороги стали шире, реки были спрятаны в каналы или сильно загрязнены, деревьев стало вдвое или втрое меньше, старые маленькие здания практически исчезли, вместо них выросли соты башен-небоскребов. Это было лишь начало индустриализации, но темпы ее были невероятными, за год более 15 млн человек переезжали из провинции в город. И все это движение было совершенно противоположно всему, что я учил в Гарварде, о чем писала Джейн Джекобс, о проектировании с природой. Год спустя Пекинский университет позвал меня в качестве преподавателя, но зная, что только теории будет недостаточно, я основал архитектурную компанию Turenscape.

 

На тот момент в градостроительстве Китая действовал сценарий советского планирования: создание объединенной, масштабной инфраструктуры для рабочего класса, единой фабрики труда. Китай становился великим, но бесчеловечным, подобно машине, безостановочно производящей продукт и потребляющей энергоресурс.

 

Наравне с разрушением экологии страна также быстрыми темпами теряла то, что создавалось на протяжении 5 тыс. лет цивилизации: традиции ландшафтной архитектуры, сады и павильоны были принесены в жертву индустриализации. Но и в этих изменениях, в подчинении природы, я видел корни другой традиции: многие столетия в Китае существовала эстетика бинтования ног для создания так называемых «золотых лилий». Это намеренное увечье стоп для придания им «красивой» формы было широко распространено. Изучая представления моего народа о красоте, я создал сценарий под названием Big fit: вместо того, чтобы связывать природу, которая должна вписаться в нашу эстетику красоты, мы должны позволить природе быть огромной и поместить себя в ней. Почти 30 лет работы Turenscape я формировал эту философию и отполировывал этот подход.

 

– Многие десятилетия Китай мостит путь индустриализации, которая является частью идеологии партии. И вы надеетесь повернуть реку?

 

– Да. Но это дело не одного года и не одного проекта. В 2003 году я написал книгу «Дорога к урбанистическому пейзажу: дискуссия с участием мэров городов» и отправил ее всем китайским мэрам, которым только смог. Необходимо было начать обсуждение, запустить информацию. Я стал участвовать в тематических ток-шоу на телевидении, давать интервью в СМИ о состоянии экологии, о трафике. Моей целью было не только проинформировать чиновников о своем существовании, но и привлечь внимание общественности, ведь большинство людей не до конца осознавали, как происходящие в градостроительстве изменения влияют на их жизнь. Я стал общаться с чиновниками, часто в один и тот же город приходилось приезжать несколько раз, повторяя свою речь вновь и вновь – мэры сменяли друг друга раньше, чем успевали принять какое-то решение. Но благодаря репутации профессора и полученному образованию – Гарвард все же имеет значение – я был в состоянии говорить с теми, кто принимает решения.

 

Первым стал проект парка судостроительной верфи Чжуншань в провинции Гуандун на юге Китая – наиболее промышленно развитой области. В то время муниципалитет хотел снести верфь, отдать территорию под строительство небоскребов и небольшого парка в традиционном западном стиле. И после всех разговоров о новом планировании от меня хотели, чтобы я просто спроектировал этот парк. Но когда я увидел фотографии, то стал убеждать их сохранить верфь как наследие культурной революции. Два года ушло на разработку и строительство этого проекта – целью Turenscape было создание не только исторически насыщенного места, но и связанного с рекой и экологически здорового.

  • Minghu Wetland Park
    Minghu Wetland Park
  • Minghu Wetland Park
    Minghu Wetland Park
  • Qunli Stormwater Wetland Park
    Qunli Stormwater Wetland Park
  • Red Ribbon Park
    Red Ribbon Park
  • Red Ribbon Park
    Red Ribbon Park

Конечно, одного проекта недостаточно, согласия и сотрудничества одного мера мало. Чтобы изменения были масштабными и смогли коснуться всей страны, в 2006 году я написал письмо генеральному секретарю с изложением результатов и предложений проводимого мною национального экологического исследования. Меня пригласили на заседание с министрами, и постепенно экологическое планирование стало актуальным на национальном уровне.

 

Много лет спустя я также писал об экологическом планировании города нынешнему главе КНР Си Цзиньпиню. На этот раз о новом проекте – Sponge city – городах как больших природных губках, удерживающих и фильтрующих воду. Новый проект был связан с изучениями водных ресурсов страны: население Китая составляет 20% людей планеты, при этом страна располагает всего 7% пресной воды. Несмотря на то, что мы не имеем достаточного количества воды, города не удерживают ее, реки взяты в каналы и пущены по трубам. В этом письме я призывал перейти к созданию новой, губчатой системы, строительству очистных сооружений в рамках городов, выведению подземных рек, спрятанных под бетоном. Мои идеи были поддержаны и сейчас во многих городах появляются проекты, созданные по предложенной системе.

 

Это большой шаг, который стал возможным благодаря нисходящей системе управления в Китае. В Америке, в западном мире, любому архитектору, урбанисту, общественному деятелю пришлось бы выбрать другой путь. И этот другой путь хорош для средств массовой информации, но гораздо менее эффективен.

 

– Едва ли ваши аргументы исчерпываются экологическими показателями. Как вам удается убедить партию тратить на это деньги?

 

– Я их критикую. Давлю на коммунистическую идеологию, которая заявляет, что представляет интересы людей. Говорю им, что они строят не для людей, а для машин, для фабрик, для бизнеса и значит для капитализма. А это уже похоже на обвинение в измене. Они не могут критиковать меня, но я могу критиковать их. Другой мой аргумент – деньги. Индустриализация, бетон, большие дороги, классические парки, небоскребы – все это является дорогостоящим и неэкологичным. В то же время зеленое строительство, города или районы с низкими эксплуатационными расходами не только функционируют гораздо дольше, но и самостоятельно развиваются. Общаясь с политиками, я показываю им примеры проектов по всему миру: как в Европе урбанисты учатся на своих ошибках, как сейчас вынуждены срывать бетон и открывать реки. Последний аргумент – экология, с состоянием которой в стране серьезные проблемы. У политиков остается только экологичный путь. И их опыт потери контроля над состоянием городов и то, что происходит в других странах, свидетельствуют о моей правоте.

 

– Столь дорогостоящие проекты, как, например, раскрытие рек, осуществляются за счет правительства или частный капитал также привлекается?

 

– Китай по сравнению с США или ЕС все еще находится в процессе индустриализации. И правительство должно инвестировать в урбанистическое планирование и строительство в любом случае, чтобы уберечь город от наводнений или решить проблемы дорожного движения. И моя задача – убедить их выбрать наиболее экологичный путь. Кроме этого, партия – самая богатая «компания» в Китае, вся земля принадлежит ей, и партия может уменьшить цену аренды, если частный строитель, земельный арендатор обязуется также решить и проблемы с экологией на данной ему территории.

  • Shanghai Houtan Park
    Shanghai Houtan Park
  • Shanghai Houtan Park
    Shanghai Houtan Park
  • Zhongshan Shipyard Park
    Zhongshan Shipyard Park
  • Zhongshan Shipyard Park
    Zhongshan Shipyard Park
  • Zhongshan Shipyard Park
    Zhongshan Shipyard Park

– Но как насчет маркетинга? Арендаторы гораздо больше заинтересованы в создании парков развлечений или торговых центров с небольшой зеленой зоной рядом с ними, которую затем торжественно именуют общественным пространством.

 

– Да, в большинстве случаев вы правы. Чтобы реализовать некоторые проекты приходиться подключать и маркетинг. Но создание благоприятной и здоровой среды повышает цену на недвижимость в этих местах, в чем заинтересованы девелоперы. Так было и, к примеру, с проектом старой верфи: общая территория составляла 15 га. 5 га были отведены под строительство жилого комплекса, 10 га – для создания зеленой зоны. Но до завершения строительства парка город, несмотря на сравнительно низкую цену, не мог продать землю под недвижимость. А вот после этого цена увеличилась в 20 раз. На самом деле экологичные проекты вносят огромный вклад в экономику города, страны. Конечно, многое зависит от планирования и управления такими долгосрочными инвестициями. Именно потому, что экология и ландшафтная архитектура – сфера забот правительства, а не девелоперов, они должны постоянно контролировать и корректировать использование территорий и ресурсов.

 

– Со строительством новых проектов проще, нежели с уже запущенными и сложными механизмами больших индустриальных городов.

 

– Даже в очень плотной городской среде 30% территории – это открытое пространство. И можно исправить, по меньшей мере, эти 30%. Другой подход заключается в использовании крыш для создания садов, сбора дождевой воды, охлаждения зданий, выращивания овощей. Изменения даже в малых масштабах являются значительными. Это главная задача сейчас – сделать города продуктивными; каждое здание должно быть производителем солнечной энергии, кислорода, пищи. Миссия Turenscape - создание постмодернистских или постиндустриальных городов, которые учитывают интересы и природы и человека. На самом деле идея экологичных и продуктивных городов является частью коммунистической идеологии.

 

– Так вы строите коммунистический рай?

 

– Да! Я только модернизировал его для XXI века. И это не утопия. Она выполнима. Когда я был ребенком, коммунизм объяснили мне так: это фруктовый сад, лишь протяни руку и возьми спелый плод. Ну, и как это отличается от того, за что борются все урбанисты планеты? Мы строим этот сад на городских крышах, освобождая реки от бетона, создавая экологичные общественные пространства. Идеологи прошлого придумали хорошую вещь, и я подумал – почему бы не пойти по этому пути?  

 

– Экологичный коммунизм?

 

– И экологичная идеология.

 

Фото: turenscape.comarchdaily.comlandezine.comrightwhereitbelongs.net


comments powered by Disqus