6 квітня 2015

В хорошей компании: ведущие бизнесмены Украины о том, как зарабатывать деньги

На прошлой неделе в Fedoriv Hub прошла крупная конференция владельцев бизнеса. О том, как создать свое предприятие и сделать его успешным рассказали основатели ведущих компаний Украины, а также шведский экономист и автор книги «Бизнес в стиле фанк» Кьелл Нордстрем. А Platfor.ma записала самые интересные их мысли.

 

Фотографія: shutterstock.com

 

Вячеслав Климов, сооснователь службы экспресс-доставки «Новой почты»:

 

 

— Бизнесмен – это человек, который всегда рискует. Представь, что ты приходишь на дискотеку и хочешь познакомиться с девушкой. Ты что, будешь выбирать какую-то серенькую? Чтобы был гарантированный результат? Его все равно не будет. На самом деле, если ты драйвовый чувак, ты сразу же выберешь трех самых ярких. Ты ставишь перед собой большую амбициозную цель – уйти домой с королевой бала. Ставьте такие же цели в бизнесе.

 

Проиграть вы всегда успеете. Зато если рискнете, то получите шанс выиграть по-настоящему. Если вы боитесь, тогда даже не начинайте. Можете поехать поучиться, заняться своим здоровьем, сделать ремонт.

 

Кризис – время, чтобы стартовать, искать новые модели и направления. Что делали дорогие магазины, которые находятся в центре города, во время Майдана? Они начали приезжать к клиентам домой.

 

Допустим, вы продавали дорогие часы. Все было хорошо, но время изменилось – денег у людей нет, часы не нужны. Что делать? Я думаю, что стоит попробовать дешевые – таким образом вы остаетесь на этом рынке, но корректируете стратегию.

 

Более того, кризис – это шанс найти действительно хороших специалистов. Когда иностранные компании уходят с рынка, многие из них остаются без работы. Будьте хищниками и цинично пользуйтесь этой ситуацией.

 

Все, что вам нужно сделать утром – постараться не проснуться несчастным. Не считайте себя жертвой. Вставайте, принимайте холодный душ и идите на работу. Это лучшее средство от кризиса.

 

Андрей Пышный, председатель правления «Ощадбанка»:

 

— Наш банк принадлежит вам. Правительство – юридический акционер, вы – фактический. Поэтому я буду говорить с вами как один из сорока шести миллионов акционеров.

 

 

Придя в «Ощадбанк», я столкнулся с самой большой проблемой – это минус 250 млн грн ежедневного оттока депозита и полная утрата доверия. Мы понимаем, что без капитала банк невозможен. За ним нужно идти к правительству и объяснять, что ты будешь делать с деньгами. Мы занимались этим на протяжении года.

 

В 2014-м году мы показали рекордный убыток – практически 9 млрд грн. Но в первом квартале этого года мы начали работать с прибылью. С потерей Крыма и зоны АТО мы потеряли 12% наших активных клиентов. Но за год нам удалось восстановить и привлечь 18 млрд грн и получить около 10% дополнительного дохода.

 

Мы начали открывать отделения нового типа. Раньше их было 14, сегодня – 107. Это отделения с новой операционной моделью, новым персоналом, новыми каналами коммуникации, системой автоматизации, технический обеспечением – со всем тем, без чего не может существовать эффективный банк.

 

Мы решили убрать перерывы в отделениях – казалось бы, элементарная вещь. Это сократит очереди, то есть мы получим дополнительный канал для лояльности. Нам наконец-то не стыдно себя предлагать. Люди должны нам поверить – иначе мы потеряем все. Для этого мой 35-тысячный коллектив должен дышать в один такт.

 

Екатерина Онищенко, OLX:

 

 

— Slando было любимое всеми название, хоть ничего и не означало. На момент ребрендинга название обладало высокими показателями узнаваемости и лояльности. Исследования показывали, что потребители не хотят никаких изменений. Мы поняли, что нет смысла рассказывать им, что мы – часть мировой корпорации «Naspers», которая решила, что на всех рынках нужно провести ребрендинг. Было важно коротко и ясно объяснить потребителю, что происходит. Так родился слоган «Slando стал OLX». Простота стала успехом этой кампании.

 

Мы начали ребрендинг летом, несмотря на то, что это не самое благоприятное время – активность людей в интернете заметно снижается. Добавьте еще войну, Иловайский котел, крушение Боинга. Наши клиенты подшучивали: мало того, что в стране все плохо, так еще и Slando стал OLX.

 

Наши коллеги в других странах проводили ребрендинг раньше, чем мы. У всех посещаемость упала примерно на 10%. Мы единственные, кому удалось не просто не потерять аудиторию, но и увеличить ее. Сейчас уровень узнаваемости бренда OLX стал таким же, как был у Slando.

 

Руслан Олексенко, cоучредитель и управляющий партнер DEOL Partners, совладелец дизайн-отеля «11 Mirrors»:

 

 

— Еще на третьем курсе университета мы с другом купили на студенческую стипендию несколько ящиков шоколада. Нам удалось продать его дороже. Потом было 10, 15, 20 ящиков… Вскоре мы стали одними из самых крупных оптовиков в Украине. Торговали самыми разными продуктами, кроме водки и сигарет – у меня никогда не лежала к ним душа.

 

Я пробовал себя во многом, но со временем пришел к инвестированию в недвижимость. Занимаешься тем, чем хочешь, а это генерирует тебе спокойный доход. У меня появилось больше времени для отдыха и путешествий, и мне эта идея очень нравилась. А в 1998-м году случился кризис, и я понял, что нужно что-то менять. Так я поехал учиться в Сидней.

 

Любой бизнес я анализирую с точки зрения эффективности: сколько нужно вложить денег, когда начать и когда остановиться. Просто бизнес – это кирпичи, в которых нет души. За границей я понял, что не хочу разделять работу и жизнь. Я не стал делить аудиторию по полу, национальности или возрасту. Я обращал внимание только на ценности.

 

Так десять лет назад появилась гостиница Senator Apartment. Мы не пытались построить ее по принципу luxury, мы просто создали то, что соответствовало образу жизни нашей аудитории – активной и общительной. Сейчас таких гостиниц три.

 

На этом мы не остановились и бросили еще один вызов гостиничному бизнесу. Мы создаем первый дизайн отель «11 Mirrors». Заняв узкую нишу, мы не пытаемся быть всем для всех. Если нас осуждают и критикуют – это самый большой комплимент. Аудитория, которая селится в «Интерконтинентале» и  «Хаятте» – не наша целевая. Наша – это 4-5% людей, которые действительно смогут оценить наш продукт.

 

Кьелл Нордстрем, шведский экономист, автор бестселлера «Бизнес в стиле фанк»:

 

 

— Мы стоим на пороге самой быстрой урбанизации в истории человечества. Если я скажу «мир», многие из вас подумают о двух сотнях стран. Через 25-30 лет у нас будет 600 городов, которые вместе составят около 80% мировой экономики. Это значит, что бизнес должен быть заточен на понимание этих городов больше, чем стран. Думайте категориями городов. Дюссельдорф, Амстердам, Варшава – бизнес именно там.

 

Мы живем в мире социальных сетей. Находясь в Киеве, мы знаем, что происходит в Токио, Лондоне, Копенгагене или любой другой точке мира. Это дает возможности для того, чтобы выводить бизнес за границы своей страны. Диджитал меняет все: политику, бизнес, образование. И это только начало.

 

Я поделюсь с вами рецептом зарабатывания денег. Чтобы заработать капитал, вам прежде всего нужно иметь идею. Как узнать, годится ли она для бизнеса? Задайте себе вопрос: смогу ли я стать временным монополистом? Если ответ «да», можете смело начинать. Почему компания Apple так успешна? Потому что люди, создававшие ее, хотели сделать совершенно уникальный продукт. Леди Гага – тоже монополия в индустрии развлечений. Да, есть полно других певиц ее возраста, но она – особенная. Ее манера одеваться и делать шоу – уникальна, а значит, она является той самой временной монополией. Не имеет значения, говорим мы о ресторанах, программном обеспечении или Леди Гаге – принцип везде одинаковый.

 

Андрей Федоров, основатель международной маркетинговой компании FEDORIV:

 

 

— Бизнес – это как творожный ряд на базаре. Сидит 15 бабушек, у всех примерно одинаковый ассортимент. Бабушка общается с покупателем через прилавок, олицетворяя в себе и производителя, и продавца. Так же с потребителем должен общаться и владелец крупного бизнеса. Если он начинает прятаться, у него тут же возникают проблемы. Представьте бабушку, которая на вопрос «Почему у вас мухи в твороге?» отвечает «Понимаете, сейчас коровами занимается моя невестка, а я ничего не знаю». Она никогда не скажет ничего подобного, потому что смотрит человеку в лицо.

 

Говорят, что в кризис люди ничего не покупают. В 2008-м году я понял, что это не так. Тогда все думали, как же будет вести себя потребитель после кризиса. Я был уверен, что он прозрел и больше не клюнет на бренды и поймет, что джинсы – это всего лишь джинсы. Но как только у людей появились деньги, они снова бросились в пучину потребления.

 

У потребителя замыливается глаз. Когда мы были закрыты в банке под названием СССР, то понятие дизайна было немножко видоизмененное. Мы покупали то, что было. Сейчас мы смотрим голливудские фильмы, а это очень влияет на восприятие. Особенно это касается молодого поколения. Дети 8-16 лет – самая циничная аудитория. У них невероятная чуйка на дерьмовый дизайн.

 

Бренд – это эмоция. Потребитель думает не головой, а сердцем. Если вы дадите людям чувство, они дадут вам много денег. Поэтому мы стараемся создавать бренды, у которых есть душа – они не просто повышают продажи, а меняют мир вокруг.


comments powered by Disqus