26 вересня 2014

Музыкальное агентство «Ухо»: «Украинским композиторам нужно выходить из подполья»

28 сентября сюрреалистичным концертом культового французского музыканта Гедалии Тазартеса стартует новый проект музыкального агентства «Ухо» – цикл из десяти концертов, а также лекций и мастер-классов под названием «Архитектура голоса». С сентября по май     на разных киевских площадках, включая Центральный ЗАГС, Научно-природоведческий музей и так называемый «Дом с летающей тарелкой» возле станции метро «Лыбедская», будут выступать известнейшие зарубежные и отечественные вокалисты. Среди них – наша Наталка Половинка, квартет флорентийцев «L’homme arme», итальянцы «La Dolce Maniera», датчане «Ars Nova Copenhagen» и немцы «Neue Vocalsolisten». В преддверии фестиваля мы пообщались с его организаторами – Сашей Андрусик и Женей Шимальским.

 

Фотографія: shutterstock.com

 

– Ребята, ваш новый проект кажется мне не просто неожиданным, а вообще идущим вразрез с нынешней ситуацией, как музыкальной, так и общеполитической. Привозить первоклассных музыкантов в то время, когда денег на культуру нет вообще; искать новые залы, хоть у нас даже акустически приличных старых нет как таковых; формировать цикл новой вокальной музыки при том, что в Киеве практически нет вокалистов, исполняющих эту самую музыку…

 

Саша: Да, объективная ситуация сейчас такова, что нам, наверное, стоило бы замолчать и какое-то время заниматься другими проектами. Это было бы куда бережливее.

Евгений Шимальский

 

Женя: Деятельность «Уха» – это поиск критических точек музыкального опыта, по аналогии с пуленепробиваемым стеклом, в котором всегда есть одна точка раскалывания, за стеклом – принципиально другая музыка и другой опыт. Вот и мы с Сашей ищем такие брейк-поинты в музыке. Это вовсе не означает, что мы как-то прогибаемся под аудиторию, но сказать, что точки входа в эту музыку для новых ушей нам не важны, было бы неправдой. Существует какой-то корпус музыкальных сочинений, прослушав которые, как нам кажется, слушатель или найдет свои точки входа, или воспользуется предложенными нами. Например, послушает одну из наших программ, а с нее сделает еще несколько скачков, направленных уже в другую сторону, нежели музыка, которую он обычно слушает без нас. Своего рода кратчайший путь. 

Когда вбиваешь ключевые слова в Google или Last.fm, получаешь облако того, что находится вокруг них, часто это то, чего ты прежде вообще не видел. Так вот, вокальный цикл – это тоже попытка создать такое облако.

– Когда вам пришла в голову его идея?

 

Саша: Мы начали говорить о нем прошлой осенью. Вначале речь шла о двухнедельном летнем фестивале, а потом мы подумали, что уже устали от фестивалей, а сам формат был продиктован логистикой и необходимостью искать деньги – их легче найти один раз на десять концертов, чем на каждый в отдельности.

 

– Да, но ведь фестивальный формат в вашем случае связан еще и с тем, что многие проекты «Уха» существовали в рамках других, более крупных фестивалей вроде Гогольфеста или «Книжного Арсенала».

Саша Андрусик

 

Саша: Да, но это вторичная, на самом деле, причина. Первичная – пакетный принцип, если у вас небольшое количество сотрудников, вы должны экономно распределять время. Сам же формат неблагодарный. Когда фестиваль новой музыки проходит в режиме один концерт в день в течение десяти дней, то на каких-то исполнителей собирается триста человек, а послушать других приходит не больше тридцати. Мы сами рады слушать эту музыку с любым количеством людей рядом, – для этого, собственно, все и начиналось, – и все же хотелось бы, чтобы концерты были соразмерны личности музыканта.

 

– Но формат большого фестиваля все-таки подразумевает, что к вам забредут люди, которые специально не пойдут на обычный фестиваль. Ведь это тоже плюс.

 

Саша: Плюс, конечно, но мы поняли, что своя аудитория у «Уха» уже сформировалась, довольно значительная. Просто ее ресурс в формате ежедневного марафона изнашивается гораздо быстрее, чем при единичных концертах. Кроме того, даже для части академической публики имена наших музыкантов мало говорят или не говорят ничего. «Ухо», в каком-то смысле, ледокол – абсолютное большинство всех, кого мы везем, выступают в Киеве впервые. А когда есть необходимость в течение одного-двух месяцев до фестиваля убедительно рассказать сразу о десяти людях, что-то все равно упускается. И это обидно, потому что тут есть масса людей, которым эта музыка важна, мы просто не успеваем всех их найти.

 

В нашем следующем проекте времени на разговор со слушателем будет куда больше. Логистика непростая, правда. «Архитектура голоса» потому так и называется, что это попытка каким-то образом встроить музыку в город – каждый концерт (в идеале) должен проходить в другом месте. Это может быть музей, бассейн, церковь или, скажем, автобусное депо.

 

– Были ли какие-нибудь совсем безумные идеи?

 

Саша: Да, вполне. К нам приезжает, например, итальянский коллектив La Dolce Maniera с новой программой, для которой все сколь-нибудь заметные итальянские композиторы написали по мадригалу. Программа очень красивая, в нее вплетается еще и Джезуальдо да Веноза. Все это интересно настолько, что лейбл Страдивариус собирается издавать запись киевского концерта. Мы попытались найти «итальянские» места в Киеве, в которых они могли бы выступить. Сначала думали об Андреевской церкви или еще чем-то барочном, потом вспомнили о кинотеатре «Флоренция» на Троещине.  Пара могла быть неожиданно красивой, но уверенности, что слушатели захотят ехать на Троещину, еще и в январе, нет. Плюс «итальянскость» в данном случае кроется только в имени. А с другой стороны, если есть необходимость собирать город из чего-то, почему бы не делать это вот так. 

В итоге решили, что мадригалы нужно петь в центральном ЗАГСе.

– Вокруг чего выстраивалась программа фестиваля?

 

Женя: Отталкивались мы от фигуры Мередит Монк. У нас возникла идея, которая и сейчас живет – сочетать пары украинских музыкантов и каких-то неукраинских знаменитостей. Одной такой парой были, например, Кронос-квартет и Марьяна Садовская. Другой должны были стать Наталия Половинка и Монк. Оказалось, что Половинка хорошо знает Монк – они познакомились в 90-е в США, Мередит даже звала Половинку работать к себе в коллектив, но у Наталки были другие планы и она вернулась домой. Потом они еще довольно тепло и долго общались. Имел место даже какой-то случай много лет спустя, когда на одном из фестивалей Монк посвятила свое выступление сидящей в зале Половинке.

 

Саша: Обо всем этом мы узнали случайно. Половинка выступала в нашей программе на Гогольфесте, мы тогда совсем еще не знали ее лично – знали только ее музыку. Опираясь на это знание, Женя объявляя ее, сказал, что на сцену выйдет украинский музыкант, которого можно сравнить с Ивой Биттовой или Мередит Монк. Я помню улыбку Наталки. Потом уже, когда мы стали с ней говорить, вдруг всплыла вся эта история – оказалось, что мы случайно ее нащупали. Ну вот мы захотели сделать такой проект, в котором участвовали бы они обе, а вокруг него построить вокальный цикл. Изначально он должен был называться «The Abyss» – вокальная бездна с намеком на аббатису.

 

– Меняет ли место саму звучащую материю?

 

Саша: Да. Вторая задача – расшевелить украинских вокалистов. Мы решили, что нужно и образовательный модуль сделать, раз уж столько людей приезжает.

 

– Это будут какие-то открытые лекции и воркшопы?

 

Саша: До конца программа еще не сформирована, но мы постараемся, чтобы она была максимально доступной, даже если у нее будет какой-то платный компонент. Мы думаем делать какие-то стипендии для вокалистов – чтобы знать наверняка, что те киевские исполнители, которые нас интересуют, попадут на мастер-классы. 

Среда должна каким-то образом меняться, нужно, чтобы здесь что-то оставалось после того, как приглашенные музыканты уезжают.

– А как в ваш цикл попала опера Бориса Филановского «Scompositio»? Все-таки, опера – это синтетический жанр, а ваш проект состоит из концертных исполнений.

 

Саша: Она, скорее всего, тоже в концертном исполнении прозвучит, сценографии будет минимум. Цикл очень разнообразен, в нем варьируются и составы (от сольных выступлений и небольших ансамблевых групп до смешанного хора), и пропорция голос/инструмент. Из всего цикла, за исключением, может быть, концерта Тазартеса, именно в опере эта пропорция максимально уходит в сторону инструмента. Кроме того, Филановского мы хотели на «Книжный Арсенал» еще весной привезти, но не вышло. Было ужасно жаль, потому что вокруг него строилась вся программа – цикл о безумии, который не случился…

 

Женя: Ничего, безумие в стране случилось все равно… Так что мы не почувствовали в нем недостатка…

 

Саша: Не почувствовали. «Scompositio» – это опера о сумасшествии, вдохновленная письмами Эммы Хаук. Жила-была некая пациентка немецкой психиатрической клиники в начале XX века, которую с диагнозом «шизофрения» заперли в лечебнице, отрезав от двоих детей и мужа. Мужу она писала письма – так плотно записывала листы тысячу раз повторенным «милый, приди», что текст больше походил на картинку. Писем этих были десятки, мужу их не отправляли – нашли их уже после ее смерти, со временем передали в музей. История поразительная, впервые мы о ней пару лет назад услышали.

 

Что касается произведения Филановского, то это моноопера, и вокальную партию в ней поет Наталья Пшеничникова. Никакого особенного текста в ней нет, но есть очень интересная идея композитора – состояние раздвоенного сознания передается через раздвоение звука. В уши певицы вставлены бинауральные микрофоны, звук с них проецируется в зал, и мы то слышим оркестр и певицу «объективно» своими ушами, то ушами певицы. Иногда эти звуковые картины накладываются.

 

– Большинство концертов «Архитектуры голоса» – это исполнительские проекты …

 

Саша: По сути, да. У нас только два композиторских проекта – этот и проект с музыкой Виктории Полевой. Ну и, условно, композиторский – Тазартес, потому что он автор композиций, которые будет исполнять.

 

– А вообще, доля украинских композиторов у вас…

 

Саша: …невелика

 

– Получается, это Виктория Полевая, Наталия Половинка и руководитель ансамбля Alter Ratio Ольга Приходько, которая будет с хорами…

 

Саша: …шествовать куда-то.

 

– А как вы это себе, на самом деле, представляете? Хоровое шествие посреди шумного города?

 

Саша: Есть даже совершенно конкретная отсылка – я как-то видела запись такого шествия с одного фестиваля новой музыки. Представь: по спальному району города идет хоровая процессия, поют тексты Введенского. Механика религиозного шествия сохранятся, а наполнение радикально отлично. Хотелось что-то похожее сделать.

Еще один момент – новая музыка в Киеве всегда исполняется в каких-то крохотных залах, а тут она хотя бы на время сможет стать чем-то другим, площадным.

Понятно, что в музыкальном плане она при этом потеряет – шум, большое количество участников, не всегда перерастающее в качество и т.д. Но у площади, процессии есть и дополнительная магия.

 

– С какого зала вы собираетесь стартовать?

 

Саша: Первый концерт будет проходить в «Арсенале». Никакой дополнительной метафоры у этого нет помимо того, что для нас это важное помещение – мы в нем больше 20 концертов сделали. А выходить на прогулку логично из дому.

 

– У вас есть какая-то ближайшая цель этого странствия?

 

Саша: У нас на ходу возникает столько потенциальных дополнительных концертов, что я уже спрашиваю себя, как закончить его в мае.

 

– Но параллельно вы ведь можете заниматься еще какими-то проектами, да?

 

Саша: Да, мы еще один цикл готовим, общеобразовательный. Он стартует в конце октября и состоит из восьми-девяти концертов, посвященных музыке украинских композиторов.

 

– Вы хотите делать ретроспективу?

 

Саша: Это ретроспектива, но, чтобы дополнительно ее разнообразить, мы решили делать все концерты сдвоенными. Каждый автор должен выбрать какого-то неукраинского композитора, чьи произведения будут исполняться в рамках того же концерта.

 

– А какой принцип отбора? Это должны быть партитуры, которые ему близки?

 

Саша: Или наоборот… Это может быть контраст, дополнение или просто что-то близкое музыкально. В основном, композиторы придумывают в пару единомышленников, но бывает по-разному. Все это будет происходить в отеле Fairmont, в котором у нас было несколько концертов, и в котором есть достаточно большой зал. Билеты не будут дорогими – хотелось бы чтобы эту музыку услышала сколько-то широкая публика. Украинским композиторам нужно выходить из подполья. 


comments powered by Disqus