29 грудня 2014

Остановите человечество, я сойду: Худсовет о новой выставке и социально-критическом искусстве

Сегодня в столичном арт-центре Closer заканчивается фундаментальная выставка о человеке и человечестве под кураторством Худсовета объединения молодых дизайнеров, художников, архитекторов, активистов и публицистов. Художники и члены Худсовета Никита Кадан, Анна Звягинцева, Лариса Венедиктова и Лада Наконечная рассказали Platfor.ma, какие вопросы поднимаются на «Референдуме по выходу из состава человечества», что ищет социально-критическое искусство и как искусство создает пародию само на себя.

 

 

Мы живем в абсолютно новом для нас периоде, когда ранее актуальные вопросы теряют свое значение. Мы думаем о том, как справиться с кризисом, как жить дальше, как провести люстрацию и что делать с войной. Мы можем бесконечно критиковать политиков и ссылаться не покрытую мраком экономику, создавая шум только из верхушек деревьев и не заглядывая в зарытый под землю корень. Наше мышление отображает страх посмотреть внутрь себя и задать вопрос: разве причина в ком-то другом? Ведь не орки и эльфы создали то, что мы сейчас имеем. Это сделало человечество. А человечество это ведь я?

 

«Под «человечеством» имеется в виду совокупность всех людей, населяющих мир и считающих себя его центром. Человечество – это феномен, который, присваивая себе господство над миром, непрестанно на него жалуется, – борется за свободу, запихивая себя в рамки разнообразнейших ограничений, – согласен сколько угодно страдать, лишь бы не страдать».

Отрывок из кураторского текста Худсовета.

 

Сложно говорить, выражает ли искусство еще что-то, кроме себя самого. Ведь оно как психотерапия осмысленно рассказывает тебе о реалиях, которые ты вроде и так знаешь, или задает правильные вопросы. Когда я пришла на выставку «Референдум по выходу из состава человечества», сложилось впечатление, что я попала к психологу. Ведь оно было готово слушать меня, а не рассказывать, как мне жить. Искусство говорило со мной, а я мысленно ему отвечала. Ведь действительно пора посмотреть вниз, на фундамент, на котором мы стоим, посмотреть на человечество. Или на его отсутствие.

 

«Референдум по выходу из состава человечества», созданный под кураторством Худсовета  это, не побоюсь слова, первое художественное событие в новой украинской ситуации, которое не говорит о том, что у нас новая украинская ситуация. Оно задает вопросы, касающиеся основ, из которых эта ситуация (а также и многие другие) вытекает.

 

«Произошёл слом всех и всяческих представлений о гуманности, человечности и цивилизованности человека. Утрата иллюзий – болезненный, но неотвратимый процесс – требует переосмысления вопроса о человеке и о «гуманизме», его, собственно, следует поставить заново как таковой».

Отрывок из кураторского текста Худсовета.

 

Никита Кадан

 

«Нет, мы не пытаемся на что-либо обратить внимание людей. Мы сами обратили внимание на эту тему и исследуем её. Я разделяю искусство, которое посвящено поиску истины, и искусство, которое занимается передачей в мир готовой истины, её пропагандой или рекламой. Наше искусство – первого типа. Эта выставка в работе Худсовета мне кажется чем-то базовым. Мы не раз обращались к отдельным частным аспектам, делая тематические выставки, как "Судебный эксперимент", "Трудовая выставка", – а здесь это попытка вскопать мировоззренческие основы. Эта выставка – фундамент, на котором мы стоим, или, возможно, его наконец видимое отсутствие».

 

Лариса Венедиктова

 

«Я думаю, что задача выставки – переформулировать вопрос. Совершенно необходимы новые вопросы, другая онтология, когда основания, на которых человечество пыталось себя устроить, перестали быть таковыми». 

 

За последний год все мы практически профессионально научились критиковать происходящие события, политику и общество. Мы стали частью того, что когда-то всех нас так пугало, когда голоса художников затрагивали темы, о которых нам было даже страшно думать. И которые становятся актуальными сейчас, каким-то образом делая из социально-критического искусства нечто популярное.

 

Худсовет лица современного социокритического искусства, которые больше десятилетия разрабатывали эту категорию. А на самой выставке представлены работы из разного времени, некоторым из них даже больше 20 лет. Но ведь настоящая актуальность это то, что опережает свое время?

 

Никита Кадан

 

«Естественно, эта выставка делается в новой украинской ситуации. Большая часть художников нашей группы занималась социальной критикой, особенно в период между двумя майданами. Когда общественная апатия, депрессия, неверие в свою способность что-то изменить достигли пика, тогда индивидуальный голос, голос художника, который говорил о социальных проблемах, словно замещал анонимные голоса многих.

 

Критическое искусство первый импульс получило именно от массового движения, но окончательно сформировалось во время его спада. Оно говорило как бы "вместо". Сейчас же общество изменилось, появилось движение самоорганизовавшихся людей. Я вижу большое количество искусства, которое пытается пристегнуть себя к этому мощному социальному паровозу и просто иллюстрировать, повторять вещи, о которых люди и так договорились. Много искусства, которое за все хорошое и против всего плохого, и в принципе ничего не добавляет к новому общественному консенсусу. Такое себе художественное поддакивание.

 

Критическое искусство – то, которое мне интересно – ищет некий "дополнительный элемент", ставящий под вопрос общественный договор. Гражданская ангажированность была таким элементом в период апатии. Но сейчас мы находимся в поиске нового дополнительного элемента».

  • Фотографія: facebook.com/cultprostir.ua
  • Фотографія: facebook.com/cultprostir.ua
  • Фотографія: facebook.com/cultprostir.ua
  • Фотографія: facebook.com/cultprostir.ua
  • Фотографія: facebook.com/cultprostir.ua
  • Фотографія: facebook.com/cultprostir.ua
  • Фотографія: facebook.com/cultprostir.ua
  • Фотографія: facebook.com/cultprostir.ua
 

Выставка действительно отличается идеей. Не тематической установкой, а глубокой идеей, в которой художники не пытаются исполнять роль божества, отвечая на все вопросы человечества. Все работы связаны какими-то гуманистическими принципами или их отсутствием, и это делает каждую из них полноценной, а все их вместе настоящим спектаклем человечества. Видеоработы о физическом влиянии, о воплощении агрессии страны в человеческом образе, о нежелании воспринимать «не таких, как все» людей и роли человека в черной цепочке нефтяного бизнеса. Рисунки о Майдане и о том, как человек реагирует на разного рода катастрофы. Плакаты с аллегорической историей под названием «Танцуй-танцуй, иначе нам кранты». Фотоработы на московском кладбище с кроликом и другое, что связано одним словом человечество.

 

После украинских событий общество начало оживать, культурная жизнь продолжает шевелиться, но развивается ли искусство? Много ли художников, способных создавать не слегка покрытые нафталином «100 стихов о Майдане», а что-то фундаментально актуальное? Не только для нас, а для человечества в принципе.

 

Никита Кадан

 

«Люди, которые делают что-то близкое нам, – это крошечная часть украинской художественной сцены. Есть много «промежуточного» искусства – среднего между "Союзом художников" и условно актуальным искусством или желающим называть себя актуальным. Но грань настоящей актуальности переместилась в сторону вещей, еще не приобретших окончательную готовую для тиражирования форму, в место, где заканчиваются простые определения.

 

Недавно я видел репортаж о выставке, в которой были представлены различные художники, и это совершенно неуместно называлось выставкой "социально-критического искусства". Эту категорию мы утверждали десять лет в украинском искусстве, и она многим была совершенно непонятной, немалая часть худсреды была к ней откровенно враждебна. Социальная критика нарушала удобное пространство, приводила сцену в движение и заставляла меняться. Теперь эта категория пошла в широкое употребление, и я не вижу смысла этому сопротивляться. Ведь когда история уже написана, возникают пересказы, перепевы, попытки приукрасить. На краях большого художественного направления возникает его собственный китч, сувенирная хрень.

 

Сейчас политически ангажированное искусство в Украине начинает производить и китч тоже. Это значит, что оно состоялось как явление, а на его краях возникло то, что Дмитрий Александрович Пригов называл "культурным промыслом". Искусство остается искусством, когда переосмысливает свои основания, остается саморефлексивным. А культурный промысел - это когда автор знает, как изготавливать определенную художественную продукцию и делает это по рецепту. Смысл в рецепте был, он воплотился в форме, а потом куда-то ушел. Остались те, кто тупо воспроизводит форму. Я вижу много матрешечной продукции на поле условно "политически ангажированного" искусства и не испытываю к этому интереса».

 

«Референдум по выходу из состава человечества» взывает к дискуссии о том, существует ли человечество вообще. «Возможно, более не существует единообразного мира, где все живые существа иерархически упорядочены?» достаточно задуматься, чтобы почувствовать себя в клетке. Ведь каждый из нас бежит в колесе, только хомячок в этом случае это все человечество. И тут ты думаешь: мне нельзя останавливаться, нужно бежать, ведь если я остановлюсь, остановится и колесо, все зависит от меня.  Или же наоборот я пойду поспать, пока все бегут, ничего ведь не случится, правда?

 

Во всем этом колесе художник находится в особом месте. Если не находится, он его ищет. Он часть человечества и вне его одновременно. И может позволить себе сказать: «Чтобы быть человечным, человек должен познавать себя как не-человека».

 

Анна Звягинцева

 

«Художник – это не тот, кто стоит отдельно и смотрит на человечество извне. Он находится в нём. В то же время он производит новые точки зрения, нарушает границу между "внутри" и "снаружи", создает способы видеть».

 

 

Лада Наконечная

 

«Мне в последнее время нравится понятие "чрезвычайное положение", это то, с чем человек должен жить. Когда нет предзаданного согласия во всём, когда законы не воспринимаются как единоверные, когда они ставятся под вопрос и их принятие или отвержение – дело ежеминутного размышления и ощущения. Все на самом деле строится в каждый момент нашего существования. Все зависит от того, как выстроены потоки сил, положения тел».

 

Лариса Венедиктова

 

«Логос – миром правит молния».

 

Анна Звягинцева

 

«Скорее надо думать не о том, чтобы все вернулось в человечность, а об уходе в худшее. Мысль не о прекрасном, а скорее наоборот. На место цели или идеала следует поставить возможность, просто открытую потенциальность».

 

Никита Кадан

 

«Сказать: "Я не завишу, от меня не зависит" – это слишком легко. На нас напали – мы защищаемся, у нас президент тиран – мы его снимаем, мы живем на постсоветской орбите – мы с нее убегаем и переходим, например, на орбиту европейскую. Это может произойти вследствие решения каждого, а может и накрыть как гроза, как буря, как что-то не выбранное тобой.  В момент достаточно массовой поддержки договора он может быть заявлен как всеобщий. Поиск, который интересует меня – это поиск собственных артикулированных строгих оснований вхождения или невхождения в какой-то договор. Чтобы я решал, куда мне двигаться и что предпринимать».

 

Лариса Венедиктова

 

«Это скорее какие-то специальные специфические основания, данные только тебе. Общее может появиться, если каждый участник договора специфичен со своими основаниями».


Никита Кадан

 

«Речь о нахождении своей основы и принятии собственных решений. Ты не находишься в точке, с которой просто наблюдаешь, ты включен в процесс. В то же время ты ищешь общую картину, место, с которого она видна.  Смотришь изнутри и извне. Это художественная задача – найти точку, из которой можно рассматривать происходящее, даже когда земля уходит из-под ног».


comments powered by Disqus