13 січня 2016

Пограничное состояние: в Киеве идет грузинская выставка об оккупации

Ния Мгалоблишвили – художница и дизайнер из Тбилиси, соосновательница дизайнерской студии Designbureau. В 2015 году она стала куратором павильона Грузии на Венецианской биеннале современного искусства. Инсталляция «Ползучая граница/ Crawling Border» повествовала о ситуации в Грузии, где спустя 7 лет после конфликта в Абхазии и Южной Осетии граница между оккупированными территориями и Грузией продолжает двигаться. Фонд Изоляция привез эту экспозицию в Киев, где выставка будет открыта до 20 января. Platfor.ma поговорила с Нией о главных посланиях инсталляции.

 

Фотографія: Александр Пархоменко

– Выставка «Ползучая граница» затрагивает геополитические проблемы – она посвящена фактической оккупации части грузинских территорий Российской Федерацией, которая не только не прекращается, но и плавно продвигается вглубь страны. Тема масштабная, но ваша инсталляция наоборот довольно камерная и замкнутая. Какого эффекта вы стремились этим достичь?     

 

 

Главное послание нашего проекта – это голос, голос людей с «оторванной» территории Абхазии и Южной Осетии, который по-прежнему остаётся неуслышанным. Поскольку проект был создан для Венецианской биеннале, нашей главной задачей было создать дисгармонию между выставкой и окружающей европейской средой: «Ползучая граница» – это своеобразная интервенция, вносящая дискомфорт в уравновешенную и прописанную по пунктам жизнь европейцев (об украинской интервенции в российский павильон на биеннале можно почитать здесь. – Platfor.ma). Наша тотальная инсталляция призвана вызывать у посетителей ощущение неуютности, даже клаустрофобии, ведь Грузия – маленькая страна, а нынешняя ситуация с границами сокращает нашу территорию ещё сильнее, оставляя сотни людей без дома. Мы хотим поставить посетителей выставки на место этих людей, дать им ощутить эту беспомощность и неопределённость.

 

– Первое, что видит посетитель, – это зеркала, преломляющие чёрно-белое фотопанно, на котором запечатлена длинная изгородь на фоне гор. Это и есть та самая ползучая граница?

 

Да, это забор на границе с Южной Осетией, неподалёку от деревни Двани, который ежегодно передвигается на несколько метров в сторону Грузии. Фотоработу выполнили Димитри Чикваидзе и Иракли Блуишвили. Изначально мы собирались создать фотоколлаж из разных оккупированных зон в Грузии, но Димитри и Иракли предложили остановиться на одном месте и показать непрерывную линию изгороди, уходящую вдаль, – более метафоричный, универсальный и вненациональный образ.     

 

– Среди участников выставки американец Джо Сабия. Связано ли его участие в проекте с этим стремлением не замыкаться на сугубо грузинском опыте?

 

Безусловно. Мы хотели, чтобы кто-то показал, как наша проблема выглядит извне. Для этого мы подключили к работе Джо, который живёт и работает в США и никогда не бывал в Грузии. Он сотрудничал с нами из Нью-Йорка и создал видео и звук для отделения инсталляции под названием Information hole.

 

– Эта «информационная дыра» – или «нора» – приводит нас в центральную часть инсталляции – «Кунсткамеру», состоящую из трёхлитровых банок с фотографиями людей с оккупированных территорий. Пустые стеклянные банки создают ощущение хрупкости и незащищённости, которое только усиливается от звуков разбивающегося стекла, доносящихся из следующего помещения. Что, по-вашему, ожидает этих людей?

 

Для нас эти банки ассоциируются прежде всего с советским прошлым и состоянием законсервированности – все мы прекрасно помним зимнюю консервацию всевозможных солений, компотов и варений в таких банках. Дети с оккупированных территорий, живущие в приютах и лагерях беженцев, оказались как бы законсервированы, они застряли в этом вакууме, в котором ничего не происходит и их ничего не ждёт. Потому дребезг разбивающегося стекла символизирует надежду на их освобождение, очищение.



  • Фотографія: Дима Сергеев
  • Фотографія: Дима Сергеев
  • Фотографія: Александр Пархоменко
  • Фотографія: Дима Сергеев
  • Фотографія: Александр Пархоменко
  • Фотографія: Дима Сергеев

– Из коридора мы попадаем в последнюю секцию инсталляции, где в несколько рядов расположены унитазы. К унитазам подключены наушники, в которых можно услышать голоса, нашёптывающие что-то по-грузински. Вы можете рассказать о смысле этих объектов?

 

Одними из самых вопиющих и растиражированных в Грузии кадров во время конфликта 2008 года были съёмки российских солдат, вывозящих с захваченных территорий самую дешёвую домашнюю утварь, в том числе унитазы. Так что в инсталляции унитазы символизируют в первую очередь варварство захватчиков – но не только. В наушниках слышны тексты писем тех самых детей из приюта, которые начитали мы сами, и размещая наушники в унитазах, мы показываем, что хотим избавиться от этого прошлого. Унитаз – это также символ очищения, избавления.

 

– В этой же комнате на стену проецируется зацикленное видео дороги, по которой едут военные грузовики. Куда ведёт эта дорога в конце выставки?

 

Это дорога по направлению к Двани – деревне, с которой начинается инсталляция. Таким образом мы хотели показать, что проблема не заканчивается после того, как посетитель покидает выставку – она постоянно возвращается и требует какого-то решения.    

 

– Говоря о решении, как вы считаете, удалось ли вам достичь желаемого результата этим проектом?

 

Я не была уверена, что наша выставка даст какие-либо результаты, но продолжение проекта в Киеве – уже огромный результат!

 

Фотографія: Анатолий Дидык

– А как была воспринята «Ползучая граница» в Венеции? 

 

Наша инсталляция оказывала своё влияние на многих посетителей, кого-то даже доводила до слёз, многих заставляла задавать вопросы, а что, а как, а почему… Несколько журналов внесли нас в списки самых интересных проектов на биеннале. На самом деле, я думаю, нам удалось заставить людей задуматься о нашей проблеме.

 

– По вашему мнению, каково будущее непризнанных республик? Возможно ли когда-либо их возвращение в состав Грузии? Возможно ли примирение в принципе?

 

Думаю, всё возможно, главное – воля. Я идеалистка и хотела бы видеть будущее без границ. Наше реальное и виртуальное будущее должно способствовать сближению человечества. Так или иначе, все мы, в какой бы стране ни жили, развиваемся и находимся в поиске положительных эмоций, доброты и любви.

 

– Задам, пожалуй, наиболее очевидный вопрос, который интересует многих украинцев: учитывая параллели между грузинским сценарием 2008 года и последними украинскими событиями, какие выводы могут сделать для себя украинцы, глядя на опыт Грузии? 

 

В обоих случаях нас подводит наше геополитическое расположение, с которым, увы, ничего не поделаешь. Я не политолог, но думаю, что у Украины всё-таки больше потенциала, чем у Грузии.


comments powered by Disqus