26 липня 2016

Pokemon Gorod: как погоня за монстрами меняет восприятие места жизни

Игра Pokemon Go стала сверхсенсацией, за считанные дни покорив весь мир. Андрей Онищенко размышляет для Platfor.ma о том, что это уникальный пример того, как виртуальное развлечение позволяет наконец обратить внимание на город, который раньше не замечал.

 

 

  

С запуска игры Pokemon Go прошло совсем немного времени, но только ленивый уже не слышал о ней или даже не играл. Количество статей и обзоров на неё превышает количество публикаций о трагедиях и катаклизмах, потрясших мир в последнее время. Ну и, конечно же, взгляды на Pokemon Go расходятся — одни видят в этой игре занимательную версию виртуальной реальности, которую мы ждем уже десятки лет; другие же подозревают чуть ли не нечистые силы или происки спецслужб. Кто прав? Не собираясь выбирать сторону первых или вторых, мы рассмотрим другой вопрос, более интересный: как Pokemon Go меняет наше восприятие города?

 

Для каждого, кто играл в Pokemon Go или читал описание игры ясно, что за виртуальной игрой стоит реальный город, и только путём долгих (и, кстати, занимательных) прогулок игрок может добиться успеха. Но не все знают, каким образом устроены локации игры. Речь идет о «покестопах» и залах. В первых можно получить «покеболы», необходимые для ловли покемонов, а в других происходят соревнования между командами. Эти важные точки разбросаны на карте города и привязаны к всевозможным ключевым местам определенной территории. Чаще всего это музеи, памятники или просто здания, привлекающие внимание: почта, бювет и тому подобное. Особенно много таких мест в центре города. В самой же игре эти места обозначаются соответственно игровой реальности, но всегда есть привязка к реальному объекту с помощью названия локации и её фотографии.

 

 

С центром все просто и понятно. Но всё меняется, когда вы начинаете играть в спальном районе. Здесь уже не обойтись одними памятниками и почтовыми отделениями, ведь их не так уж и много. На смену им приходят новые, более «приземленные» места, такие как, скажем, жираф на детской площадке, одинокий грибок, зловещий ларёк, неудачное граффити и другие необычные локации. Особенно атмосферной для вас будет игра в спальных районах Львова, где покеболы раздают статуи Девы Марии и кресты (на ум тут же приходит словосочетание — play and pray), которых там невероятно много.

 

Многие задаются вопросом: откуда же появились все эти локации, если игра официально вышла только в трех странах? Ответ на него прозаичен. В далеком 2012 году компания Niantic Lab (которая и выпустила Pokemon Go) дала жизнь другой игре c дополненной реальностью — Ingress. В ней тоже присутствовала карта реального мира. Суть заключалась в том, что две команды соперничают за порталы, которые появились после неудачного эксперимента и являются источниками нового вида энергии. Так вот, именно для этой игры и создавалась карта с конкретными обозначениями локаций порталов, которая стала основой для карты в Pokemon Go. Дело в том, что разработчики понимали, что недостаточно будет таких игровых центров, как памятники и музеи, и позволили игрокам самостоятельно предлагать локации для порталов. Эти места должны были быть дополненными фотографией и названием. Так и появились в нашем мире покемонов граффити и грибки, которые раздают покеболы.

 

 

Ну а теперь давайте разберемся, к чему здесь город, и как игра может повлиять на изменение его видения. Каждый раз, когда мы гуляем по городу, нам довольно сложно отвлекаться от общей его картины на отдельные детали, из которых состоит место. Для этого нам необходимо так называемое «отвлеченное» восприятие. Достичь его можно многими путями, но наиболее подходящим по ритмике игры будет способ обращения к фланеру.

 

Фланер — французское слово, обозначающие тип городской прогулки. Это отстранение от толпы, выход за её границы как возможность праздного наблюдения за нею. Именно такое значение фланеру придал философ Вальтер Беньямин.

 

Теперь вернемся к игре. Локации, которые обозначены покестопами и залами в Pokemon Go, чаще всего и вовсе не впадают в поле зрения пешехода. Особенно это касается вышеописанных спальных районов. И именно игровой процесс помогает им попасть в зону нашего внимания. Игра как бы демократизирует пространство, которое часто просто закрыто ментально для обычного прохожего. Мы получаем смысловую нагрузку от фотографии и названия, которое дается локации в игре, и выделяет её на фоне всех остальных. Мы также получаем и чувственный опыт от нее посредством выискивания и удивления от её существования. В конце концов, происходит культивирование ранее незаметных объектов.

 

 

Как заядлый игрок, я могу только попытаться рассказать, как много всего нового открыл для себя о городе и о местах, в которых до этого бывал каждый день. Сейчас многие пытаются говорить об игре со стороны города: в каком районе лучше играть, где попадаются более редкие покемоны и так далее. Но я предлагаю вам взглянуть на все это с другой стороны: как виртуальные персонажи помогают нам иначе смотреть на реальный город. Да и на его людей: только за последние пару дней я совершил пару приятных знакомств, гоняясь за покемонами по местам, на которые раньше не обращал внимания.

 

И в целом это больше не похоже на школьную экскурсию: «Справа вы видите то-то, а слева — то-то». Pokemon Go рождает новый тип образовательной программы: гуляй и играй. Вполне возможно, что в будущем многие музеи и другие культурные места возьмут на вооружение такой способ подачи информации. Тогда им удастся перевоплотится из «кладбища объектов» в новый тип просветительских институтов. Таким образом, мы получаем новый тип фланера как прогулки в виде квеста, но при этом посредством нашей дополненной действительности открывается возможность исследования новых мест. И такое исследование происходит путем отстранённого их восприятия. Ведь город — это и есть совокупность подобных мест, разбросанных не только по его географии, но и по истории. Лишь отстраненным рассмотрением мы способны постичь этот великий конструктор по его деталям. Именно в этом и помогает нам игра Pokemon Go.

 

Напоследок стоит добавить, что фланер, сливаясь с игровым процессом, превращается в интересный тип спектакля в не-театральном пространстве (то, что на английском называется site-specific theatre). Благодаря ему мы получаем некий променадный-театр, который формирует абсолютно новый культурно-исторический спектр знаний о городе. Остается надеяться, что игра не так скоро исчерпает себя, как её популярные предшественники, и будет дальше помогать изменить наш привычный образ города, внося в сознание всё новые и новые способы его изучения.

 

Зображення: giphy.com


comments powered by Disqus