6 травня 2015

Психолог Павел Лушин: «Кризис – это переход на новый уровень и для человека, и для общества»

Сейчас в Украине нелегкие времена, когда психологическая помощь может, к сожалению, понадобиться очень многим. Павел Владимирович Лушин – доктор психологических наук, профессор, практикующий психолог, автор метода экофасилитации, в основу которого легла оригинальная теория личностного изменения. Автор книги «Гибридная жизнь: как выживать, когда всё привычное рушится».Специально для Platfor.ma рассказал о том, что общего между подростковым периодом и государственном кризисом, а также как самые тяжелые обстоятельства можно превратить в новые возможности.

 

Фотографія: facebook.com/pavel.lushyn

Ситуацию, в которой сейчас оказались многие люди в нашей стране, я называю переходным периодом. Что для него характерно? Во-первых, переживание ситуации неопределенности. Это ощущение, 
когда из пункта «А» вроде выехали, но как двигаться в пункт «Б» – непонятно. Однако движение вперед все-таки необратимо происходит. Кажется, что система пошла вразнос. Человек входит в состояние так называемой «гибридной жизни»: один парадокс сталкивается с другим, старые понятия о мире наслаиваются на новую реальность. Психика переходит на режим реагирования «здесь и сейчас», так как строить какие-то долгосрочные планы затруднительно. 
Как показывает моя практика, жизнь в принципе крайне редко позволяет нам такую роскошь, как предсказуемое будущее. Даже при обстановке, кажущейся стабильной, мы почти никогда не приходим к точке, которую наметили изначально. Как правило, мы получаем значительно больше, чем рассчитывали.
Но в переходный период ощущение хаоса обостряется многократно и выходит на первый план.


 

В этих обстоятельствах возникает психологический барьер, который связан с так называемой «стигматизирующей помощью».
 Посмотрите, как мы обычно относимся к людям, пережившим травматические события.
К тем же бойцам АТО, например: «Ты, конечно, молодец, герой, только немного ненормальный, мы тебя немного поправим, а потом станешь как все и все будет ок...»
 Такая риторика встречается даже у некоторых психологов. Но не зря я настаиваю на том, что человека, который обращается за помощью к специалисту, не следует спешить называть «пациент».
 Даже такое сложное состояние как посттравматическое – это скорее норма, чем патология.

Человек, которого назвали героем, заслуживает геройского к себе отношения.

Если он приходит с войны и хочет начать новую жизнь, его ситуация ничем не отличается от любой другой, характерной для переходного периода, будь то смена места жительства или перемена семейного статуса, борьба с серьезной болезнью или потерей любимого.  Но многие специалисты, сталкиваясь со сложным случаем, зачастую теряются и начинают человека «лечить», относиться к нему как к ненормальному.

 

Мой многолетний опыт доказывает: в нашей психике уже есть все необходимые ресурсы для исцеления. В сложной ситуации человек сразу же ищет выход, спонтанно, интуитивно. Каждый реагирует по-своему: кто-то замыкается в себе, другой, наоборот, идёт в толпу, иногда даже алкоголь становится своеобразной терапией. Мы привыкли рассматривать человеческую природу как несовершенную. Классическая психология строится на том, что личность, страдающая от тех или иных проблем, испытывает в чём-то недостаток.

 

Экофасилитация – метод психологической помощи, который связан с моими научными и практическими разработками, предлагает другой подход. 
Его суть в переходе от дефицитного мышления к профицитному. Иными словами,
прежде чем искать, что человек делает не так или чего ему не хватает, давайте лучше зададим вопрос: как он справлялся с ситуацией до этого момента? Что ему помогает справляться с неурядицами прямо сейчас? Какие ресурсы есть, чтобы успешно выйти из кризиса?
 Допустим, боец, вернувшийся из зоны АТО. Да, имела место травматическая ситуация, человек реагирует на окружающий мир сложно. Но он ведь выжил? Как ему это удалось? Есть в его опыте нечто такое, чем он может гордиться?

 

Я много работал с наркозависимыми. Даже в их случае опыт показывает: ситуация далеко не такая пессимистическая. Это не означает, что такие люди полностью излечиваются – многие борются с зависимостью всю жизнь. Тем ни менее, при успешном переходе к трезвости
в человеке раскрываются возможности, о которых он и сам не подозревал. Качество жизни улучшается многократно. Вы посмотрите, как наркоман выживает. В особо тяжелых ситуациях ему нужна доза утром и вечером, а работы нет. Приходится крутиться, проявлять недюжинную сообразительность. А если эту энергию и на благие цели?



Люди научились не только воевать, но и помогать друг другу.
Фотографія: Василь Мамелін
 

Поймите меня правильно. Во-первых, я не утверждаю, что наркомания или алкоголизм – это хорошо. Это теневая часть нашей жизни. Я говорю о том, что даже в психологии химически зависимых людей кроется ресурс, который можно превратить в новую возможность.
 Во-вторых, никто не собирается отрицать такие вещи как психиатрия или психотерапия. Там, где имеет место клиническая картина, безусловно, необходимы более радикальные и даже медикаментозные подходы.
 В-третьих, это не призыв: «Давайте ничего не делать с человеком, пережившим травму, пусть сам себя спасёт. Например, алкоголем».
 Для того и нужен психолог, чтобы сопровождать клиента в поиске успешного выхода из кризисной ситуации. Особенно когда клиент искренне желает лучшей жизни.

 

Трудности и внешнее давление – это тоже ресурс для развития.
 Посмотрите на поведение подростка. Он бунтует, требует игры по своим правилам и правила эти не всегда для него полезны. Как на это обычно реагируют родители? Оказывают сопротивление. Возникает необходимый баланс. С одной стороны – стремление к свободе, с другой – естественные ограничения со стороны родителей и общества.
 В такой ситуации подросток учиться преодолевать препятствия. А для того, чтобы завершить его успешный переход во взрослую жизнь, хорошо бы еще подкрепить это родительской позицией: «Если ты такой умный, попробуй освоить то, во что ты веришь. Возьми на себя ответственность за свою свободу и посмотри к чему она приводит».
 Подростковый период – это естественный процесс, который предлагает нам природа, чтобы, с одной стороны, «ударить по голове», а с другой – сделать так, чтобы голова эта заработала.

 

Каждый кризис – переход на новый уровень как для человека, так и для общества в целом. Для истории характерна цикличность.

Серьезные потрясения всегда происходят после передышки. Посмотрите на революцию 2004-го года – она случилась пусть после небольшого, но периода стабилизации. Второй Майдан мы пережили, когда начали ставить вопросы не о выживании, но о повышении качества жизни.
Нужно ли стремиться уйти от этого чередования прогресса-застоя-прогресса?
На мой взгляд, мало того, что не нужно – это невозможно. Просто давайте помнить, что каждый такой переход всегда несет новые возможности.

 

Например, наша сегодняшняя ситуация. Всего за полгода у нас появилась дееспособная армия, которая раньше просто разваливалась. Люди научились не только воевать, но и помогать друг другу. Когда еще в истории нашей страны существовало такое сильное волонтерское движение?
 Есть такое понятие, как посттравматический рост и я его многократно наблюдал на практике. 
Наша психика в любой ситуации естественным образом и, я бы сказал, неизбежно, способна сделать переход – от самого тяжелого травматического опыта ко всему спектру переживаний, вплоть до расцвета собственных возможностей и счастья. Это касается не только человека, но и всего общества в целом.
Главное помнить: любой кризис – это не столько недостаток ресурсов, сколько богатство возможностей. И у нас есть всё необходимое, чтобы ими воспользоваться.
  





   




comments powered by Disqus