5 травня 2015

От Чернобыля к Данте: фестиваль плакатов, которые меняют общество

На днях в Харькове завершилась IX международная триеннале экологического плаката «4-ый блок» – самый старый и крупный дизайнерский фестиваль в Украине. В этом году в рамках основных экспозиций свои работы представили около 400 дизайнеров из 42 стран мира. Две недели город жил выставками, лекциями и знакомствами с именитыми дизайнерами и графиками. Platfor.ma пообщалась с людьми, благодаря которым мероприятие успешно проходит уже 24-ый год: президентом триеннале, профессором Харьковской государственной академии дизайна и искусств Олегом Векленко, основателем дизайн-студии «GRAFPROM», концепт-дизайнером «Fedoriv.com» Марией Норазян и Дарии Титаренко из того же «GRAFPROM». А также поинтересовались, что думает о фестивале и его плакатах один из участников – чешский художник Петр Банков.

 

 

– Как так получилось, что фестиваль «4-ый блок» от темы Чернобыля перешел к культуре вообще?

 

 

Олег Векленко: Первые выставки посвящались только Чернобылю. Потом мы поняли, что актуальность темы с одной стороны снизилась, с другой – несла мрачный оттенок, а человек инстинктивно отталкивает неприятное. Поэтому мы решили, что акцент в мероприятии надо делать на экологии в целом. Иногда дизайнеры присылали на фестиваль абсолютно любые плакаты, чтобы их просто хоть где-то оценили. Например, на одну из выставок французский дизайнер прислал театральный плакат. Работая в театре, он изображал на плакатах то лук, то чеснок, то еще что-то подобное, причем иллюстрировал таким образом театральную классику. Вместе с плакатом он прислал нам письмо, в котором утверждал, что его работы очень экологические, ведь там одна природа. Такие плакаты мы тоже выставляли, но в конкурсе они поначалу не участвовали. А потом подумали: почему бы и нет. Они же отличные.

 

– Фестиваль каждый год уделяет внимание социальным проблемам. Меняется ли его лейтмотив?

 

 

Мария Норазян: Конечно, в этом году суперэксклюзив – 700-летие Дантового «Ада» и 750-летие самого Данте. Это главная тема. Мы решили к ней обратиться, потому что фактически ад у нас здесь и сейчас происходит на Донбассе. Наш слоган «… И снова увидеть звезды» – это последняя строчка из произведения Данте, которая должна вселить людям надежду. Какой бы кошмар и ужас вокруг ни был, все равно это когда-нибудь закончится. Главное увидеть те самые «звезды» и суметь к ним пройти.

 

Нам активно присылали плакаты на антивоенную тематику. В нашем каталоге будет отдельная категория, посвященная им. Раньше такой повышенной активности в этой сфере, конечно, не было.

 

– Триеннале посетили иностранные эксперты. Расскажите, кто это?

 

Мария Норазян: У нас всегда есть международное жюри. Среди них легендарный японец, ректор академии искусств из Осаки и дизайнер Кейзо Мацуи. Поляк, который входит в топ-50 лучших плакатистов мира – Якуб Стемпьень (псевдоним – Хакобо). Он занимается и плакатным дизайном, и интерьерным, и промышленным, и даже дизайном одежды. Петр Банков – автор книги-бестселлера «Я делаю плакаты каждый день». Это своеобразное пособие того, как жить начинающему графическому дизайнеру. В книге он описывает, как делать плакаты действительно каждый день. Например, пишет, как он вышел на улицу, где бомж попросил у него прикурить. Потом пришел домой и сделал плакат на эту тему. То есть это такой «дневник дизайнера». За два года ведения такого «дневника» насобиралось более 700 плакатов. И все теперь шутят, что Банков единственный дизайнер, который издает плакаты книжками.

 

– Разделение на экспозиции в рамках фестиваля («Экология Земли», «Экология человека», «Экология культуры») было всегда или только в этом году?

 

 

Дарья Титаренко: В 2009-м году появилась номинация «Экология культуры». На протяжении всей истории триеннале мы получали очень много культурных плакатов, хотя мы экологическое триеннале. «Экология культуры» – это изображение культурно-зрелищных событий.

 

– Что можете рассказать про отобранные работы?

 

Дарья: В каждой номинации участвуют разные дизайнеры, у всех разные приемы, разный язык высказывания. Есть и схожие мысли. Из года в год присутствуют какие-то клише (отрубленные части тела а-ля ветки у деревьев).

 

Мария: Мы старались как-то убирать такие штампы, просили об этом отборочный комитет. Конечно, хочется разнообразия.

 

Дарья: Но иногда клише работает на плакат. Я помню, когда в Харькове был мастер-класс с польскими дизайнерами. В основном там были плакаты антивоенной тематики. Одна девушка сделала плакат с изображением голубых волн. Смотришь и понимаешь, что плакат о воде. А внизу была подпись: «Это не волны. Это наши дороги». Вот так она обыграла штамп.

 

У нас в этом году 42 страны-участника. Впереди всей планеты опять китайцы, хотя в этот раз их и меньше, чем в прошлый. Я не заметила преобладания какой-то страны в определенной номинации. Плакаты на тему «Россия – Украина» прислали даже китайцы. Национальная специфика почти не просматривается. Правда, японцы больше делают плакатов на антиядерные темы.

 

В номинации «Экология человека» у нас две категории. Первая, «Человек и природа», раньше была среди экологических плакатов. А так как у нас в этом году есть социальная составляющая, то мы эту категорию поставили в социальный блок. Во взаимоотношениях человека и природы все-таки больше человеческого фактора. Это ни столько глобальная деятельность человека, сколько дело воспитания, морали. Вторая категория – это собственно социальный плакат (женские, детские права, права меньшинств).

 

В номинации «Экология культуры» показан Данте и плакаты к культурным событиям – театральные и киноафиши.

 

Мария: С Данте было отобрано 75 плакатов, и там он во всех его проявлениях, какие только могут быть. Очень много самого профиля Данте, прямых визуальных намеков на него. Но и глубже авторы тоже копнули – через образы в текстах писателя.

  • Ecology of the Earth
    Ecology of the Earth
  • Ecology of the Earth
    Ecology of the Earth
  • Ecology of the Earth
    Ecology of the Earth
  • Ecology of the Earth
    Ecology of the Earth
  • Ecology of the Earth
    Ecology of the Earth
  • Ecology of the Earth
    Ecology of the Earth
  • Ecology of the Earth
    Ecology of the Earth
  • Ecology of the Earth
    Ecology of the Earth
 

– Глядя на работы, как думаете, что в основном хотели сказать авторы?

 

Дарья: Во многих плакатах есть просто констатация факта. «У нас вырубают лес» – и пеньки. Но есть и плакаты из серии «У нас вырубают лес» – и пеньки в виде флэшки. И здесь уже понимаешь, что это не просто вырубленный лес, а намек на то, что скоро мы будем жить в какой-то электронной реальности. Есть классный плакат в этом году на тему изменения климата, где пингвин пытается взлететь. Птица, которая не умеет летать, которой скоро негде будет жить, потому что все ледники тают, пытается улететь от этого.

 

Мария: Понятно, что все уже придумано и повторяется из года в год. Но разные люди под разным углом смотрят на одну и ту же проблему.

 

– Какова дальнейшая судьба плакатов после фестиваля?

 

Дарья: У нас есть архив, в котором хранятся уже более 6 тысяч плакатов. Но они не просто лежат там пачками. Мы компонуем небольшие передвижные выставки. Они ездят по Украине и другим странам, и их покупают коллекционеры.

 

 

Петр Банков, основатель и главный редактор журнала о дизайне «КАК» (Чехия)

 

«Я отношусь к сравнительно новому жанру неофутуризма. В 2007-м году он начался в архитектуре, позже перекочевал в графический дизайн. Неофутуристы отказываются от понятия «функция» в дизайне. Он ничего не должен нести в себе, ни к чему не должен призывать. Он просто должен стать частью национального контакта с этим миром. Это некая фиксация автором отношения к миру.

 

Главное – ликвидация внутреннего страха, главное – быть таким, как ты есть внутри. И я понял, что внутри я крупный, черный с вкраплениями синтетической краски. С 2010-го года я пытаюсь делать по одному плакату в день. В некоторые дни получается два плаката, в некоторые – пять.

 

Плакат – это сжатая, правильно запакованная информация, которая должна с максимальной скоростью дойти до некого адресата. Плакат важен в контексте. Можно говорить про его среду обитания. Есть страны, где плакат по сей день неимоверно популярен. Вы, например, оказываетесь в Париже, спускаетесь в метро и вдруг сталкиваетесь с бесконечной, постоянно меняющейся выставкой плакатов. В Нью-Йорке, Праге – такая же ситуация.

  • Human Ecology
    Human Ecology
  • Human Ecology
    Human Ecology
  • Human Ecology
    Human Ecology
  • Human Ecology
    Human Ecology
  • Eco-Culture
    Eco-Culture
  • Eco-Culture
    Eco-Culture
  • Eco-Culture
    Eco-Culture

Плакат живет там, где в нем есть потребность. В России он исчез как факт, потому что он стал не нужен. Когда у народа низкая визуальная культура, ему не хочется на это смотреть и не хочется сопереживать через глаза. Именно глазами мы получаем 95% всей информации. И любая картинка гораздо мощнее по своему потоку, объему, чем текст. Поэтому плакат в какой-то степени нежелательный стимулятор мозга. Это такой продукт, к которому надо быть культурно готовым.

 

Отсутствие плаката в российской среде компенсируется диким потоком рекламных сообщений. В городской среде плакат перерос в народный вид творчества. По сути то, что делается на заборах, – это все плакаты. Просто никто не рассматривает это пространство как плакатное. Тем не менее, это потрясающий, абсолютно сильный жанр. Плюс плакат перекочевал в социальные сети. Любой пост – это плакат. Картиночка типа: «Это моя кошечка, и я со своей бабушкой кормлю свою кошечку из ложечки сладеньким молочком» – это тоже плакат.

 

Мне кажется, что на «4-ом блоке» в категории «Экология человека» мы видим политические, с тонким чувством юмора, очень жесткие плакаты неимоверной силы. Понятно, что, если бы они вышли в городскую среду, это был бы просто культурный шок. Потому что в них очень тонко и красиво обыгрываются болевые точки».


comments powered by Disqus