7 травня 2014

Инди-издательство Niice: «Издательское дело намного шире, чем мы привыкли воспринимать»

Инди-издательство Niice появилось меньше года назад, но уже успело развить бурную деятельность с проведением десятков семинаров (ближайший из них – уже сегодня), а также изданием фотоальманаха совместно с сообществом Украинская Фотографическая Альтернатива и 10 зинов молодых украинских художников, фотографов и дизайнеров. Platfor.ma поговорила с основательницей Niice Арианной Хмельнюк об украинском и мировом самиздате, простреленных журналах и запахе искусства.

 

Поначалу, как и многие, я была уверена, что самиздат – это один из инструментов политической агитации. Хотя, в принципе, это недалеко от истины – самиздат возник как реакция и критика политических контекстов. Меня больше заинтересовал арт-самиздат, авторские художественные и визуальные работы.

 

Несколько лет назад я наткнулась в интернете на статью о том, что в Европе есть издательства, например, Motto в Берлине, которые издают молодых авторов и студентов, художественные малотиражные зины и организовывают космополитичные селф-паблишинг фестивали.  Для меня это казалось просто невозможным здесь. Как это – ты приходишь в издательство, а они могут взять и просто так издать твои работы. Я же видела, как работали с художниками наши кураторы. Им интересно, только если художник может быть коммерчески успешным. За ним наблюдают пару-тройку лет, следят, насколько он продуктивен. Так что в Украине даже если издается что-то, издатель все равно должен помнить, что это должно быть коммерчески оправданным.

 

К счастью все мои шаблоны быстро отпали, когда я увидела, что в Европе могут делать совершенно нестандартные и неочевидные вещи с экспериментальной версткой. Пару лет спустя у нас в Украине так ничего подобного и не появлялось, что было странно, но показательно. И я решила начать издательский проект, не имея в этом опыта и совершенно не представляя из чего состоит эта работа. Но я точно хотела делать мудьтиформатный проект, чем сложнее, тем интереснее.

 

Я связалась с основателем Motto Алексисом Завьяловым, также пообщалась с лондонскими основателями книжных магазинов и издательств, которые занимаются самиздатом. Все эти люди отреагировали с большим интересом. Им ведь любопытно, что происходит на востоке Европы – они про нас вообще ничего не знают. Впрочем, это логично – к сожалению,

 

украинскому самиздату пока толком нечего показать, поэтому нас и нет в актуальной Европе.

 

Все началось с интенсивных воркшопов и лектория. Это был важный момент, ведь мы не планировали заниматься альтернативным образованием, но, чтобы говорить с аудиторией на одном языке, нам пришлось показывать из чего состоит современный самиздат, буквально с базового уровня. Мы реализовали около 50 встреч в формате лекций, воркшопов, издали 12 художественных проектов и планы расписаны далеко вперед. 

 

Для стартовой публикации мы собрали первых 50 отозвавшихся фотографов сообщества УФА, и напечатали по одной их работе. В сборник попали и признанные фотохудожники, и совсем молодые и никому неизвестные ребята, для которых фотография – это скорее хобби. Снимки авторы выбирали сами, мы не подсказывали тему и не ставили никаких ограничений. Для нас это было своего рода исследование. Работы оказались разными: часть фотографий была про пространства, другая – обнаженка, а в целом в проекте оказалось много меланхолии. Мы напечатали сто копий альманаха, часть улетела в Берлин, часть ушли на наших лекциях.

 

 

У нас сфера самиздата совершенно не развита. Например, в Россию основатель Motto Алексис Завьялов приезжал пару лет назад несколько раз, читал лекции, проводил воркшопы. А у нас его просто не к кому привозить – нет, например, студентов, которые бы этим действительно интересовались. Нет реальных альтернативных образовательных платформ, где бы учили думать, а не исполнять, рассказывали бы о визуальном интеллекте и языке, как работать с авангардным или молодым искусством. На наших воркшопах мы рассказываем все, начиная с азов.

 

Издательство Niice можно назвать посредником между артистом, печатным станком и аудиторией. Когда к нам приходит автор – это диалог, мы смотрим на его работы и честно говорим, нравится ли проект, или мы не будем прямо сейчас за него браться. О том, продастся ли это, речь особо не идет. Каждый новый проект – это индивидуальная ситуация и условия. С одной стороны, потому что мы маленькое издательство, мы гибкие, нет никаких собственных финансовых фондов или формальностей. С другой, нам хочется напечатать и других молодых авторов, поэтому режим у нас очень напряженный, постоянно что-то в разработке.

 

Когда мы запустили издательский и лекционный проекты, через пару месяцев грянул Майдан. Мы, конечно, исполняли свой гражданский долг. Все очень прочувствовали, что сила информационного потока просто невероятная, и кому верить – непонятно. Теперь я уже даже не знаю, кто все те люди, которые помогали выпускать одну из наших инициатив - «Громадський маніфест».

 

Кто-то давал деньги, кто-то предоставлял типографию, кто-то распространял по Украине.

 

Цель Niice – актуализация самиздата. Чтобы можно было взять свой месседж, оформить его, материализовать и показать обществу, а оно отреагировало, дало фидбек. Было бы классно, если бы украинское арт-сообщество наладило между собой коммуникацию.

 

На мировом уровне у самиздата все хорошо. Есть заблуждение, что самиздат – это обязательно аматоры про музыку или комиксы, что-то субкультурное. К счастью, это не так.

 

Майк Мейре – арт-директор журнала «032с», говорил, что все знают, как сделать классный, красивый и правильный дизайн журнала: какой подобрать шрифт, как расположить картинки. Но никто не знает, как сделать гранжевый журнал, как нарушить все правила и быть суперпопулярным в профессиональном обществе,

 

как делать так, чтобы это и раздражало, и привлекало.

 

Есть нью-йоркский Visionaire – это чисто эстетский источник вдохновения. Три человека, которые начинали все буквально на коленке, но при этом разрушают любые представления о том, что такое книга, журнал, объект, концепт или презентация идеи. Это настоящее арт-хулиганство, издательская провокация, например, картонные очки, в которые нужно вставлять слайды, т.е. твой персональный нарратив, или их выпуски журнала в виде специального электронного гаджета, упаковки с предметами и др.  

 

 

В октябре прошлого года в Лондоне прошел большой издательский форум, на котором обсуждали удивительное явление: визуальную журналистику в пост-диджитал эпоху, когда все журналы и печатные издания имеют дублера в интернете, тогда как сайты наоборот дополняют свои проекты печатными тиражами – эстетизируют процесс, в буквальном смысле.

 

В Берлине Алексис Завьялов показал мне книгу, которая называется «Потерянный цент» – он приклеен прямо на обложке, а через весь увесистый том проходит вырезанное отверстие в форме этой монеты. А одни ребята выпускают свой зин, каждый номер отвозят в поле и там его простреливают из огнестрела. Ты покупаешь дырявый журнал и понимаешь, что это не просто так, а человек пошел специально с другом в лес чтобы пострелять свои журналы. 

 

В европейском самиздате все отрываются, как могут, и получаются действительно уникальные проекты.

 

Мне очень нравится, когда за издательское дело берутся химики. Для них ведь химия – это магия, а то, как запахи воздействуют на образы – настоящая поэзия. И вот они ставят себе задачу, например, воспроизвести атмосферу того времени и места, где Раушенберг создавал свои произведения искусства. Химик начинает размышлять: семидесятые, вонь, картошка фри, на первом этаже бар, на втором-третьем рисуют маслом. И все это развивается в парфюм, открываешь страницу и ощущаешь этот запах. Издательское дело намного шире, чем мы привыкли это воспринимать.

 

Фото – Ksenjavka.


comments powered by Disqus