9 лютого 2016

Основатели журнала Vertigo: «Нам нужен весь мир, плюс бесконечный запас колы и попкорна»

В конце минувшей недели в Украине запустился интернет-журнал о массовой культуре. Издание Vertigo публикует тексты о популярном кино, сериалах и комиксах под слоганом «неглупо о глупом». Platfor.ma поговорила с основателями ресурса Митей Недобоем и Юрием Поворозником о том, есть ли в Украине гики, почему комиксы – это неотъемлемая часть культуры и из-за чего сериалы стали такими же популярными, как кино.

 

 

– Как возникла идея запустить издание о массовой культуре?

 

Юрий Поворозник

Ю: Я давно мечтал о киноблоге. Летом 2015 года мы познакомились с Митей и так удачно совпало, что он размышлял о похожем проекте. Правда, после первого обсуждения оказалось, что одной только темы кино нам мало. Тогда решили добавить ко всей этой истории еще и сериалы с комиксами.

 

М: Меня часто накрывала волна негодования, когда в соцсетях кто-то втаптывал в грязь абсолютно прекрасное кино. Я часто спорил, высказывал противоположное мнение, что-то доказывал. А потом познакомился с Юрой – и «понеслось». Так что во многом для меня ресурс Vertigo – попытка донести свои мысли и взгляд на поп-культуру.

 

– В Украине комиксы зачастую ассоциируются с чем-то детским и легковесным. Так ли это на самом деле?

 

Митя Недобой

Ю: Комиксы были развлечением для подростков, пока кто-то не сообразил, что графика — это ведь, по сути, нечто среднее между кино и книгой. Благодаря этому жанру автор может не только рассказать историю, но и показать то, как он видит ее своими глазами, передать атмосферу. К тому же комиксы бывают очень разными. Мы же не можем сказать, что сериалы – это детская штука, потому что в мире есть «Телепузики». Возьмем, к примеру, «Маус» Арта Шпигельмана. Этот комикс – лауреат Пулитцера, по нему изучают европейскую историю и еврейскую культуру. Детям я покажу его только после их восемнадцатилетия. И дело не в том, что там картинки страшные – там тема сложная.

 

– Насколько вообще в Украине развита гиковская среда?

 

Ю: Она есть, но пока в подполье. Как советская рок-музыка в 80-х. В принципе, можно даже выйти, встать посреди Facebook и сказать, что ты гик. Ничего не будет, может кто-то снисходительно улыбнется. Но эта индустрия не развита настолько, чтобы интегрироваться в жизнь общества. Потому что киноман — это тот, кто любит смотреть фильмы больше остальных. А вот гик — он словно занимается чем-то неприличным. И все только потому, что в его книжке есть картинки. Как три часа говорить о Джейн Остин — это с радостью, а вот Алана Мура почему-то игнорируют.

 

М: Как показал прошедший в Киеве Комик-кон – гики есть, их более чем достаточно. И, наверное, сейчас именно тот момент, когда началось хоть какое-то движение.

 

Как у нас с производством своих комиксов? Может ли хотя бы теоретически тот же «Даогопак» (о котором мы уже писали. – Platfor.ma) быть успешным на мировом рынке?

 

Ю: Может, конечно. Во многих культурных сферах у Украины есть персоналии, успешные на международным рынке. Тот же Иван Марчук – всемирно признанный гений. Комиксы — это такая же часть культуры, как картины или книги. Просто более молодая.

 

М: Может ли украинская музыка быть популярна на мировом рынке? Пример ДахиБрахи доказывает, что да. С комиксами та же история (интервью с одним из самых успешных в мире украинских авторов можно прочесть здесь. – Platfor.ma). Я даже больше скажу: есть подозрение, что на западе у «Даогопака» больше шансов на успех, чем у нас в стране.

 

– Есть в мире комиксов вообще такое понятие как локальные школы и стили отдельных стран?

 

Ю: В США «локальная школа» стала популярной на весь мир. Японская манга тоже присуща исключительно этой стране (может, еще Южной Корее немного). Французы большие любители арт-хауса даже в комиксах. Англичане же просто обожают вырастить писателей, которые потом становятся легендами комикс-индустрии. Особенно ярко они сверкнули в конце 80-х: Алан Мур, Нил Гейман, Уоррен Эллис. Сейчас, к слову, это Грант Моррисон. Поэтому да, локальные особенности присутствуют.

– У вас уже есть опыт работы в медиа, но что оказалось главным сюрпризом в первые дни собственного издания?

 

Ю: Сказал бы, что резонанс и, наверное, так и скажу. Мы-то понимали, что подобных проектов не так много, но все равно меня такая позитивная реакция немного удивила. Особенно на комиксы. Такое ощущение, что мы заговорили о том, о чем в приличном обществе не говорят – и к нам потянулись такие же «непонятые». Это действительно приятно.

 

М: Да, именно отзывы о комиксах и стали главным сюрпризом. Перед запуском я переживал, что у нас всего один материал о графических романах, и вообще эта тема будет как пятое колесо на сайте, но оказалось совсем наоборот. Теперь внезапно проседают сериалы. Ну и радуют частые отзывы в духе «наконец-то, мы ждали такого ресурса в Украине» оказались приятными. Мне кажется, мы попали в точку.

 

– У вас в дайджесте киноновинок упомянут украинский фильм. Как вы оцениваете ситуацию с популярным и массовым отечественным кино?

 

Ю: Никак. Совершенно не шарю в теме. Буду разбираться, хотя мне кажется, что поп-культуры там маловато. Но как же не следить за успехами родного кино?

 

М: Рынок есть, фильмы снимают, но проблема в том, что это все еще не массовое кино. А то, что все-таки выбивается на широкий экран по всей стране, солидно проигрывает по качеству всему остальному. Но я надеюсь, ситуация будет меняться, и мы, конечно же, будем освещать украинский кинематограф. Тем более сейчас – с развитием технологий, даже не имея ресурсов, можно выдавать качественный результат.

 

– Еще лет 10-15 назад сериалы в основном ассоциировались с рабыней Изаурой или какими-нибудь мексиканскими мыльными операми. За счет чего сейчас эта индустрия так забита деньгами и успехом?

 

Ю: Да ну ладно. А как же «Твин Пикс», «Секретные материалы» или «Друзья»? Как по мне, то на новый уровень сериалы вывело возросшее потребление. Или вот еще: «Клиника», «Клан Сопрано», «Прослушка», «Доктор Хаус», Lost и так далее. Всегда были отличные сериалы, а тут HBO с «Игрой престолов» просто показали, что не стоит экономить на бюджете. Потом Netflix изобрел тему «сезон сразу» – и у создателей полностью развязались руки. Никаких клиффхенгеров (прием, когда сюжет заканчивается на самом интересном месте. – Platfor.ma) или затягивания истории — делай все, что хочешь. А какой творческий человек от такого откажется?

 

М: Вот не совсем соглашусь с коллегой, потому что реальный старт индустрии сериалов состоялся все же после «Lost» и «Побега из тюрьмы». Именно после них уровень телесериалов, а главное их популярность очень серьезно выросли. Одной из главных причин является развитие технологий и доступность. То, что раньше приходилось снимать с большим бюджетом, сейчас стало гораздо дешевле. Отсюда и возможности качественно прорабатывать кучу серий, а не один фильм. Дополнительный фактор – кабельное телевидение в США, где есть финансирование. Раньше трудно было себе представить актеров уровня Кевина Спейси или Мэтью МакКонахи на ТВ, а сейчас это уже реальность.

 

– Каким Vertigo выглядит в ваших мечтах года через три?

 

Ю: Самобытным и прибыльным делом, которое сможет повлиять на восприятие поп-культуры в Украине. В лучшую сторону, конечно. Ну и скромно: лучшим медиа на территории Восточной Европы.

 

М: Захватить весь мир, тотальный планетарный контроль, плюс, разумеется, бесконечный запас колы и попкорна.


comments powered by Disqus