16 грудня 2015

Так и пить: семь главных мифов об алкоголе, его вкусе и последствиях

Градус понижать нельзя, в Украине производят шампанское, а у Джеймса Бонда была аллергия на взбалтывание коктейлей: существует множество связанных с алкоголем утверждений, которые на самом-то деле не соответствуют истине. Или соответствуют, но не совсем. Вместе с Martini мы решили попробовать себя в роли разрушителей мифов и развеять семь главных алкогольных заблуждений, чтобы можно было уже, наконец, спокойно сесть и выпить.

 

 

Взболтать, но не смешивать

«– Сухой Martini. В большом бокале.

– Oui, monsieur.

– Секунду, еще не все. Три пальца “Гордона”, один – водки, полпальца “Кина Лилле”. Хорошо взбейте в шейкере, а затем положите большую дольку лимона. Запомнили?

 – Заказ принят, месье, – сказал бармен и с уважением посмотрел на Бонда».

 

Именно так в книге «Казино “Рояль”» впервые был сформулирован любимый коктейль Джеймса Бонда. «Смешать, но не взбалтывать» – это уже из фильмов. Более того, на самом-то деле в оригинале эта культовая фраза звучит совершенно иначе. Когда агент пересаживался из очередного суперкара за барную стойку и говорил: «Vodka & Martini. Shaken, Not Stirred» – то это как раз «взболтайте в шейкере».

 

Так что «смешать, но не взбалтывать» – это для злых гениев, а для нас, суперагентов – «взболтать, но не смешивать». А «Кина Лилле», к слову, – это французский аперитив, который так сложно найти, что гораздо проще и правильней заменить его вермутом.

 

Я не толстый, я пьющий!

Сам по себе спирт, конечно, страшно калорийный. Вот только человеческий организм его калорийность особо использовать не может в силу особенностей своего строения. Наоборот, нам приходится утруждать себя его перевариванием и тратить на это свою драгоценную энергию. Так что наесться бокалом Martini тоже не удастся. Разве что оливкой.

 

 

Наесться, чтобы не напиться

Традиционное отечественное застолье – это много алкоголя и много еды. У нас привыкли считать, что если заедать крепкий алкоголь заоблачными количествами пищи, то всем будет лучше. На самом-то деле лучше от этого только продавцам еды. Обильная закуска действительно на некоторое время предотвращает всасывание алкоголя в кровь, но только на некоторое время. Потом эти упорные молекулы все-таки обходят преграду из жареной индейки – и вызывают опьянение. Причем это даже может быть опасно – человек много пьет, но благодаря еде поначалу слабо трезвеет, пьет еще и еще, после чего алкоголь внезапно напрочь сшибает его с ног. Ну и вообще – зачем пить много, пытаясь сделать так, будто выпил мало?

 

Ниже есть куда

Если кто-нибудь посмотрит на то, как вы запиваете водку Martini и скажет (а он скажет!) одну из ключевых фраз современности: «Градус понижать нельзя!», то смело хлебните вслед еще и игристого вина. Правда, после этого вы опьянеете, но вовсе не из-за того, что дегустировали менее крепкий алкоголь вслед за водкой. На самом деле для человеческого тела имеет значение скорее то, сколько же алкоголя выпито, а вовсе не его последовательность и нюансы вкуса. Такой уж у нас неприхотливый организм. При этом некоторые ученые утверждают, что дело вовсе не в смешивании разных градусов, а в неприязни друг к другу разных производных спирта – например, винограда, солода или пшеницы. Поэтому, когда вы будете заплетающимся языком спорить о том, что дело вовсе не в понижении градуса – знайте, вы по большей части правы.

 

Грустное игристое и веселая водка

Почему-то считается, что разные виды алкогольных напитков вызывают разное состояние опьянения. Если сказать об этом самой обычной молекуле спирта, то она рассмеется вам в лицо – и всосется в кровь, чтобы вызвать совершенно одинаковый эффект, будь то текила или вино. Тип напитка влияет разве что на скорость опьянения, но не на его формат. Дело скорее в наших головах, ожиданиях и ассоциациях, связанных с конкретным алкоголем. Так что игристое на праздники – всего лишь стереотип. Можно пить по любым поводам. Мы разрешаем.

 

 

 

Игристое стоит свеч

Киевский завод шампанских вин для знающих французов звучит примерно как для нас – легендарный гватемальский борщ. То есть неправильно. Шампанское – это вид игристого вина из французской провинции Шампань, произведенного по классической технологии. Когда-то давно ученые мужи из организации по Контролю подлинности происхождения решили, что настоящее шампанское – только в Шампани, а все остальное игристое – просто игристое, без каких-либо географических словечек. Правда, оказалось, что это мудрое решение французских специалистов на весь остальной мир особого впечатления не произвело. Франция за идеалы своего вина готова стоять до конца, поэтому в условиях Версальского мира, который положил конец Первой мировой, было ясное и четкое требование насчет этого спорного термина.

 

Но и тут нашлась лазейка – США этот мир не ратифицировали, так что на калифорнийских игристых все так же красовалось название далекого европейского региона. Франция таила обиду аж до 2006 года, когда Евросоюз и Соединенные штаты должны были подписать соглашение по вину. Тут-то стороны французы со злорадными лицами вписали в документ пункт о том, что новые производители из Америки никогда и ни за что не посмеют даже пикнуть слово «шампанское». Тогда под впечатлением от французского упорства даже многие старые американские производители это название со своих вин убрали.

 

Ведь все это вовсе не означает, что игристые хуже – они всего лишь произведены в другом регионе. При этом там тоже могут быть марки с эксклюзивными названиями, у которых не менее великая история, чем у уроженца Шампани. Например, в Италии есть Asti, с которым все абсолютно так же, как с шампанским – Asti из Одессы не может быть по определению. Дело в том, что виноград для этого напитка должен быть выращен только в окрестностях винодельческого пьемонтского городка Асти. Там один из древнейших видов Мускат Блан превращают в Asti уже почти 150 лет. Причем так успешно, что виноградники Пьемонта даже включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Будете в Асти – сфотографируйтесь на фоне лозы. И, разумеется, выпейте вина.

 

А еще, к слову, бывают искристые вина – это когда их специально газируют. Таким в основном промышляли в Советском союзе. Том самом, где был легендарный украинский борщ. А вовсе не гватемальский. 

 

 

На постсоветском пространстве пьют больше всех

Не совсем так. Или совсем не так – зависит от того, чьи данные учитывать. Можно, к примеру, довериться влиятельной Организации экономического сотрудничества и развития. По ее данным, больше всего наслаждаются изысканными и не очень напитками в Литве – 14,4 литра чистого алкоголя на человека – это в год, не за один раз. На втором месте Эстония с 12,2 литрами. Далее следуют попивающие игристые вина французы (11,7), пивные чехи (11,6) и ирландцы, которым так хотелось выпить, что они даже изобрели виски (11,5). Украины в топ-30 стран вообще нет.

 

Но есть и Всемирная организация здравоохранения, и уж там-то постсоветское пространство пьет, не просыхая. На первом месте Беларусь с 17,5 литрами, далее Молдова (16,8), Литва (15,4) и Россия (15,1). Только после них возникает Румыния – тоже не чуждая социализму страна. А за ней уже и мы, украинцы, с 13,9 литрами на человека в год.

 

В общем, мы в любом случае не самая алкогольная нация. Можно расслабиться и выпить.


comments powered by Disqus