19 вересня 2014

Захватывающие истории: как художники оккупируют неожиданные места Киева

Если боитесь попасть в гущу арт-процесса – не выходите из дома до 12 октября: культурная платформа «Изоляция», вынужденно эмигрировавшая из Донецка в Киев, подготовила большой арт-проект «Захоплення», в рамках которого ведущие художники будут устраивать различные акции на улицах города. О нем – в интервью с куратором Клеменсом Пулом (Нью–Йорк).

 


– В описании проекта сказано, что вы будете «захватывать пространство» для перформансов. Откуда возникла такая идея?

– Однажды я приехал в Берлин делать подобный арт-проект. Мы разработали идею, и когда начали искать место для ее реализации, поняли, что это сложно и не совсем нужно. Кто сказал, что искусство должно происходить только в галереях? Перформанс, который происходит на улице с вовлечением неподготовленной аудитории – это намного интереснее.

 

 

– «Захоплення» состоит из 9 арт-проектов. Они связаны между собой общим сценарием, или каждый можно смотреть отдельно? Пойму ли я что-то, увидев только пару фрагментов?

– Лучше смотреть все, но пары-тройки перформансов будет достаточно, чтобы разбудить фантазию.

– Вы будете анонсировать мероприятия заранее, или это всегда будет сюрприз для зрителей и прохожих?

– В процессе подготовки мы долго спорили об этом. Пришли к выводу, что часть мероприятий будем анонсировать на нашей странице, а часть – проводить внезапно, но повторять их несколько раз. Таким образом, зрители будут приходить к нам благодаря городским слухам, впечатлениям в соцсетях. Это интересно, это и есть живой проект.

 

– Какие вы выбирали локации?

– Этого я вам сказать не могу – пропадет интрига. Могу сказать одно: в Нью–Йорке, например, за стихийный арт-перформанс на улице могут и арестовать. Не знаю, возможно ли такое в Киеве, но художники, с которыми мы делаем проект – они смелые и к этому готовы. Актуальное искусство всегда сопряжено с риском.

 

– Тема оккупации в Украине сейчас более чем актуальна. Будет ли кто–то из художников задействовать в проекте беженцев?

– Да. Все художники, задействованные в проекте, работают с разными медиа: скульптурой, фото, видео и людьми, которые тоже являются носителями информации, а значит, своеобразным инструментом для художника (в хорошем смысле). В современном искусстве вместо краски ты можешь смешивать  все что угодно, включая эмоции, истории, силу личностей. 

 

 

– Как ты познакомился с Изоляцией и почему вообще решил делать проект в Украине?

– В Нью-Йорке я работаю в арт-кластере, и ребята из Изоляции во время своего путешествия по Америке зашли к нам. Мы разговорились, обменялись контактами, и со временем родилась идея сотрудничества. Мы начали обсуждать воплощение еще до того, как Изоляцию в Донецке захватили боевики. В итоге арт-кластер переехал, и мы делаем проект в Киеве.

 

– Если не хочешь выдавать локации перформансов раньше времени, расскажи хотя бы, где в Киеве ты бы очень хотел заниматься творчеством?

– Воздвиженка – мне говорили, там почти никто не живет. А когда-то был даже секретный нелегальный банк

 

– Про банк я ничего не слышала.

– В любом случае мне нравятся такие призрачные, мистические районы, в которых жизнь будто есть, а вроде бы ее и нет. Вечером там ходят люди, а днем я почти никого не видел. В таких местах особенная энергетика. Я бы с удовольствием сделал там какой-нибудь проект или даже арт-кластер.

 

– Проект называется «Захоплення». Не боитесь, что украинцы настолько придут в «захоплення» от вас, что не захотят отпускать?

– Ха–ха, ну так сильно я еще никому не нравился! Хотя, не скрою, мне очень нравится здесь работать. Уверен, что мы продолжим сотрудничество и с Изоляцией, и с украинскими художниками в целом.

 

– Представим обратную ситуацию – ты бы пригласил в Нью–Йорк украинских художников, которые работают с вами над проектом? 

– Однозначно. Ни про одного автора мне не будет стыдно сказать: «Я работал с этим парнем!» Все проекты очень интересные и конкурентоспособные. Конечно, современный художник работает с пространством, в котором живет, поэтому, возможно, в Нью–Йорке не все смыслы считаются – зато могут родиться другие. 

 

– В каких галереях Киева ты уже побывал?

– Разве я похож на художника, который ходит в галереи? Я люблю искусство, интегрированное в жизнь. Искусство улиц. Я заметил, что в Украине до сих пор большой акцент на живописи, а в мире сейчас все-таки актуальны другие инструменты: видеоинсталяция, фото, медиа. В период отбора авторов для «Захоплення» к нам приходило много работ на полотнах.  Но лично мне интересно делать живые, подвижные проекты, а не выставлять живопись. Проекты, в которых зритель является соучастником.

 

– Каким ты для себя видишь результат проекта? Ты будешь его документировать? К примеру, Марина Абрамович часто снимает фильмы.

– Хороший вопрос. Вот каким ты видишь для себя результат этого интервью, зачем ты на него пришла?

 

 

– Есть минимум два ответа: сделать хороший материал или пообщаться с интересным человеком, обогатиться идеями. То есть, получить или результат, или удовольствие от процесса.

– Я не могу для себя так просто ответить, зачем я занимаюсь этим проектом, и почему я – художник. Вероятно, нам всем просто нравится эта работа. Ты ведь понимаешь, что художник – это просто работа, а не «поцелуи бога» или как там принято считать.

 

– Кстати, ты в «Захопленні» выступаешь только как куратор, или один из 9 проектов – твой?

– Я сделаю небольшой проект, но в основном задачей для меня было именно собрать, объединить людей с похожим видением искусства. Все, кто задействован в «Захопленні», работают в том ключе, который нравится мне. Это жанр, который сложно обозначить одним словом. Ты спрашивала меня о роли искусства лично для меня – возможно, в этом она и есть. В поиске и объединении подобного, чтобы маленькие импульсы иногда стекались в одно явление, более сильное. Интересно направлять ход случайностей, но не мешать чрезмерно, запускать процессы и позволять им протекать. Не выпячиваться.

 

– И последнее: насколько тема оккупации близка именно тебе?

– Я ее меньше прочувствовал, чем украинцы. Но, как видишь, проект «Захоплення» – он временный. И знаешь почему? Любая оккупация – это не навсегда.

 

Фото: flickr.com/ClemensPoole.


comments powered by Disqus