11 червня 2016

Действовать по «Конструкции»: энтузиасты о своем уникальном фестивале и том, кому он нужен

Локальные культурные инициативы — уже не феномен для Украины. Их все больше, и они все масштабнее. Насколько это оправдано и есть ли от этого польза? Днепровская журналистка Лера Мальченко попыталась понять это на примере фестиваля «Конструкция», который недавно прошел в этом городе уже в третий раз.

  

Фотографія: Юрий Стефаняк 

Место

Фестиваль аудиовизуального искусства и новых медиа «Конструкция» впервые прошел в 2014 году. Организаторы — общественная организация Kultura Medialna – третий год повторяют: «Проект обращается к физическому и воображаемому образу Днепра, открывает новый взгляд на его особенности и повышает степень внимания к общему: пространству, ответственности, будущему. Цель фестиваля – оживление диалога вокруг творческих потребностей человека, который живет в условиях постиндустриального и постсоветского города». Звучит, как мечта. Мечта не всякого днепровца, но почти каждого второго иностранца.

 

«Экскурсии по индустриальным зонам Днепра занимали большую часть времени, которое я пробыл в Днепре, – рассказал участник музыкальной программы, датчанин Мадс Эмиль Нильсен. – Обычно, когда ты путешествуешь как артист, музыкант или перформер, то большую часть времени проводишь в центрах городов или вообще в гостинице. Я очень благодарен организаторам и волонтерам, которые устроили артистам экскурсии. Меня давно интересует космическая, конструктивистская и бруталистская архитектура, как у вас».

 

Под давлением этого гибридного архитектурного пространства, с которым сами днепровцы никак не могут справиться, то разрушая, то игнорируя его без всякого анализа, фестиваль сразу же принял урбанистический облик. «Конструкция» обычно длится неделю в нескольких локациях параллельно. «Мы работаем с городом, находим белые пятна и стараемся их переосмыслить. Приглашаем к этому и горожан», – объясняет соорганизатор Юля Овчаренко.

 

В этом году на фестивале уже традиционно были задействованы Южный вокзал и Дворец детей и юношества. Впервые привлекли к списку локаций областную филармонию, которую зодчие еще Екатеринослава окрестили ЕЖИКом (Екатеринославской железобетонной изюминкой конструктивизма); Научную библиотеку Днепропетровского национального университета, Художественный комбинат Союза художников и Речной порт, который уже 20 лет не выполняет своей основной функции, а попав в частные руки, стремительно мутирует по коммерческой потребности многочисленных арендаторов.

 

«Мы живем в удивительное время. Время перемен. Здесь выжженное поле, – рассказывает еще один организатор мероприятия Катя Русецкая. – И Днепр – это отличное место для того, чтобы со всем этим работать».

 

  • Фотографія: Юрий Стефаняк
  • Фотографія: Юрий Стефаняк
  • Фотографія: Юрий Стефаняк
  • Фотографія: Олег Самойленко

Действие

В этом году «Конструкция» открылась на Южном вокзале первым авторским проектом самой Kultura Medialna. «В предыдущие два года мы объявляли OpenCall для местных художников, но, честно говоря, нам было очень сложно что-то выбрать, – рассказывает Катя Русецкая. – Люди в основном присылают фотографии или музыку. Поэтому в этом году мы решили попробовать сделать что-то сами».

 

Мультимедийная выставка «Без места» была посвящена людям, которые вынужденно покинули места своего проживания. Выставка состояла из трех зон — огромного прозрачного куба три на три метра, набитого 820 кг вещей, который авторы предлагали каждому интерпретировать как угодно, но помнить о том, что это всего лишь метафора позиции человека, от которой ему иногда слишком сложно абстрагироваться. «Остальные две зоны — это мультимедиа, - рассказал один из авторов Саша Ганц, – восемь историй переселенцев. Очень разных. Мы старались проделать все это без политики и пропаганды, перевести это в более житейскую плоскость, предложить людям выслушать максимальное количество вариантов, а не зацикливаться на существующих стереотипах. И еще в одном зале — видеопроекция о детях, которые живут в модульном городке для переселенцев, который есть в Днепре. В зале рассыпано две тонны щебенки. Мы хотели максимально перенести зрителя в условия, в которых они живут. Выставка достаточно тяжелая. Но мы были искренне удивлены отзывами людей. Особенно молодых посетителей. Они говорили, что даже не знали о существовании такого городка. И о том, что они стараются игнорировать тему переселенцев в СМИ, но здесь они увидели настоящих людей с их историями. В общем, мы думаем, что минимальный эффект достигнут».

 

Продолжилась «Конструкция» интерактивной инсталляцией японского художника Кента Накагава «Архитектура внутреннего разума». Кента впервые презентовал ее в Германии в 2006 году как свою дипломную работу. С тех пор он все время работает над ее усовершенствованием. И в Днепре была представлена вторая ее вариация из трех. «Привезти ее – это был кошмар, – вспоминает организатор “Конструкции” Андрей Палаш. – Сначала мы около полугода переписывались с Кентой, потом, когда решение было принято и мы уже встречали его в аэропорту Запорожья, мы шесть часов растамаживали 80 кг его аппаратуры, потому что работники международного аэропорта не могли прочитать документы на английском. В это время в Днепре в филармонии плотник должен был начать собирать инсталляцию, но вместо этого он напился и куда-то исчез, оставив дверь в зал со всей техникой и материалами открытой. Но в итоге мы это сделали. И эта экспозиция оказалась на фестивале самой посещаемой. Она длилась неделю, в два сеанса по 20 минут. И каждый вечер люди выстраивались в длинные очереди, чтобы на нее попасть».

 

Менее посещаемыми были концерты авангардной, экспериментальной и электроакустической музыки. За логическим исключением итоговой техно-вечеринки. Поскольку она проходила на теплоходе «Родионов», который мог вместить не более 250 человек, а 100 мест автоматически были заняты артистами, командой и обладателями абонементов, в продаже оказалось только 150 билетов. В итоге в соцсетях поднялся страшный стон — как достать билет на техно.

 

Впрочем, платными были только концерты и вечеринки. Вход на образовательные и художественные мероприятия по решению команды принципиально был свободным. Однако при этом лекции и дискуссии в рамках фестиваля все равно посещали стабильные 20-40 человек. Их участниками в этом году стали куратор ЦВК Сергей Климко, художники Вова Воротнев и Саша Курмаз, группа 665, архитектор, исследователь и куратор «Стрелки» Куба Снопек, продюсер WOMEX Франк Клаффс и многие другие.

 

  • Фотографія: Юрий Стефаняк
  • Фотографія: Арсен Дзодзаев
  • Фотографія: Арсен Дзодзаев
  • Том Терьен
    Том Терьен
    Фотографія: Юрий Стефаняк

Отклики и последствия

За время фестиваля организатора Катю отчислили из университета, где она получала третье образование по специальности «искусствовед», но прогуляла сессию. У другого организатора Андрея сломалась машина от постоянных поездок за шурупами-удлинителями-артистами.

 

Один из местных музыкантов, который посещал все мероприятия, отказался принимать участие в «Конструкции» после одного из афтерпати. «Я не хочу выступать перед такой аудиторией, которую сегодня наблюдал. Извините. Я вообще принял решение больше не играть/не выступать», – сообщил он в личном сообщении.А жители и гости Днепра тем временем начали формулировать свои претензии и благодарности.

 

– Нужна более масштабная агрессивная реклама – листовки на улицах, афиши на столбах/заборах, может даже на рекламных наклейках в лифтах. Это мерзко, но город такой, и чтобы достучаться до аудитории, которая не хочет слушать, надо стучать со всех сторон, – предлагал в комментариях житель Днепра Павел.

 

– Конечно, мы могли бы сделать «мусорную» рекламу и привлечь к фестивалю много людей — но мы не наливаем и никого не собираемся кормить или развлекать, – возражал дизайнер фестиваля Артем.

 

– Те, кто более-менее ценят время, не будут готовы потратить 30-60 минут на дорогу для того, чтобы посмотреть на куб на вокзале, куда надо идти по убитой дороге, – снова апеллировал житель Днепра.

 

– Но ведь это фестиваль, к тому же, с художественной и образовательной программами, а на фестивалях нужно читать программку и планировать свое время, чтобы все успеть, – парировал оргкомитет мероприятия.

 

– Как хорошо, что у нас восстановилась экономика, коррупции нет, суды работают, войны нет, а есть «Океан Ельзи», «Брутто», Дорн, Конструкция, – твитили днепровцы.

 

– Ребята, погуглите «креативная экономика» и роль культурных инициатив, в том числе фестивалей, в развитии города, – отвечал организатор Андрей.

 

«Несмотря на то, что в этом году, на мой взгляд, основной акцент фестиваля был сделан на музыкальную программу, те немногочисленные художественные проекты, которые были представлены в рамках фестиваля, выглядели достаточно интересно, – поделился впечатлениями участник дискуссионной программы этого года столичный художник Саша Курмаз. – Отдельно стоит отметить концертную программу. Каждое выступление, каждый концерт, каждая инсталляция невероятным образом дополняли и оживляли архитектуру, пространство звучало и раскрывалось совершенно по-новому. В этом контексте, мне кажется, Конструкция работает в том же направлении, что и киевское музыкальное агентство “Ухо”. Пожалуй, единственное, что бросается в глаза – это то, что у фестиваля нет общей концептуальной линии между художественными и музыкальными проектами. Складывается впечатление, что Конструкция просто служит неким каркасом, который объединяет воедино совершенно разного рода инициативы, которые в свою очередь говорят совершенно о разном, хотя и проходят в рамках одного фестиваля. Если говорить в целом, Конструкция – бесспорно значимое событие. И тот факт, что ребята программно развивают свой локальный контекст, конечно, заслуживает уважения».

 

  • Накагава
    Накагава
  • Накагава
    Накагава
  • Накагава
    Накагава
  • Накагава
    Накагава
  • Накагава
    Накагава

Самокритика

«Очень мало критики, особенно конструктивной, – разводит руками организатор Катя. – Я прямо пристаю к людям – что вам не понравилось? Почему?  Но редко кто честно и аргументировано готов рассказать о минусах, которые мы не видим изнутри». Команда Kultura Medialna вынуждена искать ответы на эти вопросы самостоятельно. «Нельзя просто взять и сделать фестиваль по европейской модели в Днепропетровске, – уверяет Андрей. – Мы все из Днепра, знаем проблемы этого города, его особенности, и мы каждый раз локализируем наш опыт и знания».

 

Например, в команде говорят о том, что рекламы действительно мало. Но довольно сложно найти одновременно эффективный и интеллигентный способ промоушна. Возможно, жители Днепра после событий двух последних лет выработали иммунитет к информации, поданной спокойно, без истерики. Здесь нужно разрабатывать целую методологию, как работать с аудиторией, которая не привыкла к такого рода событиям, как взаимодействовать со СМИ. «Фестиваль сложный для Днепра, – говорит Юля Овчаренко. – Много компонентов намешано, непривычных смыслов. То локации дикие, то музыка экспериментальная. Фестиваль заставляет шевелить мозгами, а это непривычный формат». Артем Илющенко соглашается: «Проблема не в том, что в стране война или люди заняты бытовыми проблемами, все это банальная лень».

 

В команде признаются, что не хватает людей.  Есть немного волонтеров, но их недостаточно. “Мы сами делаем все, – говорит Саша. – Шьем шторы, развешиваем афиши, собираем строительные леса. Мы растрачиваем наше время на мелкие задачи, хотя нужно разбираться еще и с более крупными вопросами. А на них, иногда, уже не остается сил». Про нехватку площадок для проведения мероприятий, необходимость поддержки таких инициатив муниципалитетом без ожидания ответного пиара, пустые обещания псевдопартнеров, тотальную приватизацию общественных мест, предвзятое отношение горожан к своему городу, национализацию культуры вообще, необоснованную убежденность, что у фестиваля куча денег, поэтому их надо выбить любыми методами – про все это и многое другое организаторы готовы говорить еще два дня без остановки.

 

Впрочем, Андрей Палаш уверен, что со временем все это возможно разрешить. «Раз в год в городе, в котором сейчас нет никаких подобных фестивалей, опыта их проведения и посещения, раз в год мы устраиваем вот это. И как будто принуждаем людей на это ходить. Мы хотим выйти на проектную деятельность. Думаю, со временем все получится», – задумчиво говорит он.


comments powered by Disqus