20 липня 2016

Собирательский образ: истории трех коллекционеров необычных вещей

23-24 июля в Киеве пройдет очередной Кураж Базар, который в этот раз будет в числе прочего посвящен коллекционированию. Один из организаторов события Вера Щербакова поговорила для Platfor.ma с тремя нестандартными украинскими коллекционерами, чтобы узнать, как и почему люди собирают винил, старую обувь и винтажные сумочки.

 

Фотографія: unsplash.com

Влад Фисун, коллекционирует пластинки

 

Я начал собирать винил еще в четвертом классе. Давно хотел проигрыватель, смотрел, как родители моих друзей собирают музыку на пластинках, иногда что-то переписывал себе. В итоге родители подарили деньги, и я купил себе недорогой проигрыватель «Радиотехника», а к нему две колонки. Какие-то пластинки дома к этому времени уже были, например, ГДР-овская группа Karat и их альбом «Der Blaue Planet». А первая, которую купил сам – Пол Маккартни и альбом блюзовых стандартов «Снова в СССР».

 

Говорить о психологии коллекционирования – это, наверное, как спросить у женщины, какие туфли она покупает. Разные, по настроению. Если говорить о синглах для диджеинга, то всегда с прицелом на то, что это может долго играться и не надоесть. Но это сможет быть что-то очень красивое и не для танцпола, а для микса – или это просто приятно иметь. Просто иметь и все. Иногда «слушать» – уже достаточная причина.

 

Альбомы покупаются по более сложным принципам, иногда для сетов, чаще – нет. Что-то хочется иметь в твердой копии. Очень люблю хорошие сборники – покупаешь из-за двух-трех вещей, узнаешь много другого и потом иногда годами слушаешь это.

 

Пластинки не вещи, слишком много их не бывает. Так что я очень редко что-то дарю или продаю: только если уж кому-то сильно надо или деньги идут на благотворительность.

 

Не хочу даже обсуждать, что будет, если коллекция пропадет. Скажу, что два раза у меня крали сумку с пластинками. Это стресс на годы. Многое я не могу вернуть и помню об этом. Один раз украли по мелочи, штук 10, но все равно обидно. Один раз «ушло» около 70, и если бы не намеченная в Нью-Йорк поездка, в которой я купил очень много нового, я был бы в печалях дольше. Это кошмар и для коллекционера, и для диджея.

 

В детстве я собирал марки. Но как-то надоело это быстро, что с ними делать? А с пластинками, как оказалось, есть что – начал устраивать домашние вечеринки. А потом и не домашние.

 

Прямо чтобы рыскать в поисках интересных экземпляров – такого у меня нет. Иногда пластинка будто сама прыгает тебе в руку из кучи, это приятно. Иногда надо пойти и порыть эту кучу. В интернете тоже есть всякие секреты и заморочки. Но я все же коллекционер, который коллекцию выгуливает на людях, – я думаю не только о себе, но и о том, сработает ли это на моей аудитории.

 

Я никогда не ищу что-то конкретное, но если вижу то, о чем мечтал, то куплю обязательно. Цена, конечно, имеет значение, но скорее всего все же куплю.

 

Как-то в поездке в Нью-Йорк я в последний день по наводке одного старичка-диджея попал на большой маркет винила на школьном дворе в Бруклине. Все было очень круто, а пластинки в основном стоили сущие гроши – от доллара до пяти. Было множество складов, которые просто сливали старое или ненужное. Диджеи-продавцы параллельно играли сеты, и правило было такое, что любую звучащую пластинку ты можешь подойти и купить. Первый диджей играл хороший фанк, но у меня такого добра много. А вот второй, очень юный, первым делом поставил маленькую голубенькую пластинку, с которой мальчик начал петь «I am an Astronaut». Я бросился к нему и купил ее за $20, не торгуясь.

 

Самые ценные у меня – это, наверное, две пластинки с росписями Red Hot Chili Peppers, два их лучших альбома: «Mother`s Milk» и «Blood Sugar Sex Magik». Оказалось, что вообще-то на автографы эти ребята не очень, спасибо моему другу, который как-то умудрился для меня их добыть.

 

Хвастаться коллекцией не люблю – зачем? Приходят в гости, смотрят, слушают, просят рассказать – это гораздо интереснее, чем хвастовство. Мне приятно, когда кто-то хочет поставить пластинку. Значит, я собираю что-то интересное не только мне.

 

Коллекция винила – это всегда сюрпризы. Когда слушаешь пластинки, то всегда находится что-то, что забыл, не расслушал. А может и не слушал никогда. 

  • Фотографія: Руслан Руль
  • Фотографія: Руслан Руль
  • Фотографія: Руслан Руль
  • Фотографія: Руслан Руль
  • Фотографія: Руслан Руль
  • Фотографія: Руслан Руль

Александр Петренко, собирает винтажную обувь

 

Два года назад я случайно увидел в интернете объявление о продаже пары чудесных кед, которые были сфотографированы под стенкой на стареньком шерстяном ковре. Ковер при этом лежал на древнем лакированном паркете, а рядом торчала ножка стола или стула, которая была погрызена неким домашним питомцем. В общем, кусок детства в одной фотографии.

 

Эти кеды, правда, были другого цвета, чем в мои детские годы, но только такие оказались в моем размере и совершенно не ношеные. Ясное дело, я их приобрел. И в первый же день, когда я их надел и вышел в люди, заметил удивлённо-восторженные взгляды прохожих, плюс куча вопросов от знакомых и друзей. Тут-то я понял, что купил не просто крутые олдскульные кеды, а целую часть истории прошлых лет: глядя на них, люди начали делиться со мной своими историями из детства.

 

У меня в коллекции есть много моделей, которые я бы носил сам, но, к сожалению, не все мне впору. И все равно мне дорога каждая пара из моей коллекции. Хотя иногда я продаю что-то людям. Но в этот момент на самом деле я просто делюсь воспоминаниями в обмен на деньги.

 

Все друзья знают про моё увлечение и иногда делятся информацией о залежах разыскиваемого мною материала. В идеале, конечно, было бы сделать шоурум вещей 70-90-х годов, чтобы была точка сбора для людей в теме, для обмена и пополнения материальных и моральных ценностей.

 

Евгения Таранова, хозяйка магазина Винтаж Экипаж

 

Любовь к винтажу у меня началась в детстве на бабушкином чердаке. Как-то раз я нашла там закрытый чемодан, в котором что-то шуршало и перекатывалось. Не успокоилась, пока не открыла. Тогда и поняла, что старинные вещи меня просто завораживают. Но я не безумный фанат, собираю только то, что мне нравится. Например, сейчас у меня есть небольшая коллекция винтажных сумочек, которой я активно пользуюсь.

 

Кроме того, моя коллекция разнообразных винтажных предметов постоянно обновляется (кроме, конечно, основного, самого любимого костяка). Какие-то вещи я перерастаю, кое-что уходит на подарки близким людям, если я вижу, что эта вещь очень кому-то нужна.

 

Если коллекция вдруг пропадет, то я, конечно, расстроюсь. Но сильно горевать не буду, потому что это станет поводом для новой винтажной охоты. Хотя есть несколько вещей, которые очень дороги мне благодаря воспоминаниям – вот их потеря будет ощутимой. Например, я просто обожаю сумочки, у меня их много, совершенно разных. Без подобных аксессуаров я себя просто не представляю. То же самое относится и к книгам – я собираю издания определенной тематики. Без книг моя жизнь точно потеряет очень важную часть.

 

Когда я нахожу что-то подходящее для коллекции, то чувствую радость от встречи с вещью, которой могу дать новую жизнь и спасти от забвения или даже свалки. А если нет, то не расстраиваюсь, потому что и сам процесс поиска очень интересен.

 

Однажды на Петровке под сильным дождем я увидела висящее на заборе нечто. Перед забором сидела сильно пьющая женщина, продававшая какое-то барахло. Одна сумка обошлась мне в 10 грн, а дома оказалось, что это редкий экземпляр из натуральной замши, с латунным фермуаром – еще довоенных времен. Это была настоящая удача.

 

Но в целом я не гоняюсь за дорогими или брендовыми вещами, поэтому у меня, пожалуй, нет супердорогих вещей. Самые ценные, в основном, достались от бабушки и прабабушки, но есть и несколько любимых сумочек и клатчей, которые нашла сама, ориентируясь исключительно на «нравится-не нравится».

 

Не скажу, что часто, но периодически что-то дарю или нахожу новых хозяев с помощью своей винтажной лавки. Хвастаться не хвастаюсь, но, когда я выхожу куда-то с обалденным винтажным клатчем, все и так интересуются, где взяла.


comments powered by Disqus