13 жовтня 2016

Киевский торг: столичные рынки и барахолки в разные столетия

Узнать больше о месте и горожанах всегда можно на блошином рынке. Зачастую они прячутся в укромных уголках или скверах, а встретить там можно коренных жителей, распродающих свои домашние клады, или коллекционеров, у которых можно выяснить все – от истории города до кондитерской с самыми вкусными пончиками. Барахолки формируются веками и становятся местом культурной силы, о них писали в «Повести временных лет» и рисовали на гравюрах. О том, как культура барахолок формировалась в Киеве, одной из организаторов Кураж Базара Вере Щербаковой рассказали экскурсовод Владислава Осьмак и историк моды Зоя Звиняцковская.

 

 

Владислава Осьмак, экскурсовод

 

Всем известно, что Киев возник как город на перекрестке древних торговых путей «из варяг в греки» и ответвлений Великого шелкового пути. Торговые традиции у нас в крови, а базарничество – такая же неотъемлемая часть настоящей киевской повседневности, как прогулки по Крещатику или сбор каштанов в сентябре.

 

Судя по письменным источникам, частью традиционной культуры базарничества являлись и барахолки, которые были всего лишь частью рынка. Если взглянуть на фото XIX или начала XX века, рассмотреть некоторые гравюры, то можно увидеть, что киевские базары и рынки были чрезвычайно колоритными, каждый – со своими особенностями.

 

Летописи не рассказывают, чем именно торговали на средневековом Бабьем торжке, рыночной площади, которая находилась примерно на пересечении современных улиц Владимирской, Десятинной и Андреевского спуска. Но чем ближе к нашим дням, тем больше информации – и о Ржаном базаре, и о торговле на Контрактовой площади.

 

Например, возле фонтана «Самсон» на Подоле был рынок, о котором горожане говорили: «У льва – печень дешевая». Судя по всему, там было действительно дешево по сравнению с ценами в новом Гостином дворе, построенном в начале XIX века. На раскладках продавали недорогую еду, простенькие сувениры для паломников, мебель и еще много всякой всячины. Базар, где, судя по изображениям, было что-то от барахолки, по выходным располагался и внутри Гостиного двора – это видно, например, на гравюре 1849-го года, которая была выполнена по рисунку художника Михаила Сажина.

 

Рядом находится Контрактовый дом, в котором в течение XIX-XX веков ежегодно проходила знаменитая Контрактовая ярмарка – нечто вроде дворянской биржи плюс оптово-розничная торговля местными и импортными товарами.

  • Торг на Подоле, гравюра с рисунка М.Сажина, 1840г.
    Торг на Подоле, гравюра с рисунка М.Сажина, 1840г.
  • Житний рынок, фото 1870-х годов
    Житний рынок, фото 1870-х годов
  • Житний рынок, фото 1870-х годов
    Житний рынок, фото 1870-х годов
  • Базар возле фонтана «Самсон», фото конца XIX в.
    Базар возле фонтана «Самсон», фото конца XIX в.

После прихода советской власти и изменения экономической политики ярмарка, конечно, прекратила существование. А на прилавках торговых рядов, которые все же оставались неподалеку, время от времени разворачивались стихийные барахолки, где так называемые «бывшие» по дешевке распродавали свое добро, остатки дореволюционных роскоши – меха, ожерелья, фарфор.

 

Еще одно легендарное торговое место Киева появилось немного позже – это так называемый Евбаз, Еврейский базар. Официально он назывался Галицким, по имени площади, на которой располагался. Теперь это площадь Победы. До Второй мировой войны на Евбазе проживало немало евреев, которые держали там палатки с различными сокровищами и торговали, в частности, антикварными книгами. Именно этим Евбаз славился до войны. Во время нацистской оккупации базар был местом, где голодающие горожане обменивали свои вещи на еду – крестьяне привозили туда муку, картофель, овощи. О торговле на этом рынке времен войны интересно рассказывает в своей книге «Шпана с Евбаза» киевский журналист, переводчик и писатель Юрий Чикирисов.

 

Издревле продажей подержанных вещей в Киеве занимались фактически на всех рынках, упорядоченных или стихийных. Торговые точки располагались прямо вдоль тротуаров. Несмотря на тотальное наступление стандартных торговых центров, такие места все еще есть и сегодня. Иногда даже думаешь, что стоило бы взять их под охрану – для сохранения местных традиций и разнообразия.

 

Чего стоит потеря таких мест, к сожалению, понимаешь, только тогда, когда они уже уничтожены. Многие киевляне, к примеру, сейчас жалеют о сносе Сенного рынка. Не в последнюю очередь именно потому, что там был один из самых интересных и колоритных блошиных рынков города. Пожалуй, исчезнет когда-то и последняя традиционная киевская барахолка – легендарная «блошка» на Куреневке. А пока она есть, туда надо ехать: это рай для коллекционеров, декораторов, поклонников винтажа. Не говоря уже о том, что через вещи и рассказы их владельцев можно изучить историю прошлого Киева.

  • Куреневка
    Куреневка
  • Куреневка
    Куреневка
  • Сенной рынок, 1906г.
    Сенной рынок, 1906г.
  • Сенной рынок
    Сенной рынок

Зоя Звиняцковская, историк моды

 

Барахолка – это, прежде всего, игра. Веселая игра, в которую можно играть с друзьями, игра, в которой ценится твое образование, фантазия, уровень креативности и, конечно, твоя удачливость.

 

Я – историк моды, поэтому меня всегда интересовала история вещей, которые я видела на барахолках. В силу многих причин мы имеем очень слабое представление о материальной культуре прошлого, вещи банально не сохраняются, не существует никаких музеев моды и материальной культуры. Часто единственное место, где можно увидеть, потрогать, рассмотреть некоторые вещи – барахолка.

 

На Сенном я провела неисчислимое множество восхитительных уикендов. С начала 90-х и вплоть до его варварского разрушения это было хорошей традицией для определенной части киевлян – богемы, деятелей культуры и искусства. Утро субботы и/или воскресенья, зимой и летом – это поход на Сенной. Часто идешь, а навстречу тебе знакомый художник или музыкант, который уже обошел круг, и он говорит – вон там в четвертом ряду у бабушки есть туфли, отличные, твой размер, иди глянь, я их заметил, но мне не надо, а пропадут – жалко.

 

К сожалению, барахолки в том виде, в котором они существовали в нулевые, умерли естественным путем. Гибель Сенного была, скорее, поводом, а не причиной. Те старые барахолки были полны драгоценными сокровищами, которые извергли старые бабушкины сундуки. Все, что лежало «с войны», остатки от заграничных посылок 80-х, бывало, дореволюционные вещи – потрясающая экзотика. Но 20-летнее извержение закончилось, всему есть предел.

 

Сегодня барахолки – это либо совсем уж мусор, либо просто ношеные вещи, иногда очень клевые. Но у нас нет глубины культурного слоя, нет смысла надеяться найти на барахолке, к примеру, веер 20-х годов прошлого века. Зато все больше авторских вещей, интересных и оригинальных. Наши барахолки дрейфуют к крафту. Прямо метафора выходит – у нас не слишком-то много прошлого, зато, кажется, появляется будущее.


comments powered by Disqus