24 грудня 2015

Между шароварами и шароварщиной: как и чем живет хор имени Веревки

Недавно в Киеве прошел концерт Национального заслуженного академического украинского народного хора им. Веревки. Platfor.ma побывала на этом выступлении и поговорила с руководителями коллектива на его репетиции, чтобы выяснить, в чем же разница между шароварами и шароварщиной.

 

 

Утро понедельника. Я захожу в здание на бульваре Шевченко, где назначена репетиция и встреча с руководством коллектива. Фасад дома довольно эклектично украшен зеркальными окнами и этнической мозаикой.

 

В большом зале все готово к официальному интервью с руководителем всемирно известного хора им. Веревки – Анатолием Авдиевским. Пришли, правда, всего два журналиста – я и девушка из газеты «Хрещатик». Пока мы ждем, я осматриваюсь – вокруг довольно много фотографий. Большая часть из них – с самим Авдиевским, в том числе два его снимка со вторым президентом Леонидом Кучмой. На вышитом рушнике под стеклом лежит посмертная глиняная маска Григория Веревки. Именно он в 1943 основал Украинский государственный народный хор, который после смерти создателя стал им. Веревки.

 

 

С концертами легендарного коллектива я знакома с детства. Моя семья посещала их выступления регулярно, иногда с ними ходила и я. В частности, с дедушкой, который уважал и ценил народную музыку. Кажется, чуть ли не больше нее он ценил директора хора Анатолия Авдиевского, которого уже тогда, два десятка лет назад, именовали не иначе как легендарным дирижером, композитором и педагогом. Руководить хором он начал в 33 года – сразу после смерти основателя коллектива. Сейчас ему 82.

 

Анатолий Авдиевский чинно заходит в кабинет и садится в кожаное кресло. Среди современных деятелей культуры к маститым институциям вроде хора Веревки и ансамбля Вирского принято относиться со скепсисом. Поэтому я начинаю задавать вопросы относительно того, как культура представляет Украину на международном уровне, чтобы узнать мнение мэтра о современном контексте.

 

 

– Кто вам импонирует из актуальных представителей украинской культуры?

 

– У Украины большие возможности. Много академий искусств – Киевская, Львовская, Одесская, где готовят специалистов высокого уровня. Там работают значимые для всего мира музыканты и педагоги. Есть известный ансамбль имени Павла Вирского, который объездил весь мир, и есть наш хор Веревки. Наши песни, танцы и музыка невероятно популярны во всем мире, – заверяет Анатолий Авдиевский. – Вспомним хотя бы тот факт, что в 1918 году по предложению Симона Петлюры была сформирована капелла под руководством Александра Кошицы. Она дважды объездила всю Европу и получила непревзойденные рецензии!

 

Говорит мэтр убедительно и взвешенно. В этот момент хочется соглашаться с ним во всем.

 

– Кстати, через пару месяцев будет 50 лет, как я руковожу этим коллективом, – тем временем продолжает канву великих событий Анатолий Авдиевский.

 

– А если говорить о более современных частных инициативах? Возьмем, к примеру, театр «Дах» или балет The Great Gatsby, – пытаюсь вернуть диалог в менее эпохальное русло.

 

– Я приверженец традиционного, – отрицательно качает головой руководитель главного хора страны.

 

– Но ведь у каждого проекта своя ниша и многих из перечисленных мною высоко ценят в мире.

 

– Безусловно, однако весь мир поддерживает классическую культуру и народную традиционную культуру, потому что она питает первую. Я считаю, что у The Beatles было национальное лицо, потому что их музыка пропитана английской песенной культурой.

 

– А что для вас показатель высокого уровня культуры?

 

– Как говорил Николай Васильевич Гоголь, а лучше его не скажешь: «Украинский народ существует с глубины веков благодаря народной песне», – один мэтр с выражением процитировал другого. – А в народной культуре проявляется черты народа – доброта, например. Украинский язык будет объединяющим началом, а песня таит в себе все это с музыкой.

Наш диалог прерывает журналистка газеты «Хрещатик». Она интересуется, что нового будет на концерте ко дню святого Николая. Анатолий Тимофеевич отвечает, что относится к празднику с огромнейшей симпатией. А нового среди старого, оказывается, можно найти немало. По словам Анатолия Авдиевского, на полках Академии наук хранится примерно 300 тыс. украинских песен, записанных с XIX века в различных экспедициях.

 

Интервью заканчивается, и мы идем в зал для тренировок. Душно и жарко. Девушки в шерстяных платках и национальных костюмах изнемогают от жары, но под строгими взглядами начальства все соглашаются, что искусство требует жертв.

 

В перерыве мы общаемся с главным балетмейстером коллектива Валерием Шкориненко. Он сетует, что раньше приток новых детей в балет был постоянным и обильным. Сейчас аматорских танцевальных коллективов почти не осталось, и людей брать неоткуда. Впрочем, проблемы у балета не только с этим.

 

– Недавно мы должны были выступать на правительственных концертах и нам сказали, что так как мы идем в Европу, нам не нужна шароварщина. Так вот, я слабо понимаю, что это, – разводит руками Валерий Шкориненко. – Это что-то жлобское, плохое и кричащее. Если мы танцуем и не «доделываем», то это смешно, если «переделываем» – пошло. Но сейчас получается, что если мы танцуем в шароварах, то это в любом случае шароварщина.

 

Скорбь балетмейстера такая искренняя, что нам с коллегой из «Хрещатика» тоже становится невесело. Решаюсь спросить о перспективах.

 

– Какие вы знаете примеры развития подобных коллективов?

 

– В Амстердаме есть ансамбль национального танца – он поддерживается государством и меценатами. Они много ездят, выступают, ставят масштабные программы. К этому и хочется прийти. Но даже чтобы обшить костюмами нашу труппу… Вот спросите меня, когда последний раз шились костюмы.

 

– Когда последний раз шились костюмы?

 

– Давно, – вздыхает Валерий Шкориненко.

 

 

Через неделю я прихожу на концерт хора Веревки. «Талантливые артисты хоровых, оркестровых и танцевальных групп полноценно воссоздадут неповторимые танцевальные и вокально-музыкальные народные традиции культуры абсолютно всех регионов страны», – обещает анонс мероприятия. Но зал Международного центра культуры и искусств не заполнен, несмотря на недорогие билеты – 80 грн. Я оглядываюсь и чувствую себя самой молодой среди собравшийся публики. На сцену выбегают артисты в народных костюмах. Концерт тематический – в честь дня святого Николая, поэтому на сцене человек в костюме козы и плюшевой маске, которая напоминает плохой утренник.

 

Впрочем, многие номера действительно захватывают. Зал вдохновенно подпевает «Щедрику» и традиционно встает на «Реве та стогне Днiпр широкий». Женщина по соседству со мной даже утирает слезы от избытка эмоций. В какой-то момент я и сама начинаю подпевать. Когда вся мощь коллектива из сотни человек сконцентрирована на небольшом пятачке сцены – это действительно впечатляет. Люди на сцене и за кулисами явно искренне верят в то, что делают.

 

И на какое-то мгновение мне кажется, что Национальному заслуженному академическому украинскому народному хору им. Г.Г. Веревки все же удалось найти эту тонкую грань между шароварщиной и шароварами.

 

Фото – Андрей Бычковский.


comments powered by Disqus