29 лютого 2016

Валерий Калныш: «Радио “Вести” для тех, кого интересуют серьезные новости, а не гоп-ца-ца»

С 1-го марта радио «Вести» начнет работать без главного редактора. Об этом на лекции в Украинском католическом университете рассказал нынешний руководитель станции Валерий Калныш. Platfor.ma записала самые интересные высказывания уходящего главреда одной из главных разговорных радиоточек страны о рейтингах звездных ведущих, настойчивых звонках безумцев и том, почему люди до сих пор слушают радио.

 

 

 

Радио «Вести» – это украинское медиа про Украину. Но это совсем не значит, что мы говорим о нашей стране и правительстве только хорошее. Мы сообщаем то же самое, что и другие объективные СМИ. Радио «Вести» – не филиал какого-то государства или русского мира с его идеологией – мы просто говорим на русском языке, как и половина страны.

 

Так получается, что русскоязычный контент слушается лучше, чем украинский. Не знаю, в чем дело. Новости, к примеру, воспринимаются нормально и на украинском языке, а вот большие дискуссии – не особо. При этом такая ситуация не только на радио и не только радио «Вести». Та же история в печатной продукции – у русскоязычных изданий цитируемость и тиражи всегда были больше.

 

Ни одно украинское электронное СМИ не живет за счет того, что зарабатывает. У нас есть заемные деньги, холдинг «Вести» и инвесторы, которые вкладывают в этот продукт. Мы пытаемся сократить разницу между заёмным и заработанным деньгами – продаем рекламу, например. Но у нас есть принципы, так что во время избирательной компании мы не рассказываем о кандидатах за деньги. Лучше мы сделаем отдельный выпуск, предупредив слушателя о том, что это политическая реклама. Мы равноудалены от любых политических сил.

 

«Мы не могли предложить пенсионерам Porsche Cayenne»

Речь о разговорном радио зашла ещё лет 5-6 назад. Хотя сперва мы думали, что людям будет не очень интересно слушать разговоры – все ведь и так перенасыщены политикой, экономикой, всеми этими новостями, которые льются из телевизора и монитора.

 

Как оказалось, в Украине этот сегмент рынка – непаханое поле. Так что сегодня мы пришли к тому, что среднее прослушивание радио «Вести» - 2 часа 15 минут. Представьте себе: люди 2 часа 15 минут слушают радио. Такого себе не могут позволить даже музыкальные радиостанции. И я, кстати, тоже. 

 

Наша аудитория – это люди лет 35, среднего класса, у которых есть автомобили, а доход чуть выше среднего.

 

Радио «Вести» для тех, кого интересуют серьезные новости, а не гоп-ца-ца. Это люди, которые в состоянии давать рекламу на радио и ради которых на нашу станцию приходит рекламодатель.

 

Как только мы открыли радиостанцию, к нам перешла часть аудитория с радио «Эра» – в основном люди преклонного возраста. Мы ощутили, что у нас выросла слушаемость, но мы ничего не могли сделать с этой аудиторией. Скажу с долей цинизма, что радио - это всё-таки бизнес-проект, цель которого зарабатывать деньги.  Эту аудиторию мы не могли монетизировать, мы не могли предложить ей Porsche Cayenne и квартиру в столичном комплексе. Чтоб подправлять аудиторию, мы начали давать больше экономических и политических новостей. Разумеется, мы потеряли в слушаемости, так как пенсионеры посчитали, что тут нет ничего особо интересного для них и можно опять переходить на радио «Эра». Мораль такова, что нельзя работать на всех и для всех. Смысл бизнес-проекта не в том, чтобы сделать так, чтобы тебя смотрели и слушали всё. Главное, чтоб тебя смотрели и слушали все, кто тебе нужен. И мы с этой задачей справляемся.

 

 

Звездные голоса

Люди, которые хотят вписаться в историю разговорного радио, должны быть не просто говорящей головой перед микрофоном. Наша радиостанция смогла собрать звездный состав ведущих – Василиса Фролова, Павел Шеремет, Андрей Куликов, Микола Вересень. С ними трудно, потому что это профессионалы с устоявшимися взглядами: и жизненными, и бытовыми. Уживаться всем вместе непросто, бывают проблемы. Даже два медведя в берлоге не уживаются, а тут их значительно больше.

 

Отдельные пики в рейтинге дают знаковые ведущие, интересные личности. У Павла Шеремета в выходные дни показатели зашкаливают. Казалось бы, люди в выходные должны заниматься совсем другим, но они внимательно слушают Шеремета. Андрея Куликова тоже слушают отлично, хотя он выступает не в том амплуа, в котором мы привыкли его видеть. У нас он музыкальный критик – рассказывает про актуальную украинскую рок-музыку.

 

Матвей Ганапольский – звезда большой величины. Он вел у нас три рейтинговые программы. В частности, утреннее шоу. К слову, готовится такое шоу еще с вечера. Группа, которая над ним работает, пишет накануне несколько сюжетов, исходя из того, что у нас 3 часа. В среднем у нас шесть тем за утро, но с Матвеем Юрьевичем Ганапольским можно было оставить одну и говорить всё утро. Это было не всегда хорошо, но всегда ярко.

 

Ганапольский ушел, по его словам, потому что достиг своего творческого потолка. Я это понимаю и принимаю. Возможно, у него были и какие-то материальные нюансы, я не знаю. К счастью, я себя всё время максимально ограждаю от финансовых вопросов.

 

С первого марта я уже официально не буду главным редактором радио «Вести». Я очень долго мечтал о том, чтобы работать на такой разговорной радиостанции. Мечта осуществилась, я даже побыл редактором два года. Теперь могу со спокойной душой поставить звездочку на фюзеляже.

 

Я ухожу с поста главного редактора в первую очередь из-за обязательств перед семьей. У меня больше 10 лет в режиме – утром встал и пошел, пришел ночью. Теперь есть желание заняться сугубо творчеством.

 

Как создается магия радио

Мы всегда честно играем с аудиторией – делаем анонсы и рассказываем, что будет в ближайшие 15 минут. Так люди могут планировать своё время и понимать – интересно им будет слушать или нет. Радио работает четвертями по 15 минут. Ещё мы используем термин «крылья» – это когда минутная стрелка на 15 и 45 минутах. А «горох» – это маленькая программа от 40 секунд до 2,5 минуты. Они разбросаны по всему эфиру, чтоб переключить внимание с серьезных новостей, разрядить обстановку и дать новые знания.

 

Сюжеты формируются по такому же принципу, что и в печатных изданиях – три предложения – синхрон, три предложения – синхрон. Так же, как в заметках, где вы пишете своё мнение и используете цитаты. Синхроны не должны быть больше 35 секунд. Чем они меньше, тем лучше. Потому что иногда, когда цитата слишком длинная, слушателю очень хочется переключить.

 

«Хэды» – это новости в крыльях. Мы берем цитату ньюсмейкеров, сказанные в любом медиа, их же голосом. Ставим синхрон и даём два предложения. Как-то я поставил в хэд цитату Юрия Луценко о том, что у него заканчиваются картинки с кроликами, поэтому он думает об изменении формата правительства. Разумеется, это он шутил, о чём и сказал в конце фразы. Но мы фразу про шутку обрезали. Когда я услышал, как это звучит в эфире, побежал возвращать часть про шутку, потому что люди в самом деле могли бы подумать, что политик думает об отставке правительства из-за картинок с кроликами.

 

Манипулировать на радио очень легко – не дать каких-то два слова или вырезать их, скомпоновав удобным способом. Мы этим не занимаемся. Я призываю вас не играться с этим и относится к цитатам с трепетом.  Как в документальной фотографии Photoshop – это плохо, так же на радио недопустимо всячески манипулировать со звуком.

 

 

Музыкальное оформление на радио критически важно даже для разговорной радиостанции. Как-то у нас были проблемы со звуком и ведущие читали новости в глухой тишине. Ощущение было не из приятных.  Музыкальный фон формируют специально обученные люди. Тут стоит исходить из того, чтоб звуки были узнаваемы, но не раздражали и не отвлекали внимание от текста. К слову, на каждой приличной радиостанции есть человек, который занимается постановкой голоса, речи и дыхания. Этот человек невидим, но незаменим.

 

Практика показала, что больше трех часов журналисту не стоит быть в прямом эфире. Люди устают, начинают заговариваться, а дикция плавает. Хотя это правило не работает по отношению к Ксении Турковой. Мы над ней издеваемся так, что она в эфире 13 до 17.

 

200 звонков и один от Неадеквата Неадекватченко

Мы работаем для людей, поэтому поднимаем темы, которые близки нашей аудитории. А аудитория всегда откликается на тему о зоне вооруженного конфликта, новой волне мобилизации, детях, росте цен, экономике, политике и декоммунизации. О последней люди готовы говорить хоть в 11 вечера.

 

Мы понимаем, что наше дело – не только сообщать новости, но и максимально включить аудиторию и людей в оценку восприятия и выражения своего отношения к фактам, что они услышали.

 

У нас есть шесть телефонных линий, куда могут звонить люди. На мониторе загорается номер телефона и лампочка – зеленая или красная. Красная – это те, кто только и делают, что звонят на радио «Вести». Зеленая – если человек звонит впервые за всё время или за сутки.  Есть один персонаж, которого мы назвали Неадекват Неадекватченко. Мы его стараемся не выводить в эфир, потому что уж очень часто он звонит. Иногда бывает, включаем шутки ради, если совсем грустно. Когда кто-то слышит других умных людей, то всегда хочет с ними поговорить – и иногда это мнение оправданное и здравое. Но никто не застрахован от глупых звонков.

 

За день у нас может быть порядка 200 звонков – людям надо поговорить, высказаться. Мы, конечно, не просто свободные уши, чтобы люди могли выговориться и закрыть гештальт, но эта функция тоже присутствует.


comments powered by Disqus