18 липня 2014

Искусство помнить: что не даст забыть о погибших солдатах

Герои не умирают - их документируют в кино. Группа украинских энтузиастов взялась за новый проект – это будет серия коротких фильмов о погибших солдатах украинской армии. Автор идеи – молодой режиссёр Алексей Котик, который занимался телевизионными и социальными проектами в Украине и даже Индии. Platfor.ma узнала у него, какими будут новые истории, кому они нужны и почему деньги снова решают всё.


  

Когда закончились ужасы Майдана, народ массово начал спекулировать на смертях людей, которые отдали жизнь за Украину. Небесная сотня превратилась в тренд, масс-медиа ужасно заездили это словосочетание. 

 

Меня до глубины души возмутило то, что людей просто превратили в статистику. Никто же не назовет и пяти-шести имён и не скажет, откуда были эти ребята.

 

Я решил обратить безликие цифры в личности, в лица людей. Появилась мысль с помощью их близких создать словесный портрет, который бы стал архивом для следующих поколений. Возможно, это будет важно лет через 50 или 100, когда станут известны факты, о которых мы не знаем сейчас. Ведь архивы велись во время всех воен. Не всегда это было видео, но людей всегда вспоминали и помнили.

 

Майдан vs АТО

 

Алексей Котик

Со временем проект приобретает совсем другую форму. Когда я только вынашивал идею, военные действия ещё толком не начались. А потом 95-й корпус отправили, чтобы усилить границы. В первые же дни операции некоторые ребята по халатности руководства попали в засаду. Их всех до одного расстреляли. Я не хочу, чтоб об этом забыли. Потом покосило ещё больше наших ребят – сейчас официальные цифры превысили две сотни смертей. Я начал всерьёз задумываться о том, чтобы не трогать людей на Майдане, а сосредоточиться на АТО.

 

 

Часто сталкиваюсь с мнением, что военные умирают – и это нормально. Мол, на то они и военные. А вот люди на Майдане – настоящие герои. Я так не считаю. Независимо от того, кем ты работаешь, расстаться с жизнью, тем более ради такой высокой цели – это огромный подвиг. В основном это были молодые ребята – от 19 до 25 лет. Они не меньшие герои, нежели те, кто был на Майдане.

 

 

Слёзы умиления

Скажу честно: перед каждым выездом к родственникам, перед каждым звонком у меня дрожат руки. Но те, кто уже дал согласие – а это пока 7 семей – очень открыты к общению. Обидно, что единственное внимание, которое есть у них сейчас – это лайки в социальных сетях и навязчивые звонки от журналистов. А с ними нужно просто говорить. Когда мы приезжаем, они не отпускают нас часами. Главное, что их посыл совпадает с моим желанием – все мы хотим, чтобы об этих ребятах узнали.

 

С одной стороны, мы никуда не торопимся, но с другой – боимся опоздать. Наш психолог говорит, что есть четыре стадии переживания горя: отрицание, ненависть, желание делиться информацией и наконец отторжение. Если мы не успеем до наступления последней стадии, то может быть поздно.

 

Мы будем бороться за правду. Люди будут настоящими, их эмоции будут настоящими, их слова тоже будут настоящими. Для меня важно вытащить человека на откровенный разговор, добиться от него воспоминаний. Я бы хотел перевести это из ракурса восприятия трагедии в ракурс восприятия неизбежности. Человека уже нет, он совершил подвиг – это факт. И его нужно донести до масс. Хотелось бы, чтобы человека вспомнили за моменты, которые делали его особенным: кто-то манку не любит, кто-то ногти длинные не любит, а кто-то любит мультики смотреть по вечерам. Без слез этого слушать нельзя – но уже не от горя, а от умиления.

 

Деньги – наше всё

Когда я озвучил идею в Facebook и Twitter, то даже не ожидал, что меня поддержит такое количество людей. Конечно, я надеялся, что когда-нибудь дело дойдёт до реализации, но на то, что так быстро запустится паровоз, который уже нельзя остановить – нет.

 

Пока в нашей команде с десяток человек, которые помогают силами, временем, техникой абсолютно бесплатно и на голом патриотизме. Я очень надеюсь, что появится финансирование, и я смогу набрать полноценный коллектив. Чтобы работа пошла нормально, нам нужно увеличить штат хотя бы в три раза.

 

Сейчас всё зависит от денег – и то, как долго мы будем снимать фильмы, и то, как качественно. Пока мы все делаем со своего кармана. Есть несколько людей из бизнес-сектора, которые хотят помочь неофициально. Но опять же – из-за происходящего в стране они не совсем оперируют своими активами. Пока есть большие проблемы с обналичиванием больших сумм или переводом средств, мы этой помощи не почувствуем. Но я уверен, что деньги будут. Как говорит одна умная книжка: «Когда начинаешь делать что-то полезное, вся планета тебе помогает».

 

Сегодня проект находится на подготовительном этапе. Скажу по опыту – он зачастую занимает в три раза больше времени, чем сами съемки. Это встречи с людьми, подготовка локаций, точный план, логистика – нужно учесть все организационные проекты. Потом достаточно хлопнуть в ладоши – и всё начинает работать.

 

Для детей и внуков

Если бы этот проект не начал делать я, его бы начал делать кто-то другой. Возможно, кто-то уже этим занимается – не один я такой гениальный. Я даже не против объединить всё воедино – лишь бы получилось.

 

Это важно не столько для людей, которые будут смотреть это сейчас, сколько для тех, кто будет смотреть это потом. Я вообще не ориентируюсь на тех, кто живет сейчас.

 

Меня разочаровывает Украина и люди, которые меня окружают. Крик о том, что нация проснулась – это крик в никуда. Я не вижу проснувшейся нации.

 

Новости о футбольном матче и о поражении наших войск распространяются в соцсетях с одинаковой скоростью. Это превратилось в бытовую процедуру: проснулся с утра – репост записи с котиками, два лайка про футбол, один про войну и еще какой-нибудь селфи со вчерашней вечеринки. Я вообще не понимаю, как можно ездить на шашлыки, когда в 200-300 километрах от этого места гибнут люди. Или как можно пойти на дискотеку за 150 грн вместо того, чтобы отдать эти деньги в один из миллионов фондов, которые пытаются помочь военным. Дабы исповедовать то, что проповедую я все свободное время стараюсь посвятить тому, чтобы быть чем-то полезным.

 

Может, когда-нибудь кого-то заденет, что в этот момент он был на шашлыках или на дискотеке. А не собирал коробку с печеньками и теплыми носками для этих ребят.


comments powered by Disqus