1 вересня 2016

Дзен-код: как энтузиаст уже 20 лет оригинально преподает информатику в своей школе

Компьютеры серьезно влияют на жизнь большинства современных людей. Но при этом информатику и компьютерные системы в нашей стране зачастую учат на устаревшем оборудовании по методичкам многолетней давности. Успешный проектный менеджер Таня Эндшпиль однажды приняла решение применить собственные знания с пользой для детей – и пошла преподавать информатику в школе. После года с учениками она решила выяснить, какие люди рассказывали о компьютерах, когда они были еще экзотикой. Для Platfor.ma она поговорила с основателем существующей с 1996 «Гражданской школы хэкеров» Ильей Васильевым о том, как дзен-буддизм помогает в обучении и почему сейчас он бы не стал создавать свое заведение.

 

Фотографія: giphy.com 

Сейчас на каждом шагу открываются компьютерные школы и курсы, под рукой гаджеты и доступ к информации со всего мира, а многие вещи кажутся привычными. Но так было не всегда. Компьютер и мобильный телефон, без которых мы не представляем свою сегодняшнюю жизнь, еще 20 лет назад были экзотикой.

 

Как-то таксист рассказал мне, о том, что учился информатике на картонном компьютере, сделанном из коробки от телевизора – такие стояли в школьном кабинете. Ученики просто должны были выучить все комбинации клавиш картонной клавиатуры и знать, за что они отвечают. Настоящий компьютер был только один – учительский. Когда ученик сдавал теорию на отлично, ему разрешали нажать реальные клавиши.

 

Даже в наше время во многих школах дети исписывают тетради информацией о истории развития компьютерной техники, видах программного обеспечения и вирусах, не понимая того, о чем пишут. Им показывают картинки и презентации с устаревшими комплектующими, а к компьютерам допускают лишь изредка, да и то – для выполнения элементарных практических работ. Даже в Киеве есть школы, в которых только один компьютерный класс, а компьютеры 2006 года выпуска считаются новыми. Так далеко ли мы ушли от 90-х годов?

 

Мне уже давно хотелось познакомиться с теми, кто продвигал прогрессивные идеи в самом начале всеобщей компьютеризации. Я решила сделать серию интервью с учителями и инженерами, которые стояли у истоков рождения предмета информатики.

 

Как-то раз мой друг прислал ссылку на фотографии компьютерного класса из 90-х. На доске мелом было написано: «Гражданская школа хэкеров». Чем больше я искала информацию об этой школе, тем больше мне хотелось взять интервью у ее основателя Ильи Васильева, известного в компьютерном сообществе как Арви Хэкер. Хиппи, дзен-буддист, он одним из первых начал применять краудфандинг для образовательных целей, организовал хакерский фестиваль «Спрыг», а первая на постсоветском пространстве компьютерная школа и сейчас уникальна из-за присутствия морально-этической составляющей знаний.

 

Философия школы сформулирована в двух абзацах: «Мы утверждаем, что изучение компьютеров, операционных систем, языков программирования, сетевых технологий и т.д. является не преступлением, а достойным хобби и благородным образом жизни. Таким же, каким являются более древние дзенские виды искусств — каратэ-до, оригами, икебана и т.д. Изучение компьютеров и языков программирования в нашей школе сопряжено с изучением хэкерской этики и культуры, философии и истории, идей Ричарда Столмана, судьбы Кевина Митника и т.п. Также наши убеждения заключаются в том, что хэкеры являются полноправными гражданами своей страны и, подчиняясь действующему законодательству, обладают всеми правами, которыми обладают граждане нашей страны».

 

Мне повезло. Илья Васильев нашелся и согласился ответить на мои вопросы.

 

 

– Часто ли вспоминаете детство, чем вы восторгались и что ненавидели?

 

– Часто. Понимание того, как именно мне удалось достичь мастерства, помогает вести к мастерству моих учеников. Мне нравились компьютеры, астрономия и космонавтика. Ненавидел мало что. Ну, разве что тупость некоторых людишек. Обычно если человек глуп и не проявлял интереса к развитию своего ума, я просто переставал с такими идиотами общаться.

 

– Когда вы начали программировать, это была экзотика. Как вы решили связать свою жизнь с этой сферой?

 

– Попробовал, понравилось. Оказалось интересным, увлекло. Другие вещи так сильно не увлекают, там нужна компания, какая-то поддержка. Образование в области компьютеров я получал самостоятельно. Тогда мало где этому учили. Потом подкреплял в смежных областях — на физфаке и мехмате МГУ.

 

– Идея «Гражданской школы хэкеров» была очень прогрессивна. Как возникла идея?

 

– Мне понравилось, как устроены школы боевых искусств. Атмосфера взаимопомощи, удобные залы для занятий, единая образовательная программа. И я решил, что что-то подобное обязательно должно быть у хэкерского сообщества.

 

Когда в августе 1996 года ребята в Симеизе попросили меня обучить их хэкерству, я подумал и согласился. Так как школы до этого не было, всё пришлось создавать мне самому, с нуля.

 

Вдохновляет, что теперь разработки школы, основанные на дзен-буддизме, активно используются хэкерским сообществом. Например, весной 1997 года я провёл первый Hacking Run, адаптировав к хэкерству древнюю буддисткую технику сэссинов (ретритов). Теперь хакатоны проводят не только небольшие хэкерские группы, но даже такие компании, как Google и Microsoft.

 

Также на Chaos Computer Camp в Германии я делал презентацию, где рассказал про наш хэкерский центр в Москве. Теперь Hackspace появились по всему миру. Скопировав у тех, кто скопировал у меня.

 

А идею хэкерского периода практики (ближайший начнётся в сентябре) я применил совсем недавно, это ещё не украли. Это пошло из древних монастырей Индии, когда в сезон дождей было невозможно странствовать и буддистские монахи собирались под одной крышей, чтобы делиться опытом и учиться у лучших.

 

– Сколько существует ваша школа?

 

– Школа существует уже почти 20 лет, поскольку была основана 9 декабря 1996 года. С 1 по 9 сентября этого 2016 года будет очередной набор. 9 декабря отметим 20-летие. Собственно, наблюдение за тем, что мои ученики достигают явных успехов в программировании и хэкерстве и подвигло меня на основание своей школы. Была бы создана школа кем-либо другим до меня – с удовольствием бы к ней присоединился. Но пришлось создавать самому.

 

– Что вас вдохновляло на создание заданий?

 

– Дзен-буддизм — то же, что вдохновляло создателей школ более древних боевых искусств. По мере строительства школы я занялся медитацией и сейчас черпаю вдохновение напрямую.

– Где вы брали методический материал и с какими трудностями столкнулись при реализации идей?

 

– Методический материал пришлось разрабатывать с нуля, учитывая то, что помогало мне изучать компьютеры в своё время. Были неплохие образовательные статьи в журналах «Техника-молодёжи», «Наука и жизнь». Множество учебного материала нашлось в компьютерном подполье. Эпоха BBS и Fidonet помогала распространять эти материалы. Вообще, эра компьютеризации СССР дала множество талантов и энтузиастов.

 

«Область дисциплин» я делю на сцены и жанры. Сцены задаются оборудованием (например, сцена iPhone или сцена Java). Жанры задаются человеческими склонностями. Например, компьютерная безопасность, свободное ПО или ASCII-арт.

 

Кстати, всем хэкерам (особенно тем, кто работает в жанре компьютерной графики) рекомендую курс аналитической геометрии. Если нет возможности в высшем учебном заведении — просто купить учебник и прочитать. Очень полезно.

 

– Если бы вы школу создавали сейчас, какой бы вы ее делали?

 

– Сейчас, зная, что это такое, я бы не стал создавать школу. Невероятно много труда по борьбе с невежеством, который в России не окупается. Очень много нервов расходуется. Помимо изучения компьютеров и помощи в этом другим хэкерам, приходится иметь дело с застарелыми проблемами и в человеческих головах, и в социуме. Я даже не представлял, насколько много дурных идей было кем-нибудь когда-то выдвинуто или возникло в результате недопонимания. И насколько крепко идиотизм иногда сидит в людских головах. Но раз уж и я был таким дураком, что взялся за настолько глобальный проект, почему бы не продолжать делать своё дело?

 

Такие вещи существуют достаточно просто. Кто-то видит идею и говорит — делаем школу хэкеров. Остальные либо приходят и помогают её строить, либо валяют дурака. С 1996 года идёт процесс строительства. Уже много известно на этом пути, с какими сложностями сталкивается учитель, ученики — и как их решать. Это примерно, как есть такая наука — математика. И можно либо изучать её и стать математиком, либо посвятить свою жизнь чему-нибудь другому.

 

– Сколько человек в классе?

 

– Бывает по-разному. Всё фиксируется в последний день записи — потом класс ведётся для тех, кто записался. А возраст учеников любой. Минимальный возраст кандидата был 12 лет, а максимальный — больше 60.

 

Лучше всего сразу в детском саду давать конструкторы Лего — обращая внимание на тех детей, у которых ручки тянутся к программированию и поддерживая их интерес. Но пока в России я не нашёл воспитателей, которым это было бы интересно.

 

– Что для вас означает быть учителем?

 

Когда начинающий сидит за компьютером и пытается написать свою программу, первый порыв — отодвинуть дурака от клавиатуры и быстренько набить красивый текст, который делает в точности то, что нужно. Сэкономить машинное время, которое во времена моего детства было ой каким дорогим! Вот быть учителем — это остановить себя и терпеливо взирать на попытки ученика, немного его подбадривая и давая решить задачку самому. Задача решается медленней, но цель учителя — воспитать ученика, а не написать программу.

 

– Что вдохновляет идти дальше?

 

– Вдохновляет момент, когда у учеников всё хорошо. И когда им удаётся то, о чём раньше они даже боялись задуматься.


comments powered by Disqus